Звезды

«Я сама виновата, что, будучи 25-летней, согласилась на этот образ Барби на экране»: самая сексуальная белорусская телеведущая рассказала, как разбивает стереотипы о себе

«Комсомолка» узнала у Ирины Ромбальской о ее увлечениях куклами, скульптурой, бегом и отношении к замужеству
Фото: Слава ПОТАЛАХ

Фото: Слава ПОТАЛАХ

- Ира, ты говорила, что у твоего рода шляхетские корни?

- Да, это дворянский польский род, у нас есть герб. Сестра моего отца, моя тетя, расписала нашу родословную до седьмого колена. Не все там было радужным - в истории нашей семьи было и кровосмешение, и безумные трагедии. Интересно, что я в детстве не любила свою фамилию, мечтала ее поменять, а теперь горжусь, даже творческий псевдоним взяла ИРРА - из первого слога имени и фамилии. Теперь переживаю, что у дочки Изабеллы другая фамилия. Вынашиваю план как записать ее на двойную - Хануник-Ромбальская. А пока у нас так сложилось, что передать фамилию некому.

Фото: Анастасия БАЗЫЛЕВА

Фото: Анастасия БАЗЫЛЕВА

Новый год для меня - день рождения дочери

- Есть у вас семейные традиции встречи Нового года?

- Этот праздник наполнился для меня совершенно другим смыслом 12 лет назад. Ровно в новогоднюю ночь родилась моя дочка Изабелла, чего не планировала ни я, ни врачи. Роды были сложными, после чего мне выдали дочку, и медсестрички ушли праздновать. На улице салюты, а ты лежишь и не знаешь, что делать с этим комочком. Так что Новый год мы празднуем одновременно с днем рождения дочери. Стараемся не устраивать праздник дома - выбираемся в кафе или уезжаем куда-то. Так что про фирменные блюда я вам не расскажу - это точно не про меня. Да и в целом я не очень люблю праздники, со мной вечно что-то происходило. Помню, подростком я вышла на улицу к елке, и на мне загорелась шуба. Так что новогодняя ночь могла для меня закончиться плачевно. А еще я жуткий аллергик, так что за столом всегда очень осторожно пробую блюда и спиртное. Отек Квинке и скорая помощь в разгар праздника - мой любимый лайфхак, как запомнить этот день.

- Многие воспринимают тебя ведущей «Метеогида» на ОНТ, хотя это лишь видимая часть айсберга, не правда ли?

- Да, на ОНТ я веду два проекта, в том числе в качестве продюсера - «Марков. Ничего личного». Все на ТВ веду - от задумки и сценария до выдачи в эфир. Полный цикл, «под ключ». Прямо сейчас занимаюсь сьемками социального ролика антиалкогольной кампании и запускаю телеграм-канал про погоду «Рябов ответит». Работа мечты - обсуждение в кадре со знаковыми людьми их предпочтений в искусстве и литературе. Вообще для меня знание и цитирование случайными людьми Довлатова и Оруэлла, например, - это своего рода культурный код - ты из моего прайда. Но, наверное, сама виновата, что, будучи 25-летней, согласилась на этот образ Барби на экране. Тогда мне казалось, что я хорошая актриса и смогу играть эту роль. Но сейчас этот стереотип меня удручает, я чувствую, что на экране лишь мизер меня реальной. Вот в этом зазоре между мной реальной и телеобразом просто ветра гуляют! Получился сквозняк, и закрыть эту дверь очень сложно.

Фото: Анастасия БАЗЫЛЕВА

Фото: Анастасия БАЗЫЛЕВА

Руководство и люди вокруг дают возможность реализоваться за кадром, просто я не привыкла бравировать трудом. Если бы я выкладывала в соцсети все, что делаю, люди бы покрутили пальцем у виска. А может, у меня просто нет на это времени? У нас сейчас такое время - на слуху тот, кто круче себя пропиарил. Красивая трансляция иллюзий о себе - тренд. Вместе с тем множество людей вообще ничего не делают, не создают никакого продукта и философии, - при этом их называют инфлюенсерами. Ругательное уже слово, дискредитирующее себя. Я выбираю настоящую жизнь и очень асоциальна в плане социальных сетей.

- Ощущаешь, что телевидение теряет свою аудиторию?

- Исследования говорят о том, что телевидение все еще первично. Даже если люди говорят, что не смотрят телевизор, то так или иначе включаются в обсуждение программ. Значит, они смотрят телевизионный контент в интернете. После каждой программы я обязательно отслеживаю рейтинг цитирования. Ссылки на контент программы «Марков. Ничего личного», например, доходят до 200 за выпуск. Просмотры «Метеогида» на сайте - за 50 тысяч. Так что, если человек не посмотрел ящик лежа на диване, это не значит, что он не видел ТВ в YouTube или не читал статью с выдержками на стороннем информационном портале. Я и сама дома не включаю телевизор, но отслеживаю все в смартфоне. Так что телевидение не исчезнет - оно просто примет другую форму. Но достоверность напечатанного в «КП» или увиденного на ОНТ в разы выше. Мы все равно будем агрегатом по производству высококачественного видеоконтента. Может, будем называться медиавидение, кто знает.

- При твоем режиме ты еще и успеваешь быть в курсе новостей?

- Для меня просматривать ленту новостей - ежедневная процедура, как зубы чистить. Приезжаю на телевидение одной из первых, около 8 утра, а уезжаю порой и ночью. Мне кажется, я научилась играть со временем, растягивать его, если очень нужно. Знаю даже, сколько секунд горит красный на каждом светофоре, чтобы успевать жить. Я в этом плане ремарковская Лилиан из «Жизни взаймы». Раньше мучилась вопросом: «Зачем тебе надо все, почему ты снова мчишься заниматься очередным безрассудным делом?» Но потом прониклась теорией пассионарной личности - когда ты передаешь другим избыток своей энергии. Наверное, я очень ресурсный человек и умею отдавать, а не брать.

После 15 - 20 километров бега наступает обнуление

- Ты отдыхаешь вообще когда-нибудь? Вот, в спа ты была когда?

- Эффект спа сильно преувеличен, это маркетинговый ход. И отпуск несколько раз в год точно сильно переоценен. Последний раз я была в спа после Минского полумарафона с телеведущими Наташей Стельмах и Викой Сенкевич. Но это заслуженно после дистанции в 21 километр. От ленивого отдыха я устаю. Мне кажется, что это летаргия. Для меня настоящий отдых - переключение с одного вида деятельности на другой.

Бег в жизни Ирины появился всего четыре года назад

Бег в жизни Ирины появился всего четыре года назад

- Бегать марафоны ты ведь начала относительно недавно?

- Да, года четыре назад. Когда начинала, через 350 - 500 метров уже задыхалась. Если учесть, что я астматик, для меня это вообще большой вызов. Правда, меня, как перфекциониста, тут ожидал большой облом. Я поняла, что не смогу быть лучшей. Но в благотворительном забеге, который длился 24 часа, я заняла итоговое четвертое место, и это очень хороший результат. Бег для меня - интеллектуальный вид спорта, поскольку можно параллельно слушать аудиокниги, о чем-то думать. Я стараюсь пробегать 5 километров по утрам, а в выходные, когда времени больше, пробегаю до 12 километров. После 15 - 20 километров ты обнуляешься, в голову приходят интересные мысли, работы, сценарии. Это катарсис. В плане бега мне очень везет на людей-мотиваторов - таких, как Ольга Хижинкова, Петр Рагойша.

- А на личную жизнь хватает времени?

- Да, в старости будет что вспомнить - и большую любовь, и какие-то сумасшедшие поступки. Для меня ценнее всего эмоции. Но вообще, я не люблю рассказывать о личном. Банальные слова обесценивают чувства.

- А что для тебя замужество?

- Роспись в загсе - это точно еще не брак. Я считаю браком только венчание. И фамилия тоже все-таки должна быть своя, особенно если ты личность и что-то значишь в этой жизни. Сейчас занимаюсь проектом по борьбе с домашним насилием, и, когда вижу, какое количество женщин с этим сталкивается, начинаю думать, что такой брак точно не имеет права на существование, это просто узаконенный абьюз.

- А что на этот счет говорят твои родители?

- Они меня с детства муштровали насчет внешности и учебы. А вот по поводу личной свободы никогда ничего не указывали. Свою дочь в выборе пары тоже не собираюсь ограничивать.

Процесс создания скульптуры может длиться не один месяц

Процесс создания скульптуры может длиться не один месяц

Хотелось бы создавать кукол с натуры - да где там!

- Давай поговорим о твоих куклах - что является отправной точкой к творчеству: влюбленность, грусть?

- Определенно, это сублимация. То, что впечатлило, вызвало в душе отклик. Та же моя работа по борьбе с домашним насилием отразилась и в творчестве. Но когда я берусь за новую работу, никогда не знаю, во что это выльется. У всех моих скульптур очень непростой характер.

- Ты в них себя повторяешь…

- Не столько себя, сколько просто «царапаю» взгляд зрителя. В плане художественного изображения красоты мы ничего нового не изобретем, все сказано до нас. Для меня искусство заключается в том, чтобы заставить зрителя задуматься и, может, изменить что-то в себе.

- Тебе не нравится ваять мужчин?

- Ой, нет. У меня было довольно много кукол-портретов, причем и известные тоже - художник Андрей Смоляк, ресторатор Саша Ярославцев, хоккеист Костицын…

- Ты их создаешь с натуры?

- Некоторых - я бы с удовольствием (смеется)! Но нет, с фотографий. Хотя как раз в феврале поеду на мастер-класс по лепке мужского торса с натуры. Хотя мастер пытается поменять задачу на женскую, вот это скучно, что я там не видела. Но, если честно, не очень люблю делать заказы. Кстати, сейчас вот пришел крутой заказ, но откажусь, наверное. Это пятиметровая статуя баскетболиста в Черногории. Если бы мне предложили сделать что-то на социальную тему, я бы рискнула. Но банальный баскетболист…

Эта скульптура Ирина выставлялась недавно в Лувре.

Эта скульптура Ирина выставлялась недавно в Лувре.

- Тем не менее тебя выставляют в Лондоне, в Париже. Мы даже писали, что ты в Лувре осенью выставляла работу.

- Оказалось, это совсем несложно - сложно заработать на этом деньги.

- Самая большая сумма, за которую ты продала свою работу?

- Около $2000 - это пластик. Бронза дороже. Тут ведь такое дело - можно сделать аксессуары из золота, и тогда цена куклы взлетит в разы. Простор для фантазии огромный.

- У тебя по-прежнему мастерская на даче?

- Да. И я бы очень хотела завести мастерскую в городе. Моя все-таки не настолько суровая. Скульптура - это вообще самый сложный вид искусства, антиженский, я бы сказала. Токсичные материалы, физическая сила… От идеи на планшете до воплощения в материале могут пройти месяцы. Художник нарисует картину куда быстрее. Да и везти ее за границу на выставку удобней. Когда тащила свою скульптуру в Лувр, чуть не плакала. У меня отломалась ручка в сумке, приходилось нести ее в руках. Галантные французские мужчины пытались мне помочь - и надо было видеть их лица, когда они понимали, что сумка весит более 30 килограммов!

- Может случиться, что это увлечение украдет тебя у телевидения?

- Все не так просто - телевидение ведь тоже затягивает, и я до сих пор не могу понять, что мне более интересно. Но если говорить о деньгах, живу я в основном за счет телевидения. Впрочем, я не очень материальный в плане вещей человек. Потребительский терроризм - точно не мое. Я считаю, что мы себя теряем в дорогих вещах. Скажем, купить эпоксидный пластилин для меня куда важнее, чем брендовую сумочку.

Боготворю красивых, сумасшедших, умных женщин

- Я слышал, что ты с Женей Чалышевым написала песню для Алены Ланской? Может, и сама поешь?

- Ну зачем же народ травмировать! Если только в рамках определенных проектов. Петь - точно не мое. А вот стихи я пишу, да.

- Тебя до сих пор привлекают к показам моды. Помню, весной участвовала в показе модного итальянского дизайнера.

- Это по большой дружбе! Я преподавала в Национальной школе красоты, а сейчас, к сожалению, не хватает времени. Пыталась рассказать девочкам о профессии, они просто впитывали эти знания. Мне очень хотелось бы, чтобы мнение о моделях как о недалеких гламурных девицах изменилось. Даже на многокилометровых французских кастингах, где сидели сотни девочек, я, сидящая в углу с книгой, вызывала хоть проблеск интереса у избалованных агентов. А у нас ведь есть Катя Доманькова, Оля Хижинкова - это прекрасные, невероятно красивые, сумасшедшие и умные женщины, которых можно боготворить.

Один из показов на Belarus Fashion Week

Один из показов на Belarus Fashion Week

- Я слышал, что тебе предложили сделать статуэтку для конкурса «Мисс Европа» и самой ее вручить.

- Все в процессе переговоров с испанцами. Конкурс пройдет в апреле - мае следующего года.

- В Египте наших туристов встречает билборд с Дмитрием Кохно, который против своей воли «рекламирует» там казино. А бывало, что твои фото используют в рекламных целях, не спрашивая о желании?

- Что касается казино, мое изображение появилось в рекламе одного из них легально. Но тоже встречало меня в аэропортах разных стран. Но вообще, бывало, я свое изображение вылавливала на сайтах эскорт-услуг. Присылали мне из Болгарии плакаты, на которых я рекламировала косметику. Лично «снимала» уже готовые борды в белье, на которые не было никакого согласования.

- Ты снялась в 13 фильмах, но давно не было ничего нового.

- Режиссеры видят меня в одном и том же образе - я его называю «халатным». Как-то грустно, пусть и предлагают неплохие деньги. Пару месяцев назад получила сценарий, действие происходит в мастерской скульптора. Я воодушевилась, прочла - а там сцена безудержного секса в мастерской…

Дочь тоже рисует, но мечтает стать стоматологом

- Изабелла уже определилась, кем собирается стать?

- Она учится в минской гимназии-колледже искусств, поступили при сильном конкурсе, и талант уже проявляется. Я даже ей завидую немного, так как самой хотелось бы сутки напролет заниматься живописью, рисунком и композицией. Тем более там великолепные педагоги. А я ведь даже не могу стать членом Белорусского союза художников, поскольку у меня нет диплома Академии искусств. А вот членский билет Евразийского художественного союза по отделению скульптуры малых форм я на днях получила в Москве. Но мы про дочь, а не про меня. Фантазия у нее сумасшедшая, в голове просто космос! Но вот недавно выдала мне, что будет стоматологом!

- А какие у нее еще увлечения?

- Мне очень нравится, что она сейчас читает запоем. Причем только бумажные книги, электронные не воспринимает. На книжной ярмарке нас все знают в лицо. Еще не признает соцсети ни в каком виде, возможно, это форма протеста такая. А я этому рада, потому что не хотелось бы еще и их контролировать. Изабелла мечтает заняться какой-то волонтерской деятельностью, но везде, где это возможно, требуются люди постарше, 16+.

- Может, за лошадьми ухаживать?

- С этим мы пока закончили. Летом она упала с лошади и сломала плечо, носила гипс. Я ее утешала и говорила - зато будет о чем рассказать одноклассникам, когда придешь в школу. И решили разрисовать гипс к концу четверти татуировками.

Ирина говорит, что у ее дочки Изабеллы сейчас непростой возраст, но очень интересный. Фото: Катерина ЯСИНСКАЯ

Ирина говорит, что у ее дочки Изабеллы сейчас непростой возраст, но очень интересный. Фото: Катерина ЯСИНСКАЯ

- Я знаю, что вы дружите с модным дизайнером Натальей Ляховец…

- О, это моя любовь! Я кайфую от того, что жизнь сводит меня с такими безбашенными талантливыми людьми. Ляховец была первой, кому я позвонила, когда дочь сломала руку. Она ей сшила безумное платье на заклепках - на ее гипс ведь невозможно было надеть стандартную одежду.

- Понравилось дочери?

- Да. У нее непростой возраст, но при этом очень интересный. Я счастлива, когда наши вкусы совпадают - например, нам обоим нравится не только Фрида Кало и Де Кирико, но Билли Айлиш, и мы думаем летом сорваться и поехать на ее концерт где-нибудь в Европе. Изабелла меня пытается учить, даже иногда ерничает: мама, и как тебя люди терпят? Зато утром мы можем рассказать друг другу сумасшедшие цветные сны, где проживали какие-то фантастические иные жизни. И сказать: обалдеть, и что, сегодня снова жить?! Это так утомительно, но так круто!