Общество

«Адрамантуйце, а не зачыняйце!»: в Каменецком районе борются за единственную белорусскоязычную школу

На встрече с местными властями из зала выгнали детей, которые просили оставить в деревне школу, а физрук предложил чиновникам подучить белорусский
Жители Омеленца хотят, чтобы школу в их деревне не закрывали, а отремонтировали.

Жители Омеленца хотят, чтобы школу в их деревне не закрывали, а отремонтировали.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Деревня Омеленец в Брестской области почти вплотную прижалась к белорусско-польской границе. До погранперехода Песчатка отсюда 17 км, а напрямую до Польши через лес - 4 км. Райцентр Каменец - в 30 километрах от деревни, почти столько же до города Высокое.

Глухой и Богом забытой деревней Омеленец не кажется. Тут ходят рейсовые автобусы, есть церковь, магазин, почтовое отделение, дом культуры и средняя школа. Пока еще есть школа, но ее грозятся закрыть. Местные жители решили ее отстоять. А заодно - и право учиться на белорусском языке и влиять на государственные решения.

Омеленец - деревня под самой белорусско-польской границей.

Омеленец - деревня под самой белорусско-польской границей.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Туалет на улице и отопление дровами

- Не подскажете, как проехать к школе? - интересуемся у местных на въезде в деревню.

- Прямо и налево - там барак будет, - указывает дорогу мужчина.

Школа и клуб в деревнях обычно самые заметные здания. Дом культуры в Омеленце - добротная кирпичная постройка. Школу за стройными рядами полысевших на зиму кустов сразу не разглядишь. Это одноэтажное деревянное здание, больше похожее на частный дом, только вытянутый, как вагон. Школа выглядит ухоженной, выкрашена зеленой краской. На окнах занавески, и бумажные снежинки на стеклах.

И учителя, и дети любят свою необустроенную школу.

И учителя, и дети любят свою необустроенную школу.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- У меня уже никаких нервов не хватает. Не знаю, что будет… - торопится на собрание по поводу дальнейшей судьбы школы ее директор Николай Кендысь.

Во внутреннем дворе школы есть небольшая площадь с государственным флагом на флагштоке, с улицы его не видно. Рядом здание котельной - от него к школе тянется труба отопления. Около котельной дрова под навесом. Деревянная школа считается пожароопасной.

Чуть в стороне стоит туалет. Догадаться можно не только по буквам М и Ж, но и по характерному резкому запаху. Зайти в него не позволяет чувство брезгливости, но другого нет. Еще в школе нет горячей воды и спортзала. В ней учится 51 человек. Школа считается, как это теперь называется, малокомплектной. Все это - основания для того, чтобы подписать ей смертный приговор.

Туалеты во дворе школе старше детей, которые в ней учатся, но до сих пор сделать новые денег не нашлось.

Туалеты во дворе школе старше детей, которые в ней учатся, но до сих пор сделать новые денег не нашлось.

Фото: Оксана БРОВАЧ

«Зачем вам нужна эта политика?»

Тревогу по поводу ликвидации белорусскоязычной средней школы - последней в районе - забил молодой учитель, физрук и географ Павел Кендысь. Себя он называет омеленчуком в пятом поколении. После того как в октябре директор объявил коллегам, что такой вариант обсуждается, Павел составил петицию и организовал сбор подписей. Документы отправили в районный и областной исполкомы, Министерство образования и Администрацию президента. «Живые» подписи поставили 37 человек, электронные - более 2000. В понедельник, 9 декабря, чиновники приехали в Омеленец, чтобы обсудить эту проблему с местными жителями.

Дату собрания переносили, но люди все равно пришли - проблема волнует деревню.

Дату собрания переносили, но люди все равно пришли - проблема волнует деревню.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Вы понимаете, во что вас втягивают? Зачем вам нужна эта политика… - еще до начала собрания на входе в зал ДК переговаривается с женщинами Виктор Грицук, начальник отдела по образованию Каменецкого райисполкома. Те в ответ только пожимают плечами и косятся на журналистов.

Оснований выставить корреспондентов из зала не находится, поэтому, когда мероприятие начинается, председатель Верховичского сельисполкома Геннадий Сашко первым делом ставит вопрос на голосование:

- Кто за то, чтоб они остались?

В поддержку встал почти весь зал.

- Пусть узнает вся страна! - тихо комментирует кто-то.

Клуб в деревне - кирпичный, вместительный.

Клуб в деревне - кирпичный, вместительный.

Фото: Оксана БРОВАЧ

«Прадстаўнік улады не ўмее чытаць па-беларуску – гэта ганьба!»

Чтобы все точно понимали, о чем будет вестись разговор, Геннадий Сашко зачитал текст обращения на белорусском языке. Читал с ошибками - чуть позже их ему припомнят.

По сути дела сразу устно ответил председатель райисполкома Валентин Зайчук.

Слева направо: председатель сельисполкома Геннадий Сашко, председатель Каменецкого райисполкома Валентин Зайчук и начальник отдела образования райисполкома Виктор Грицук.

Слева направо: председатель сельисполкома Геннадий Сашко, председатель Каменецкого райисполкома Валентин Зайчук и начальник отдела образования райисполкома Виктор Грицук.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Ни о каком закрытии пока речи не идет. Вопрос изучается всесторонне. Есть несколько вариантов. Оставить школу, сделать ее базовой, оставить начальное звено. Если бы сохранялся контингент учащихся, конечно, проблемы бы не стояло, стоял бы вопрос, как решить бытовые условия, - поясняет он.

По словам Зайчука, Омеленецкая школа, которая отапливается твердым топливом, обходится государству в копеечку: на нее тратится 5,9 тысячи рублей в год на одного учащегося. Другие школы в Каменецком районе расходуют 3,7 тысячи рублей в год, а в среднем по области цифра вообще в два раза меньше - 2,6 тысячи рублей в год.

Власти говорят, что отопление школы слишком дорого обходится бюджету.

Власти говорят, что отопление школы слишком дорого обходится бюджету.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Если школу все же закроют, детей могут отправить в соседние Верховичи (9 км) или деревню Пограничную возле Песчатки (17 км) - там работает большая двухэтажная школа со спортзалом. В ближайших Каленковичах (6 км) есть белорусскоязычная школа, но только базовая и тоже малокомплектная.

- Мне ёсць што сказаць! - берет микрофон автор петиции Павел Кендысь.

Он задает чиновникам в президиуме вопрос: почему за последние 25 лет у государства не нашлось денег, чтобы решить все те вопросы, из-за которых школу теперь хотят закрыть? Сделать туалет, горячую воду…

Павел Кендысь, учитель географии и физкультуры, намерен отстоять школу.

Павел Кендысь, учитель географии и физкультуры, намерен отстоять школу.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Ліквідуйце гэтыя недахопы, адрамантуйце школу - і ўсё, будзем далей працаваць! Не. Зачыняюцца апошнія астраўкі беларускамоўнай адукацыі. Вы лічыце, гэта не ганьба? Мы сёння чулі, як адзін з чыноўнікаў зачытваў петыцыю. Мы нічога не зразумелі з гэтага чытання. Тое, што прадстаўнік улады не ўмее чытаць па-беларуску - гэта вынік таго, што ўжо доўгія гады адбываецца, я не пабаюся гэтага слова, русіфікацыя. І вы хочаце зачыніць яшчэ адну школу, каб дзеці ўвогуле не маглі нідзе пачуць беларускай мовы? Я вам рэкамендую звярнуцца да настаўнікаў Амелянецкай сярэдняй школы для таго, каб узяць майстар-клас па беларускай мове. Кожны, нават настаўнік хіміі, фізікі вам дасць такі ўрок, і ён вам не пашкодзіць! - не стесняется в выражениях Павел Кендысь.

Эмоциональное выступление учителя поддержали аплодисментами.

«Детям школа небезразлична»

Директор школы, Николай Николаевич Кендысь - однофамилец физрука, автора петиции. Про школу и детей он говорит с любовью: вспоминает про успехи на олимпиадах и разных конкурсах. Признает: да, детей мало - и в ближайшие три года вряд ли станет больше. Сам он говорит по-белорусски, но в языковом вопросе не так категоричен. Мол, наши дети проблем с учебой на белорусском не испытывают, а вот городские - “ни бэ, ни мэ”.

- Дзеці жадаюць вучыцца на рускай мове. Калі яны пераходзяць з горада да нас, ніхто не разумее тую беларускую мову. Ім хоць новыя падручнікі пакупай...

Директор школы Николай Кендысь старается сохранять нейтралитет, но тоже очень переживает за школу.

Директор школы Николай Кендысь старается сохранять нейтралитет, но тоже очень переживает за школу.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Свое отношение к ситуации формулирует недвусмысленно.

- Мне не хацелася б быць апошнім дырэктарам гэтай школы… - сокрушается Николай Кендысь, который возглавляет школу с 1993 года.

Уличный туалет собравшиеся не обсуждают. Куда более горячей темой становится учеба в белорусскоязычной школе.

- Да нас прыйшоў вучань з Брэста, з вялізнай школы. І з чым ён прыйшоў? Пяць двоек мае за чвэрць. І толькі ў нашай школе ён знайшоў падтрымку. У вялікіх школах для простых вучняў, як нашыя сельскія дзеці, нічога не будзе рабіцца, - не сдерживается учительница русского языка и литературы Вера Философ. Учительницу поддерживают сельчане.

Никакого другого туалета в школе нет. И учителя, и дети, ходят в этот, уличный.

Никакого другого туалета в школе нет. И учителя, и дети, ходят в этот, уличный.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Похоже, в бытовых вопросах местные непритязательны. Главное, чтоб школа была.

- У меня четверо детей, трое уже взрослых. И с деревянным туалетом двое - первая степень годности, один уже пришел из армии, другой только пойдет. Учатся в университете. Учителя у нас хорошие! - выступает Валентина Богунь.

Микрофон передают на галерку - там сидит «контингент учащихся», о котором говорят чиновники. Многим уже есть 16, они получили паспорта и, как юные граждане, хотят участвовать в принятии решения относительно своей школы. Несколько человек по очереди заявляют, что хотят продолжать учебу на белорусском языке в Омеленецкой школе. В соседних деревнях, куда их могут перевести, учат на русском.

Начальник отдела по образованию Каменецкого райисполкома Виктор Грицук попросил школьников выйти из зала.

Начальник отдела по образованию Каменецкого райисполкома Виктор Грицук попросил школьников выйти из зала.

Фото: Оксана БРОВАЧ

- Я хачу вучыцца на беларускай мове. Я не лічу, што гэта дрэнна. Тым больш што мы жывем у Беларусі! - говорит старшеклассница.

Разгул демократии пресекает Виктор Грицук, начальник отдела по образованию Каменецкого райисполкома.

- Спасибо, дети, что вы пришли, что вы болеете за школу. Пожалуйста, идите домой. До свидания, - резко говорит он.

Зал гудит - родители возмущаются, что детей выгоняют.

- Если они сюда пришли, значит, им эта школа небезразлична! - выкрикивает мужчина.

Жители отстаивали не только здание школы, но и право детей учиться на белорусском языке.

Жители отстаивали не только здание школы, но и право детей учиться на белорусском языке.

Фото: Оксана БРОВАЧ

«Это стыд!»

Дети все же покидают собрание. Атмосфера в зале накаляется, а Виктор Грицук продолжает свое выступление.

- За время моей работы мы закрыли 28 школ. Выпала честь нам такая, - говорит Грицук.

- Молодцы! - иронизируют люди и аплодируют.

- Если вам будут предлагать учреждение образования, то похожего на то, которое есть у вас, в плане безопасности, эстетики, уже не будет. Нужно современное здание, где ваши дети не должны быть обделены ничем. Никто не ставит задачи на Омеленце поставить крест! Детям будет не хуже. Гарантирую и уверяю, - высказывает свое мнение начальник отдела по образованию Каменецкого райисполкома.

Собрание закончилось неожиданно. Вопросы из зала еще не иссякли, но представители власти встали, откланялись - и ушли.

- Это стыд! - прокомментировали демарш местные жители. - Мы так поняли, туалеты не сделают?