2019-12-14T19:53:09+03:00
КП Беларусь

«У меня был компьютерный бизнес, но опарыши перспективнее»: истории белорусов, которые начали зарабатывать на экологии

Экобизнесы - новый тренд, который до недавнего времени обходил Беларусь стороной. Теперь же все чаще слышишь, как кто-то променял карьеру в городе на экологичный бизнес в деревне.
Поделиться:
Отец Александры рад тому, что она продолжила семейное дело. Фото: Юлия ДубовскаяОтец Александры рад тому, что она продолжила семейное дело. Фото: Юлия Дубовская
Изменить размер текста:

«Комсомолка» встретилась с белорусскими экобизнесменами и узнала, чего ради они отказались от городских благ.

«Я адчувала, што павінна падтрымаць сямейную справу»

32-летняя Александра Чижевская круто изменила свою жизнь пять лет назад, когда после развода приняла решение вернуться из Минска в родную деревню Залесье Сморгонского района.

- Мой бацька займаўся вытворчасцю дзвярэй, мэблі. Я адчувала, што павінна падтрымаць сямейную справу, - говорит она. - Нам прыйшла ідэя дабавіць штосьці яшчэ ў ассартымент. Вырашылi займацца драўлянымi вокнамі. Гэта экалагiчна, у нашым рэгіёне быў толькі адзін іх вытворца, які ў асноўным працаваў на экспарт.

Азы бизнеса Александра постигала в бизнес-инкубаторе. Там же получила грант на покупку оборудования. А наладить производство ей помог тот самый конкурент из соседней деревни, который в итоге стал ее бизнес-партнером.

- Андрэй Леанідавіч Зяневіч усё жыцце з сям’ёй жыў у Мінску. У пэўны час яны з жонкай вырашылі, што ім там стала сумна і цесна, і прыехалі сюды. Купілі тут дом і пачалі сваю справу. І так артымалася, што ён як раз хацеў расшырацца, яму патрэбны былі плошчы, а нам - веды ў гэтай вузкаспецыялізаванай галіне. У вынiку драўляныя вокны аб’ядналі дзве сям’і, злілі два бізнесы, - объясняет Александра.

Сейчас на их производстве работают 7 человек. 90% окон продают в Россию - продукция недешевая, в Беларуси покупателей немного. Было дело, столкнулись с кадровой проблемой.

- Спецыялістаў, якія могуць рабіць вокны, не знойдзеш, іх трэба вучыць. Навучыць ёсць каму, наш кампаньён Андрэй Леанідавіч ведае пра вокны ўсё, але ж вучыцца мала хто хоча, людзі хочуць прыйсці і атрымліваць 600 - 700 даляраў, нічога не ўмеючы.

Экологичность бизнеса имеет для Александры особое значение. Тем более что она по образованию эколог.

- Я не экалагічны змагар, але ў мяне ў кватэры драўляныя вокны і столі, i я б не змагла рабіць пластыкавыя вокны. Я супраць iх, супраць нацяжных столяў. Таму што танны пластык дрэнны для здароўя сям’і. Дарагі якасны пластык не ёсць вялікае зло для здароўя, але ў доўгатэрмiновай перспектыве ён пойдзе ў смецце і будзе раскладацца 300 - 400 год. З драўлянымі вокнамі такіх праблем няма, - объясняет она.

И замечает, что важным фактором в принятии решения о переезде в деревню стали дети. У нее две дочери, младшая ходит в детский сад, старшая - в школу. Александра уверена, что в деревне растить их гораздо проще.

- Добрая лагістыка, не трэба траціць шмат часу на пераезды. Дзверы адчынілі - і мы на вуліцы. Не трэба нікуды ехаць, каб дыхнуць свежым паветрам. У горадзе я б не змагла разарвацца, каб вазіць іх на кружкі, у музычную школу і так далей, а ў весцы ўсё блізка. Мы выйшлі з дома, пяць хвілін - і мы ў школе. У школе шмат развівальных заняткаў, ёсць у весцы і музычная школа. Старэйшая дачка ходзіць на танцы ў Смаргоні, гэта 10 кіламетраў ад нас, ехаць хвілін 15 на машыне.

До переезда в столичный офис Александра ходила нарядная и с маникюром, а сейчас она и директор, и грузчик, и дворник, и менеджер по продажам, так что особо не до нарядов. Несмотря на это, жизнь в деревне ее полностью устраивает. Александра уверяет, что скучно ей здесь не бывает. Первое время скучать было некогда, а сейчас, когда есть свободный вечер, она ездит на концерты и спектакли в Минск, Сморгонь и Молодечно. И выбирается куда-то даже чаще, чем когда жила в столице.

- У горадзе, мабыць, я б зарабляла і больш, але гэта патэнцыял, гэта свая справа, - рассуждает она. - Тут ты разумеешь, што калі ўсё пойдзе добра, то будзе больш грошай і прасцей, - поясняет Александра. - Пакуль ёсць школа, садок, амбулаторыя, тут цудоўна жыць. Канешне, хацелася б бассейн, спортзал, але ўсё ў нашых руках.

Заядлый рыбак Илья привратил свое увлечение в эко-бизнес по выращиванию опарышей. Фото: Юлия Дубовская

Заядлый рыбак Илья привратил свое увлечение в эко-бизнес по выращиванию опарышей. Фото: Юлия Дубовская

«Идею с опарышами прорабатывал 8 лет»

Заядлый рыбак Илья Агарков из Сморгони весной этого года открыл производство по выращиванию опарышей. Говорит, идея пришла лет 10 - 12 назад, когда опарыша белорусского производства для рыбалки практически не было - 95% поставляли из Польши.

- Я смотрел YouTube, перенимал опыт европейских фермеров. Если честно, первый опарыш получился ужасного качества, - улыбается Илья. - Параллельно смотрел, какие нужны документы, сколько нужно денег. Оказалось, что средства нужны немалые, поэтому идею прорабатывал 8 лет. Потом поучился в бизнес-инкубаторе, получил грант 10 000 евро от Европейского союза, закупил на них часть оборудования и решил двигаться. До этого я 10 лет занимался компьютерным бизнесом, у меня было два магазина компьютеров, сервис по ремонту, я обслуживал в Сморгони многие организации. Сейчас закрыл это все, занимаюсь полностью опарышами. Я думаю, что это перспективнее.

С рыбалкой заядлому рыбаку пока пришлось завязать - на отладку работы бизнеса уходит по 14 - 16 часов в день.

- Исходное сырье для опарыша - отходы птицефабрики. Опарыш разлагает курицу, и после переработки остается продукт жизнедеятельности опарыша, из которого получаются хорошие удобрения. То есть у нас полностью безотходное производство, четкая экологическая составляющая. На данный момент у нас переработка на мясе, планируем перейти на навоз, различные отходы из магазинов и так далее, - объясняет собеседник. - Еще пять-шесть лет назад отходы от ферм, птицефабрик просто складывались в кучи и никак не использовались. Потом появилось две организации, которые делают из них мясокостную муку. Но только последние четыре года республика начинает выходить из кризиса по отходам. Если же говорить о навозе, то он складируется и в итоге попадает в воду. Например, в реке Ошмянке два раза массово умирала рыба из-за стока отходов. Это тоже ненормально. Поэтому мы хотим разработать технологию переработки навоза.

Добиться высокого качества опарышей помогают специальные мясные мухи. Первых мух Илье помогли найти друзья, а сейчас на предприятии для получения личинок мухам создают специальные условия. Условия нужны и для транспортировки опарышей.

- Опарыш должен быть охлажденным, иначе вместо опарыша к покупателю приедут куколки, - объясняет бизнесмен.

На его предприятии работает четыре человека. Мужественные люди! Запах тут стоит крайне специфический, да и самих опарышей, кишащих в ящиках, никак нельзя назвать приятными.

- Приходит человек, говорит, я хочу работать. Я предлагаю простой тест: вот тебе ведро опарыша, зафасуй. А тот спрашивает: «Что, мне его в руки брать?» - «Ну, можешь перчатки надеть». Часто после этого люди уходят. И второй важный момент - это ответственность. Любые недосмотры могут привести к закрытию предприятия на две-три недели. У нас в этом году было такое три раза. Банально недосмотрели температуру на производстве, инсектарий перегрелся, мухи вымерли, личинок не было, и мы две недели ждали, пока весь цикл пойдет заново, - рассказывает предприниматель.

Его компания вторая в республике получила документы, разрешающие заниматься этим весьма необычным делом. Главная сложность - отсутствие законодательства.

- На данный момент нет технологии производства кормов из опарыша, нет документов, как это должно происходить. Нет нормативной базы, которая говорила бы, каким должно быть предприятие для производства кормов из насекомых. Все приходится самим разрабатывать и внедрять. Проект санитарно-защитной зоны мы разрабатывали шесть месяцев в индивидуальном порядке. Сам участвовал в разработке - я закончил БГТУ, по образованию инженер лесного хозяйства, плюс помог опыт предпринимательства и работа в лесхозе.

Сегодня предприятие производит опарышей для рыбалки и готовит документы для производства опарыша на корм животным и рыбе. Но спрос на опарыша сезонный, поэтому в перспективе, чтобы избежать сезонности, будут прорабатывать технологию выращивания мотыля, пригодного для зимней рыбалки. А еще задумываются о производстве опарыша для питания людей.

- Его можно есть в сухом виде, - утверждает экобизнесмен. - Отношение к употреблению насекомых в пищу, я уверен, со временем изменится. К 2050 году порядка 30 - 40% белка будет альтернативного - это мясо из пробирки, выращивание насекомых и растительный белок.

Юрий и Елена переехали на хутор, где теперь лечат людей звуком. Фото: Юлия Дубовская

Юрий и Елена переехали на хутор, где теперь лечат людей звуком. Фото: Юлия Дубовская

«Мой муж - специалист по звуковому массажу»

Юрий и Елена Трибулевы выкупили усадьбу Чара в Островецком районе и на ней лечат людей звуком. Здесь же со временем они планируют создать экодеревню. Сюда они хотят привлечь таких же, как они, влюбленных в тишину и природу людей, которые могут работать удаленно. Пока решили показать, как это возможно, на собственном примере.

- Шесть лет мы уже здесь находимся, - рассказывает Елена на подходе к хутору, дорога к которому ведет через лес. - Начинали с того, что у нас тут был маленький домик и три сарайчика, а теперь у нас большой дом, построенный по соломенной экотехнологии. Наша задача - создать условия для отдыха на выходные дни.

Хутор Чара весьма символично вписался в тему звукотерапии, которой занимаются Елена и Юрий.

- На этом хуторе раньше добывали известняк, выкопали котлован в форме чаши, а мы как раз в звукотерапии используем чаши. Посчитали, что это очень символично. А место это нам показало сердце, - признается собеседница. - Я по образованию филолог, я всегда мечтала соединить живопись, музыку и слово. И потом, когда я своего мужа встретила, у нас это получилось. Ведь Юра музыкант и звукотерапевт. Мы соединили то, что у нас было, и стали искать свой собственный продукт и свою нишу. И нашли ее. Когда нам предложили пойти учиться в бизнес-школу, для нас это была ниточка, за которую мы ухватились. На собеседовании было 30 человек, а прошло его только 15, важна была тема. И наша тема, за счет уникальности, прошла. Мы получили такой уровень знаний, который нам позволил посмотреть на то, что мы имеем, совершенно по-другому. И увидеть в таком красивом природном месте возможность для бизнеса.

На грантовые деньги семья подвела в дом горячую воду и сделала туалет, то есть создала для гостей хутора комфортные городские условия. Этой весной усадьба начала принимать гостей. Ее хозяева говорят, что звукотерапия - это экологичный способ лечения, ведь он проходит без применения химических лекарств, плюс ко всему усадьба расположена на природе, вдали от городского шума и излучения.

- Звукотерапия - это 30 - 40-минутное погружение в звук. В это время человек лежит, а когда он поднимается, ощущения, что он целую неделю отдыхал. Потому что проходит расслабление на уровне психоэмоционального состояния. Когда человек гармоничный, у него все получается, - утверждает Елена.

Они с мужем лечат людей с помощью тибетских поющих чаш, гонгов, гуслей и других инструментов разных стран: Непала, Индии, Китая. Это коллекционные экземпляры, которые Юрий и Елена собирали в течение десяти лет.

- Методика авторская, мой муж - специалист по звуковому массажу. Кроме самого массажа он преподает звукотерапию, ученики приезжают к нему из разных стран Европы. Для Беларуси это направление уникальное. В Европе оно более развито, есть центры звукового массажа, где людям помогают восстановиться через звук, - говорит Елена.

А Юрий добавляет:

- На самом деле звукотерапия - это сеанс встречи со своей душой.

КСТАТИ

Экобизнес - это не только дело, конечным продуктом которого становится экологически чистая продукция, например овощи, выращенные без химии, но и любой другой бизнес, который помогает сохранить окружающую среду и природные ресурсы. Это может быть переработка любых отходов, магазин экотоваров и товаров без упаковки или даже вязание авосек, которые помогают заменить полиэтиленовые пакеты. Идеи могут быть самыми разными. Например, в Копенгагене, одном из самых зеленых городов мира, для решения проблемы заоблачных цен на аренду жилья запустили строительство модульных домов из бывших морских контейнеров. Такие дома решают вопрос утилизации контейнеров, а во время их строительства, по заверениям авторов идеи, в атмосферу выделяется на 80% меньше углекислого газа.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также