2019-11-26T17:20:53+03:00
КП Беларусь

«14 лет ждали наказания преступников»: скоро поступит в прокуратуру дело о самом массовом убийстве в истории страны

Пятеро обвиняемых 11 лет назад были оправданы, но если сейчас их вину докажут - грозит суровое наказание. Родственники шестерых жертв ждали долгие годы
Поделиться:
Родственники убитых - Игорь Суша (слева) и Павел Пивоваров - хотят, чтобы виновных наказалиРодственники убитых - Игорь Суша (слева) и Павел Пивоваров - хотят, чтобы виновных наказалиФото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Жестокое убийство семьи из шести человек произошло 14 лет назад. Ночью 1 июня 2005 года в деревне Большая Мощаница Могилевской области была убита 48-летняя Анна Суша, ее 53-летний сожитель Федор Тельмаков, 27-летняя дочка Анны Инна Пивоварова с 22-летним сожителем Андреем Леончиком и двое детей, 7-летний Дима и 6-летняя Наташа Пивоваровы. Многочисленные удары жертвам наносили руками, ногами и разными предметами преимущественно по голове, шее, туловищу. Инна Пивоварова и Федор Тельмаков после избиений были задушены. Это единственное преступление в истории независимой Беларуси, когда было убито сразу шесть человек.

В доме, где убили семью из шести человек, в октябре этого года произошел пожар. Фото: mogilev.online

В доме, где убили семью из шести человек, в октябре этого года произошел пожар. Фото: mogilev.online

Прокурор потребовал для двоих обвиняемых расстрел, для троих – пожизненное

Семья успела пожить в Большой Мощанице только три дня, накануне они переехали из Белыничей. В райцентре семья продала квартиру из-за того, что нечем было платить коммунальные платежи, и купили домик в деревне.

Преступление сразу стало резонансным. Той же ночью в деревню приехал прокурор Могилевской области, следователи из областной, а затем - и Генеральной прокуратуры. Подозреваемых задержали в течение первых суток расследования, 2 июня.

Внимание следствия привлекли местные парни Павел Павлюченко, Сергей Юшкевич, Николай Ракутин, Геннадий Соловьев, Александр Клебча. Один из них в присутствии своего отца назвал оперативникам всех своих подельников-односельчан и детали преступления.

Тогда подозреваемым было от 18 до 24 лет. Трое из них учились в ПТУ, двое работали на местных предприятиях. Соловьев, Ракутин и Юшкевич были одноклассниками. Через некоторое время всем пятерым парням предъявили обвинение в убийстве.

Одна из шести убитых - 27-летняя Инна Пивоварова. Фото: из архива героев публикации

Одна из шести убитых - 27-летняя Инна Пивоварова. Фото: из архива героев публикации

По версии следствия на тот момент, Павел Павлюченко узнал, что семья продала квартиру, и решил, что в доме хранится крупная сумма денег. Он предложил сначала одному, а затем и остальным своим знакомым односельчанам наведаться в гости к новоселам: напоить хозяев и, когда они уснут, забрать деньги. Но все пошло не по плану: в результате после ссоры парни напали на семью и убили всех шестерых, включая детей. А потом забрали 1100 долларов, велосипед и скрылись.

48-летняя Анна Суша вместе с семьей переехала в Большую Мощаницу за три дня до трагедии. Фото: из архива героев публикации

48-летняя Анна Суша вместе с семьей переехала в Большую Мощаницу за три дня до трагедии. Фото: из архива героев публикации

Рассмотрение дела в суде началось в 2007 году. Прокурор потребовал для двоих обвиняемых расстрел, для троих - пожизненное заключение. Суд решил иначе: 2 ноября 2007 года был вынесен оправдательный приговор в отношении всех. Одного из обвиняемых освободили из-под стражи в зале суда, остальных все же наказали сроками от 4 до 10 лет и 2 месяцев лишения свободы, но за другие преступления: изнасилования и попытку изнасилования, хулиганства, кражи, грабеж, сексуальные отношения с несовершеннолетними.

В октябре 2018 года дело вышло на новый уровень. Верховный суд отменил оправдательный приговор 11-летней давности. А в ноябре прошлого года всех парней снова задержали по вновь открывшимся обстоятельствам.

Какие факты легли в основу того, что расследование по делу возобновили? Помогли современные технологии, широко используемые в судебно-следственной практике России и других стран - запаховая экспертиза. На сохраненных предметах с места происшествия нашли следы запаха нескольких ранее оправданных фигурантов дела. А еще нашлась записка, которую написал Геннадий Соловьев - из текста следует, что автор знает, где находится орудие убийства - нож.

Родные парней уверены в их невиновности. Родственники убитых убеждены в обратном и требуют справедливости, поскольку недовольны тем, что их семью очерняют.

«У них были отличные адвокаты»

Потерпевшие, Игорь Суша (сын Анны Суша и брат Инны Пивоваровой) и Павел Пивоваров (бывший муж Инны и отец убитых детей), обжаловали приговор, после суда обращались на местное телевидение. Желание поговорить с журналистами вновь возникло после того, как мнение общественности в СМИ стало формироваться родственниками обвиняемых в их пользу. Мужчины возмущены и тем, что в публикациях в СМИ, которые появились после оправдательного приговора, был сделан акцент на том, что убитая семья - неблагополучная.

Родственники убитых - Игорь Суша (слева) и Павел Пивоваров - хотят, чтобы виновных наказали Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Родственники убитых - Игорь Суша (слева) и Павел Пивоваров - хотят, чтобы виновных наказалиФото: Святослав ЗОРКИЙ

- Везде неадекватное отношение к моей семье. Подводят к тому, что они такие неблагополучные, значит, заслуживают! А парни, выходит, не виноваты, что так получилось. Да, мама моя выпивала, но она была человеком, - говорит Игорь Суша.

О том, что произошло с его мамой, сестрой и племянниками, он узнал не сразу.

- После этой трагедии я себя потерял в жизни, остался один. Хорошо, что Павел не отвернулся от меня.

Павел Пивоваров в ночь на 1 июня отрабатывал смену на работе, а утром к нему пришли из милиции.

- Они только зашли - меня аж заколотило. Я им сразу сказал - вы, наверное, по мою душу? Я так и понял, что что-то с женой. Меня спрашивали, где я был, а я был на работе.

К тому времени Павел был уже разведен с Инной. Мужчина не скрывает: причиной разрыва стало то, что девушка любила выпить.

- Они переехали из Белыничей, потому что была большая задолженность по квартире. Обменять квартиру на дом в Большой Мощанице помог риелтор. Схема была такая: риелтор гасит долг, покупает эту квартиру за бесценок, а взамен предоставляет дом. Я уговаривал их не продавать эту квартиру, но они не послушали.

Потерпевшие считают, что план преступников напоить хозяев и тихо забрать деньги не сработал, потому что хозяева дома не уснули после выпитого алкоголя. Об этом им стало известно из оглашенных в судебных заседаниях доказательств, в том числе показаний обвиняемых.

И Павел, и Игорь до трагедии не бывали в Большой Мощанице, поэтому предположить тогда, кто мог совершить убийство, не могли. В деревню они приехали уже после трагедии и были поражены тем, что увидели.

- В доме был разгром, все в крови. Понятно было, что один человек такое сотворить не мог. Были подозрения по поводу риелтора. Но его проверили, оказалось, что он ни при чем. А деток за что убили?

Потерпевшие считают, что это могли сделать не приезжие незнакомцы, а те, кого дети раньше видели и могли опознать.

- За те три дня, что семья жила в этой деревне, двое из обвиняемых успели с ними познакомиться и были в гостях - это следователи выяснили, - говорит Павел.

Павлу и сейчас тяжело возвращаться к тем дням: от второй жены у него подрастает дочка, ей 13 лет.

- Смотришь и думаешь: а Наташке было бы уже 20 лет. До сих пор не могу переварить это. На кладбище регулярно хожу, вспоминаю их.

После оправдательного приговора Павел писал жалобы в суд вышестоящей инстанции. По его словам, родственники оправданных приезжали к нему и предлагали деньги, чтобы он не обжаловал приговор.

- Я и тогда был уверен, что эти парни имеют отношение к убийству, а сейчас в этом еще больше убежден. В суде прозвучало, что посторонние люди в тот день в деревню не приезжали, а всех местных проверили. Обвиняемые называли такие детали, которые придумать или угадать невозможно, - это они следователю рассказывали. Там и характеристики зачитывали - одногруппники Соловьева, Юшкевича и Ракутина из ПТУ говорили, что уже тогда их называли мощаницкой бандой.

В суде они вели себя нагло, отрицали свою вину, были уверены, что их не накажут. У них были отличные адвокаты. Да, в деле были нестыковки - адвокат за них схватился. Я также был в шоке, что вещественные доказательства по нераскрытому делу суд после оглашения приговора постановил уничтожить - слава богу, что после рассмотрения моей жалобы доказательства остались целы. Надежды на то, что дело возобновят, у меня почти не было, - говорит Павел.

- Нам даже из суда не пришло уведомления о том, что оправдательный приговор отменен, а вот обвиняемым пришло, они сразу пытались скрыться - их потом ловили в России. Как это так? - подхватывает Игорь. (Двое парней на тот момент действительно находились в России, их задержали позже. – Ред.). - Если бы мне следователь не позвонил, я бы и не знал. Сейчас нам хочется одного - справедливости. Да, родных не вернешь, но воздать должное их памяти мы обязаны. Я уверен более чем, что в этот раз виновные понесут заслуженное наказание.

«Боюсь, что сына могут расстрелять, не разобравшись»

Родители обвиняемых парней тоже хотят справедливости, только для них она заключается в другом. Мама обвиняемого Геннадия Соловьева, Татьяна Егоровна, уверена, что ее сын не виноват.

- Я надеюсь, что суд во всем разберется. 2 ноября был уже год, как их задержали. Сейчас мы в полнейшем неведении.

После того как сына признали невиновным в убийстве, полного спокойствия все равно не наступило, признается Татьяна.

- Мы знали, что такие дела срока давности не имеют. Надеялись, что нашли настоящих убийц. Но было тихо, никто нас не трогал. За это время сын нашел девушку, жил гражданским браком, у него дочка есть. Сейчас мы ей говорим, что папа уехал в командировку. Как ребенку сказать? Она ему письма пишет, фотографии посылает. Сейчас только мыслями о сыне и этом деле живу, у меня на столе лежит Уголовный кодекс.

Татьяна Егоровна говорит, что настороженность появилась, когда 2 июня прошлого года в Большую Мощаницу приехали следователи и сказали, что нужно сдать кровь.

- Я начала возмущаться, потому что помню, что образцы крови у них брали, они приобщены к делу. Зачем брать опять? Но прошло какое-то время, мы успокоились, решили, что они что-то сравнили - и ничего не получилось. А 1 ноября мы получили определение из Верховного суда о возобновлении дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Мы хотели съездить в Могилев и проконсультироваться с юристом - узнать, как нам поступать. Там Гену и задержали, до юриста мы не дошли.

Мама Сергея Юшкевича, Алла Григорьевна, сразу начинает плакать, когда разговор заходит о сыне.

- Плачу и переживаю и днем и ночью. Очень страшно. Сын старается держаться, говорит, что ни на одну минуту не отступится и не будет признаваться в том, чего не делал. Сейчас читаю новости о судах, об оправдательных приговорах - надеемся, что в нашем случае разберутся по справедливости.

Вечер, в который случилось убийство, женщины прокручивали в памяти десятки раз. На тот момент о семье новоселов сельчане мало что знали - первые дни после переезда они распаковывали вещи, отмечали новоселье, до знакомства с соседями дело не дошло.

- Один из подозреваемых, Клебча, и вещи помогал им разгружать, потому что жил по соседству, - говорит Татьяна.

Обвиняемый Павлюченко сам сообщил в милицию о том, что нашел труп во дворе соседского дома. Татьяна Соловьева считает, что тела убитых Павел обнаружил случайно и не первым: по ее словам, в тот день к новоселам приехал предприниматель из Белыничей - забрать долг в 50 долларов. Он и обнаружил трупы, но звонить в милицию не стал. Павлюченко в тот момент как раз шел к однокласснице, сестре обвиняемого Клебчи, увидел тело и сообщил в милицию. Татьяна Егоровна считает, что пристальное внимание милиции и следователей он привлек, потому что сидел в колонии с одним из убитых, Андреем Леончиком.

- По версии следствия, из дома убитых пропал велосипед и 1000 долларов - но ни денег, ни велосипеда на тот момент не нашли, - добавляет Татьяна Соловьева.

- Сын пишет письма только об одном: я не виноват, я этого не делал. Я знаю своего Гену: он не боец по жизни, какой из него убийца? Ему было только 18 лет, когда это все случилось. Он спрашивает в письмах, за что ему такая судьба, за чьи грехи он должен отдуваться? Он понимает, что стоит на грани смерти, и я это понимаю. Я боюсь, что его могут расстрелять, не разобравшись, - плачет Татьяна Соловьева.

Во время предварительного следствия в 2005 - 2006 годах все пятеро парней дали признательные показания.

- Если мне руку защемят в двери, то я тоже признаюсь. Ребенку было 18 лет, в камеру подсаживали специальных людей, которые убеждали признаться. Они и сознались во всех грехах, рассказали даже, к кому за яблоками лазили.

Татьяна Соловьева и Алла Юшкевич писали жалобы в Администрацию президента, Следственный комитет и Генеральную прокуратуру, чтобы на их сыновей перестали оказывать давление. Но в ответ им приходили документы о том, что ничьи права не нарушены.

ОФИЦИАЛЬНО

КОММЕНТАРИЙ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА

- Действительно, по результатам оценки Верховным судом Республики Беларусь неизвестных ранее доказательств, в том числе заключения ольфакторной экспертизы запаховых следов, отменен оправдательный приговор в отношении пяти лиц, их уголовное преследование возобновлено. С учетом собранных доказательств в их совокупности планируется завершение предварительного расследования с передачей уголовного дела по обвинению всех ранее оправданных лиц в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь для направления в суд.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Дом, в котором убили семью, внезапно сгорел

Тем временем дом, в котором произошло убийство, еще раз попал в новостные сводки: 20 октября там случился пожар. В доме никто не живет уже 14 лет, там нет электричества.

Белыничским районным отделом Следственного комитета возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное уничтожение или повреждение имущества». Пока рано говорить о причинах пожара - в СК ждут заключения экспертов.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также