2019-12-26T14:40:36+03:00

Сергей Сторчак: За счет Стабфонда мы расстались с внешними долгами

Заместитель министра финансов в эксклюзивном интервью «КП» прокомментировал заявления Кудрина о роли Путина в создании стабилизационного, резервного фонда и ФНБ
Поделиться:
Заместитель министра финансов Сергей Строчак. Фото: Павел Головкин/ТАССЗаместитель министра финансов Сергей Строчак. Фото: Павел Головкин/ТАСС
Изменить размер текста:

Нынешний глава Счетной палаты, а во второй половине 2000-х руководитель министерства финансов, Алексей Кудрин, оценивая 20-лет Владимира Путина, заявил следующее: «Он (Путин — ред.) единственный, может быть, вопреки многим позициям поддержал создание в свое время Стабилизационного фонда, потом Резервного фонда, потом Фонда национального достояния, которые сыграли свою решающую роль в кризис 2008-2009 года. Не сокращались зарплаты, а пенсии даже выросли в два раза в тот период, в тот кризис. Это очень важно».

Прокомментировать заявление Кудрина «Комсомольская правда» попросила заместителя министра финансов Сергея Сторчака.

- Сергей Анатольевич, ваш бывший шеф по Минфину сделал громкое заявление о том, как созданные несколько лет назад фондов спасли страну...

- Стабилизационный фонд в 2005-м создавался, когда я был заместителем министра финансов, а Кудрин — возглавлял министерство. Я с коллегами писал правила управления этим фондом. Алексей Леонидович нисколько не слукавил, сказав то, что он сказал. После политического решения началась концентрация денег.

- А не хотели их «просто потратить» на «народные нужды»?

- Дискуссия о том, чтобы конъюнктурные доходы куда-то прятать, очень оживленная велась. После завершения дискуссии было принято решение об учреждении стабилизационного фонда .

- Дискуссия шла на уровне правительства или на уровне минфина?

- И так, и так. Внутри Минфина она была достаточно напряженной. Потом продолжилась за рамками министерства. Кудрин, конечно, лучше помнит и знает все подробности. На техническом уровне все было довольно быстро согласовано. На политическом — это все дольше шло. Все, что было связано с досрочным погашением долгов Парижскому клубу — мы как раз за счет средств Стабилизационного фонда и платили.

- Это сразу прописали?

- Разработанные нами правила предусматривали направления использования средств, рамки. Одно из направлений — повышение эффективности управлением государственным внешним долгом. За счет средств Стабилизационного фонда досрочно вернули многомиллиардный кредит МВФ. А потом дважды рассчитывались со странами — членами Парижского клуба.

- То есть первой главной задачей такого фонда было закрыть внешние долги?

- Он потому и назывался Стабилизационным. Создавался для противодействия влиянию внешней среды, внешней конъюнктуры на внутреннюю ситуацию. А токсичность и трансмиссия внешней среды передается как раз через государственный внешний долг. И через внешний долг корпоративного сектора. Но на тот момент, в 2005-м, у «корпоратов» особых обязательств внешних не было. Перед буржуями. А у государства были. И мы их за счет накопленных резервов и погасили.

- А резервный и фонд национального благосостояния возникли позже почему?

- Стабилизационный фонд стал жиреть. На использование его средств появилась политическая конъюнктура. Много желающих возникло, чтобы накопленные в Стабфонде средства тратить. Но миссия антикризисная — она же никуда не делась! Потому и разделили Стабфонд на два — на Резервный и на Фонд национального благосостояния. Резервный сохранил функционал антикризисного управления. У ФНБ первоначальная функция была связано с поддержанием устойчивости пенсионной системы, насколько я помню.

- Неужели сразу не нашлось желающих "пустить деньги в дело"?

- Лоббисты и прочие товарищи постепенно проломили решение, связанное с тем, чтобы часть ресурсов Резервного фонда использовать для финансирования и реализации крупных инвестиционных проектов. Что и произошло.

- Резервный фонд к 2018-му был исчерпан?

- Его фактически прикрыли. Посчитали, что ресурсов, накопленных в международных резервах, которыми управляет наш Центробанк, достаточно для того, чтобы поддерживать устойчивость финансовой системы.

- Кудрин, делая свое заявление, не хотел сделать приятное президенту, а просто констатировал факт?

- Да, это констатация. Что касается того, что Путин был чуть ли не единственным, кто решение поддержал — ну, это же середина 2000-х, времена правительства Фрадкова...

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также