2019-11-27T22:43:44+03:00
КП Беларусь

Единственный снимал эксклюзивы с западными звездами, а потом подписал контракт с Мадонной. Олег Лукашевич об истории авторской программы «Новая коллекция»

«Комсомолка» расспросила создателя самой элитарной белорусской телепрограммы, как ему удавалось сделать уникальные в истории Белорусского ТВ интервью [фото, видео]
Поделиться:
Олег Лукашевич рассказал о закулисье кинофестивалей класса "А", а также о том, как с его с Александром Алексеевым фильмом о Хаиме Сутине связана Мадонна. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра АлексееваОлег Лукашевич рассказал о закулисье кинофестивалей класса "А", а также о том, как с его с Александром Алексеевым фильмом о Хаиме Сутине связана Мадонна. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева
Изменить размер текста:

О «Новой коллекции» и ее авторе газеты начала 2000-х писали с пиететом: «Программа для эстетов и культур-трегеров»; «Олег Лукашевич прививал нам вкус к сладкой жизни буржуазной Европы, открывая, словно опытный гурман устрицы, тайны международных кинофестивалей и мира высокой моды»; «Олег, кажется, теперь не просто мальчик, который следует за звездами, - за время долгого общения с ними он и сам превратился в звезду»; «Многие искренне удивляются, узнав, что «это» идет на БТ»…

Напомнить об уже легендарной программе повод появился благодаря выставке «Stars/Знаменитости в объективе Олега Лукашевича и Александра Алексеева», которая до 8 декабря проходит в Художественной галерее Михаила Савицкого. Известные журналисты, фотографы и издатели показали свою коллекцию эксклюзивных фото мировых знаменитостей, сделанных на самых престижных кинофестивалях класса А в Канне, Венеции и Берлине. Самый свежий снимок - это Катрин Денев на «Берлинале-2019».

Александр Алексеев и Олег Лукашевич - представители Беларуси на знаменитой красной дорожке Каннского кинофестиваля. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Александр Алексеев и Олег Лукашевич - представители Беларуси на знаменитой красной дорожке Каннского кинофестиваля. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

В объективе Лукашевича и Алексеева - Киану Ривз, Джонни Депп, Леонардо Ди Каприо, Николь Кидман, Квентин Тарантино, Анджелина Джоли… Этот уникальный архив, который включает не только фотографии, но и автографы звезд (Мадонны, Джорджа Клуни, Педро Альмодовара, Фанни Ардан, Изабель Юппер и других), переписку, подарки (от Пьера Кардена, Карла Лагерфельда, Патрисии Каас, Кшиштофа Занусси и не только), редкие каталоги, буклеты, афиши, билеты, аккредитации к мировым премьерам фильмов, более 100 предметов, впервые показан публике…

Пожалуй, это лучший фон, чтобы вспомнить, как эти и другие звезды давали эксклюзивные интервью Олегу Лукашевичу еще 23 года назад. А на Белорусском телевидении Олег начал работать в конце 1994-го:

- Моя школа - Агентство теленовостей. Умение уместить историю в 1,5 - 2 минуты, отсекая лишнее, не раз пригодилось и в авторских программах. А спустя два года работы в кадре корреспондентом и ведущим уже хотел делать работы большего формата.

В 1996-м Олег Лукашевич стал первым белорусским журналистом, аккредитованным на Каннском кинофестивале. Он вспоминает, что организация напоминала подготовку к полету на Луну. Из средств связи имелся только телефон. Информацию Олег получал напрямую из посольства Франции в Беларуси и нашей дипмиссии в Париже. А на самом фестивале было 6 типов аккредитаций для более чем 5 тысяч журналистов. От того, какой у тебя, зависят возможности - от входа на пресс-конференции до просмотра фильмов, где журналисту с низким статусом аккредитации может и не хватить места. А ходить на просмотры обязательно. Без такой отметки в списке агента попасть на интервью к звезде невозможно.

С Кшиштофом Занусси у Лукашевича и Алексеева давние дружеские связи. Во время работы выставки «Stars/Знаменитости в объективе Олега Лукашевича и Александра Алексеева» режиссер посетил Галерею Савицкого. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

С Кшиштофом Занусси у Лукашевича и Алексеева давние дружеские связи. Во время работы выставки «Stars/Знаменитости в объективе Олега Лукашевича и Александра Алексеева» режиссер посетил Галерею Савицкого. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Но немало зависит и от того, заприметил ли тебя агент. Олег говорит, что он в свои 24 года был по-хорошему самоуверенным и нагловатым. И в первый же приезд в Канн познакомился с самыми влиятельными агентами на кинофестивалях класса А Ричардом Лормандом, Чарльзом Макдональдом, Бригиттой Портье. Сотрудничество с ними на кинофорумах в Канне, Венеции и Берлине длилось более 20 лет. А уже на своем первом Каннском фестивале Лукашевич сделал эксклюзивы с режиссерами Питером Гринуэем, Кшиштофом Занусси и Сергеем Бодровым, актерами Пьером Ришаром и Эваном Макгрегором.

"Новая коллекция" Олега Лукашевича.

- Это тяжелая работа для обоих собеседников. За фестивальные дни, скажем, Питер Гринуэй давал 30 - 40 интервью. А самой первой моей записью в Канне стала беседа с польским режиссером Кшиштофом Занусси, который в 1996-м участвовал в главном конкурсе с фильмом «Галоп». Занусси открылся как очень мудрый человек. Вещи, которые он транслирует, высказаны с запасом на 20 лет вперед. С тех пор у нас не прерываются контакты, храню переписку с ним - более 60 открыток мэтра (часть из них показана на выставке). Не раз бывал у пана Занусси дома, снимал его на международных фестивалях, а с мировыми премьерами его лент в начале 2000-х привозил режиссера в Минск. Вот и в рамках нынешней выставки прошла творческая встреча с Занусси.

Выставку «Stars/Знаменитости в объективе Олега Лукашевича и Александра Алексеева» посетил польский режиссер Кшиштоф Занусси. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Выставку «Stars/Знаменитости в объективе Олега Лукашевича и Александра Алексеева» посетил польский режиссер Кшиштоф Занусси. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Ради интервью с Патрисией Каас неделю ездил по Европе

В 1996 году материал, привезенный Олегом Лукашевичем из Канна, выглядел нереальным.

- Подобного результата настолько не ожидали, что мне без возражений сразу дали прайм-тайм после «Панарамы» на три фильма «Канн-96». А когда они вышли, позвонили из французского посольства, где высоко оценили работу молодого журналиста и предложили стажировку в Париже. Затем, уже в 1997-м, сделал новые эксклюзивы. С кутюрье Пьером Карденом мы записывались в его доме напротив Елисейского дворца. Он показывал свои мастерские, кабинет. До сих пор храню его подарок - мужской парфюм во флаконе в виде головы лошади. Непросто оказалось организовать интервью с певицей Патрисией Каас. Мы приехали в Париж, но ее продюсер сказал: Каас простудилась, через пять дней у нее запись на немецком ТВ - она бережет связки. Тогда я предложил приехать в Кёльн, где она будет сниматься. В итоге, Белорусское ТВ полчаса записывалось в гримерке немецкого.

В подарок Патрисии Каас в 1997-м Олег привез альбом о Минске. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

В подарок Патрисии Каас в 1997-м Олег привез альбом о Минске. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Тем временем в Минске Олега не отпускали из АТН и не давали добро на свою программу, хоть эксклюзивы с Карденом и Каас уже были готовы. Лукашевич вспоминает, что пришлось писать докладную на тогдашнего председателя Белтелерадиокомпании Григория Киселя. Наконец, эфир «Новой коллекции» стартовал в 1998-м.

- Для многих это было шоком: молодой журналист из вечерних новостей делает интервью с мировыми звездами. Хватало и зависти, но она - спутник любого успешного в творчестве человека, - уверен Олег. - Но я снимал то, что мне интересно: смотрел кино, общался с режиссерами, показывал белорусам не ворованное со спутника видео, а взгляд на искусство глазами самого белоруса, атмосферу фестиваля, эксклюзивные съемки. Мои герои - те, кто интересен мне самому по глубине, эстетике, по духу.

Одно из первых интервью было с Пьером Карденом. Его записывали в парижском особняке мастера. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Одно из первых интервью было с Пьером Карденом. Его записывали в парижском особняке мастера. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Пол Верхувен, Педро Альмодовар, Андрей Вознесенский, Отар Иоселиани, Эммануэль Беар, Микеле Плачидо, Вим Вендерс, Такеши Китано, Андрей Звягинцев, Карл Лагерфельд - все они не просто отвечали на вопросы Лукашевича. Они рассуждали о жизни и ее смысле, о любви и смерти, о счастье и вечности. При этом Олег умел расположить звезд так, чтобы они были готовы не раз встречаться и даже помнить твои вопросы.

Запись интервью с режиссером Полом Верхувеном. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Запись интервью с режиссером Полом Верхувеном. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

- Так, например, у меня было с Питером Гринуэем. И Карден, приехав в Минск, вспомнил наше интервью в его кабинете. А Патрисия Каас в очередной приезд в Беларусь вспомнила мои подарки. Кстати, это был серьезный вопрос: что дарить звезде? Водку? Режиссеру Гасу ван Сенту ее и подарил. А Патрисии Каас, Пьеру Кардену - фотоальбом о Минске. Но это было издание очень слабого полиграфического исполнения, а снимки в книге 1997 года были сделаны еще в 1980-х. Именно из поиска достойного сувенира, связанного со страной, родилась идея нашего с Александром Алексеевым альбома «Спадчына Беларусі». Теперь у него на счету 18 переизданий суммарным тиражом 46 500 экземпляров. Ни до, ни после в Беларуси не было столь успешного проекта. А первыми из зарубежных звезд его держали в руках Анджей Вайда, Азия Ардженто и Пол Верхувен.

Режиссер Питер Гринуэй при новых встречах вспоминал вопросы белорусского журналиста на прежних интервью. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Режиссер Питер Гринуэй при новых встречах вспоминал вопросы белорусского журналиста на прежних интервью. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Вдобавок с таким подарком было куда проще рассказывать, что за страна Беларусь. Впрочем, говорит Олег Лукашевич, звезды первой величины знали, что мы самостоятельное государство, а не часть России или Польши. Другое дело, что в их странах не было объективной информации о ситуации у нас. Правда, политика звезд практически не интересовала. Они спрашивали о культуре, о молодежи, о том, можно ли свободно ездить в другие страны - все, что интересно любому.

Aleh Lukashevich & Aliaksandr Aliakseyeu. Cannes Film Festival.

С Сокуровым катались по Венецианской лагуне

Время на интервью со звездами мирового уровня было строго расписано - 10 - 15 минут на телекомпанию.

- Но по своей наглости я позволял себе вытащить актера, к примеру, на прогулку по каннской набережной Круазет. Например, там мы сняли интервью с актером Леонидом Мозговым, который сыграл в фильме «Молох» Александра Сокурова. Помню, как агент Ричард Лорманд при каждом таком случае хватался за голову, но нашей дружбы это не разрушило. Когда Сокуров получил «Золотого льва» в Венеции, он разрешил моей группе, а не многочисленным российским телевизионщикам проплыть с ним с острова Лидо в Венецию, где у него была творческая встреча в университете.

То самое интервью Олега Лукашевича с Александром Сокуровым, записанное в лодке, плывущей по Венецианской лагуне. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

То самое интервью Олега Лукашевича с Александром Сокуровым, записанное в лодке, плывущей по Венецианской лагуне. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

По-хорошему, любое действие во время интервью ты должен оговаривать с пресс-агентом, замечает Лукашевич. Скажем, нельзя после беседы просто попросить сфотографироваться. Сделаешь так без согласования - в следующий раз угодишь в блэк-лист.

- Но бывают всякие моменты. На интервью с легендарным кутюрье Соней Рикель, не зная, что она в тот момент уже тяжело болела, задаю вопрос: «Что вы думаете о любви (в мгновенной паузе собеседница буквально расцвела) и смерти?» Мне хотелось контраста, а визави буквально сжалась: «Это ужасно!» Я подумал, что своим вопросом сорвал интервью, но мы пообщались еще 15 минут. Кстати, меня часто упрекали, мол, я задавал банальные вопросы в духе «В чем заключается счастье?» Но мне-то был интересен ответ. Хотя для многих журналистов важно сформулировать вопрос так, чтобы они казались умнее визави.

Интервью с Эмиром Кустурицей берет Александр Алексеев. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Интервью с Эмиром Кустурицей берет Александр Алексеев. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

По итогам работы на фестивале материал отправляли агентам, чтобы заслужить кредит доверия на следующее интервью.

- Раньше высылали кассеты, потом диски, как и для аккредитации на фестивали. Мы считали, кстати, что процедура эта достаточно формальная - 5 тысяч журналистов, кто материалы будет просматривать? Но когда однажды выслали диск не за прошлый, а за позапрошлый год, оргкомитет в Канне сразу же попросил исправить ошибку.

Олег Лукашевич во время интервью с Андреем Звягинцевым. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Олег Лукашевич во время интервью с Андреем Звягинцевым. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Мадонна первой посмотрела фильм о Сутине

«Новая коллекция» была в эфире до 2004 года. К этому времени, признается Лукашевич, он достиг своего потолка в таком жанре.

- И хоть я не работаю в кадре более 10 лет, сменил имидж, но люди до сих пор помнят «Новую коллекцию». Анна Бонд, например, призналась, что формировала хороший вкус на моих программах. Скульптор Максим Петруль как-то сказал, что ему особенно запомнилась программа и интервью с Ив Сен Лораном. У меня в архивах нет этого выпуска, а его помнят. А известный IT-предприниматель Дмитрий Гурский как-то на одном посольском приеме признался, что он помнит мои интервью со знаменитостями, и это было очень круто.

Александр Алексеев после интервью с Андроном Кончаловским. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Александр Алексеев после интервью с Андроном Кончаловским. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

- Я видел практически всех звезд: пообщаться с классиками мирового кино - подарок судьбы и мастер-класс. Новое кинопоколение мне уже не так интересно. Вообще, это уже пройденный этап. Я люблю быть первым: так вышло с Каннами, с программами, с книгой и документальными фильмами, которые мы сегодня делаем с Александром Алексеевым. Этой выставкой нам хотелось показать, что в Беларуси есть журналисты и фотографы, которые общались с мировыми звездами напрямую. Да, на фестивалях присутствует белорусская пресса, но одно дело потусоваться в Канне возле дворца или посидеть в кафе, а другое - попасть на закрытую вечеринку с Элизабет Тейлор и Мадонной, где присутствует всего 10 телекамер со всего мира. Как написали однажды журналисты, «для Белорусского телевидения Лукашевич, пожалуй, уже отвоевал свой собственный пятачок на европейской карте современного медиа-пространства, свою ступеньку на легендарной каннской лестнице».

Кстати, о Мадонне. Когда Олег Лукашевич и Александр Лукашевич работали на Венецианском фестивале в 2011-м, Мадонна представляла там свою режиссерскую работу «Мы. Верим в любовь».

Мадонна высоко оценила послужной список белорусов и их работу над фильмом о Хаиме Сутине. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

Мадонна высоко оценила послужной список белорусов и их работу над фильмом о Хаиме Сутине. Фото: Архив Олега Лукашевича и Александра Алексеева

- На премьере я отметил, что музыка Абеля Корженёвского к фильму могла бы пригодиться в других моих проектах. И буквально через год по заказу Белгазпромбанка мы делали документальный сериал «Художники Парижской школы. Уроженцы Беларуси». Тогда-то и понял, что в структуру фильмов о Марке Шагале и Хаиме Сутине великолепно войдет музыка Корженёвского. Права на произведения к тому моменту принадлежали компании Мадонны. Там нам предложили прислать свой послужной список, чтобы продолжать разговор. Мы сделали его максимально полным и внушительным. На это нам ответили: решение будет принимать сама Мадонна. За два дня мы сделали озвучку с носителем языка и вставили фрагменты музыки, а затем по закрытой ссылке отправили фильм. Так Мадонна стала первым зрителем проекта. А назавтра пришел ответ: Мадонна разрешает Вам самим вписать в контракт сумму, которую вы готовы заплатить за музыку. Думаю, она никогда не подписывала контракт с такой суммой - мы не могли выйти за пределы сметы. Но ее решение - оценка работы. И на выставке есть этот документ с подписью «Мадонна Чикконе». При тысяче мнений оценка таких столпов решает очень многое.

"Хаим Сутин. Жажда цвета". Фильм Олега Лукашевича.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Гребенщиков на съемках говорил о детях, а Куллинкович сломал ребра». 25 лет культовой программе «Акалада»

«Комсомолка» узнала у Оксаны и Анатоля Вечер, как в 1990-х снимались музыкальные проекты и известные клипы (читать далее)

История программы «Карамболь»: Вечернее шоу, как у Урганта, в Беларуси сняли на 20 лет раньше

С ведущим и продюсером Егором Хрусталевым вспомнили, как удавалось заполучать звезд, что случилось перед программой с группой Scorpions и почему не хотела давать интервью Лайма Вайкуле (читать далее)

Цензура на советском БТ: Запрет на показ «Сяброў» и звонки трудящихся о внешнем виде рок-музыкантов

«Комсомолка» попросила рассказать редакторов и ведущих Белорусского телевидения советских лет, как они боролись с цензурой и пропускали в эфир крамолу (читать далее)

«После запрета на съемки Высоцкого позвала его на день рождения, а Миронов вступился за меня перед ЦК»

Киносценарист Вера Савина рассказала «Комсомолке», как заманивала сниматься на БТ советских суперзвезд (читать далее)

Белорусы на новогодних огоньках 70-х – 90-х: «Сябры» в белых сапогах, «Песняры» после Америки и «Замыкая круг» по-белорусски

«Комсомолка» посмотрела, как белорусы выступали в Минске и Москве на советских и первых постсоветских «Голубых огоньках» и «Песне года» (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также