Общество30 января 2020 12:12

Мама убитой учительницы из Черикова: «Страшно представить, что Наташа пережила в последние минуты жизни. Как я могу простить?»

Родные убитой женщины и сестра обвиняемых рассказали о том, как живут семьи жертвы и убийц после трагедии и смертного приговора
Наталья Васильевна всю жизнь работала в школе. Фото: соцсети

Наталья Васильевна всю жизнь работала в школе. Фото: соцсети

Жестокое убийство произошло 10 апреля прошлого года в Черикове, небольшом райцентре Могилевской области. Утром соседи увидели, что горит дом 47-летней Натальи Кострицы, учителя-дефектолога Чериковской школы. Тело женщины в доме обнаружили спасатели МЧС. Наталью убили, нанеся около 150 ударов, в том числе ножом. Из дома пропали почти все продукты и компьютер. Эти вещи нашли в сарае у соседей погибшей - семьи Костевых. Там вместе с сестрой, племянниками и старшим братом жили Илья и Станислав. На тот момент парням было 18 и 20 лет. Их задержали по подозрению в убийстве. Братья рассказали следствию, что к учительнице они шли, чтобы поговорить и защитить сестру Аню: незадолго до этого Наталья сообщила в милицию, что дети Анны находятся без присмотра. В результате семью поставили на учет.

Дом подожгли, чтобы скрыть следы убийства. Фото: СК

Дом подожгли, чтобы скрыть следы убийства. Фото: СК

В день убийства Илья и Стас выпивали, а в 23.30 отправились домой к учительнице и стали ее избивать. В материалах дела сказано, что в ее доме они провели 4 часа - вышли оттуда в 3.30 ночи. Чтобы скрыть следы преступления, братья подожгли дом, а нож выбросили в Сож.

На дело Костевых обратил внимание президент. В интервью на радио «Эхо Москвы» он передал свое видение этой ситуации:

- Два подонка, иначе их не назовешь - уже и разбои были, и наказывали их - убили свою учительницу. За то, что она защитила двоих детей их сестры. Сестра никакая, асоциальный элемент. А учительница защитила их и потребовала забрать из семьи. Они ее резали всю ночь. Она умоляла, просила, и в конце концов они ее к утру добили.

10 января судья Михаил Мельников вынес обоим братьям смертный приговор. На следующий день сестра Ильи и Станислава Анна подала апелляцию.

Мама учительницы Натальи Кострицы: «Они отняли у меня самое дорогое - как я могу это простить?»

У родственников и знакомых погибшей Натальи Васильевны Кострицы нет сомнений в справедливости приговора. Родители Натальи, ее муж и сын тяжело переживают потерю. Вера Петровна, мама убитой женщины, говорит, что у них с мужем сильно пошатнулось здоровье.

По словам собеседницы, дочка даже днем держала входную дверь запертой и открывала только знакомым и родственникам, которые знали условный сигнал. В тот день она была дома одна - муж работал в России, взрослый сын живет в Минске.

- Как и зачем она им в тот вечер открыла дверь, я не знаю, - говорит женщина.

Суд длился два месяца. Вера Петровна рассказывает, что каждое заседание давалось ей тяжело - трудно было и видеть обвиняемых, и выслушивать детали убийства. Наталью избивали руками и ногами, затем в ход пошли и два ножа, которые нашлись в доме. Всего на теле женщины насчитали около 150 ударов, включая несколько десятков ножевых ранений. Без слез Вера Петровна об этом говорить не может.

- В суде это все зачитывали и показывали фотографии с места преступления. Судья говорил, что, может быть, мне не надо это смотреть, но я должна была увидеть. На Наташе просто не было живого места. Только на голове было 20 ударов, на руках - 82 удара. Более того, уже мертвой они ей перерезали горло. Следователь, который вел дело, говорил, что такого не видел. Страшно представить, что она пережила в последние минуты своей жизни...

С обвиняемыми и их семьей Вера Петровна до суда знакома не была. В суде женщина сделала вывод, что раскаялись Илья и Станислав не искренне.

- Единственные слова извинения, которые я услышала, были сказаны во время последнего слова - и то, они читали, не отрываясь, с бумажки. Говорили, мол, мы еще дети, не знаем, как так получилось - водка попутала. Всего в тот день они выпили три литра пива с водкой… В суде было сказано, что сожалели они только о том, что не утопили труп и не взорвали дом. И во время слушаний они вели себя как герои. Улыбались, жестами показывали, что я ненормальная. Они отняли у меня самое дорогое. Они сами рассказывали, что Наташа убегала от них, умоляла оставить ее в покое, смогла выбежать на улицу, но ее догнали. Как я могу им это простить?

Илья и Станислав говорили во время процесса, что шли к учительнице поговорить. Вера Петровна считает, что убийство было спланированным.

- Почему тогда не пришли днем, если хотели поговорить? Зачем догоняли и продолжали избивать? В доме они вели себя как хозяева, не боялись. Включили везде свет, выходили на улицу перекурить, а потом снова брались за дело. Опустошили все шкафчики и холодильник, забрали всю еду, даже уксус. А потом под газовым счетчиком разложили костер и подожгли. Наташу они положили на диван - огонь не успел туда добраться, потому что люди заметили пожар.

«Никакой радости в сердце не осталось»

По словам Веры Петровны, к семье Костевых Наталья относилась нормально и даже помогала им.

- Наташа была уважаемым человеком, добросовестным, отзывчивым, для нее слова «нет» не существовало. Она же дважды спасла их племянников в 2017 году! Один ходил по крыше туалета, второй возле канавы гулял - она оттащила детей. Взрослых рядом не было. Наташа обратилась в опеку, и семью поставили на учет в СОП. После этого они на Наташу и обозлились. Она исполнила свой общественный долг, за что и погибла.

Наталья Васильевна всю жизнь работала в школе: сначала соцпедагогом, затем дефектологом. Какое-то время она была классным руководителем в классе, где учился Илья.

- Она хорошо знала эту семью, и сейчас невыносимо читать, как Анна (сестра Ильи и Станислава. - Ред.) рассказывает, что у них чуть ли не идеальная семья, а Наташа их допекала и сама спровоцировала.

На похороны Натальи собрался весь город. Пришли ее коллеги, бывшие ученики, соседи и жители Черикова, которые даже не были знакомы с убитой.

- Дорога розами была устлана. А дети, ученики как плакали! И сейчас вспоминают ее. На суде убийцы говорили, что им больно вспоминать тот день. А нам не больно было хоронить свою дочь? Помилования сейчас просят, а она ведь тоже у них просила помилования - никто не сжалился. Наташа как знала, что так случится. Планы на работу написала, обзвонила родных, братьев своих двоюродных - как будто попрощаться хотела. Отец Наташи тяжело заболел после этого, ему ампутировали ногу - конечно, все лето плакал, переживал. У меня тоже группа инвалидности. Вот так и живем - никакой радости в сердце не осталось…

Сестра Ильи и Станислава, приговоренных за убийство: «Поклялась перед Богом, что братьев никогда не брошу»

Анна Костева, старшая сестра Ильи и Станислава, молчала все 10 месяцев, пока шло следствие и рассмотрение дела в суде. Говорит, так посоветовали адвокаты - огласка могла навредить братьям. После смертного приговора Анна решила, что хуже уже быть не может, и дала несколько интервью.

Сестра обвиняемых надеется на смягчение приговора. Фото: соцсети

Сестра обвиняемых надеется на смягчение приговора. Фото: соцсети

В Черикове она больше не живет - в конце декабря вместе со своим мужчиной и четырьмя детьми она переехала в другую область. Говорит, постоянно чувствовала на себе осуждающие взгляды, а ее детей в садике и школе обижали сверстники. Сейчас она в декретном отпуске, но собирается найти работу на новом месте. Во время нашего разговора Илью и Станислава Анна называет исключительно «дети», хотя она старше одного брата на 8 лет, другого - на 6.

- Когда маму лишили родительских прав, я поклялась перед Богом в церкви, что я своих детей никогда не брошу. Во многом я им заменила мать, хоть и не вынашивала и не рожала их. Когда мама работала в ночную смену на хлебозаводе, оставалась с ними я. Потом начала уроки проверять, есть готовила, в школу водила. Поэтому для меня они дети, и я для них была авторитетом.

Анне 27 лет, она растит четверых детей от двух мужчин. Ее старшему ребенку - 9, младшему - 1,5 года. В Черикове они жили большой семьей: трое братьев - Александр, Илья и Станислав, Анна с мужем и детьми.

- Наш отец умер в 2001 году, у него случился порок сердца. Изначально нас, детей, было пятеро, но младший братик умер - наелся таблеток. Мать после этого осунулась, начала выпивать. Сами поймите - потерять и мужа, и ребенка. Когда мы со старшим братом уже были совершеннолетними, ее лишили родительских прав в отношении Ильи и Стаса. Маме поставили условие купить за 6 месяцев жилье, потому что мы жили на съемных. Она работала дояркой, и дом купить не могла. Поэтому она уехала в Россию на заработки, а Илья со Стасом остались в приюте на три года. Ничего хорошего там не было. Всю еду, которую я привозила, у них забирали старшие, постоянно их избивали. Такой жизни, как у нас, не пожелаешь и врагу. Когда мама вернулась в Беларусь, ее отправили на «химию» за неуплату алиментов (сейчас женщина отбывает наказание в Минске. - Ред.).

В 16 лет Анна бросила учебу и поехала работать в Москву, чтобы помочь маме выплатить кредит. И Илья, и Стас тоже бросали учебу в колледжах ради работы в России.

Первый раз семью Анны поставили на учет как находящуюся в социально опасном положении (СОП) в 2012 году. Тогда первый муж девушки избил ее и Стаса.

- Я обратилась в милицию, а меня поставили на СОП из-за семейных скандалов. Бывшего мужа депортировали в Россию, СОП остался на мне. Илья тогда поехал работать, чтобы помочь мне. Когда у меня начались проблемы со здоровьем и нужно было обследование в Минске, Стас тоже поехал в Москву на строительные работы. Каждый привозил по 1500 рублей. Для нас это были очень хорошие деньги.

В 2017 году семья попала на учет во второй раз. Тогда Анна на пару дней уехала к маме в Россию, детей оставила на братьев.

- К Илье пришли друзья, они пили пиво. А ребенок, Ян, ему было 3 года, бегал один на огороде. Соседке моей бывшей, ныне убитой, это не понравилось - ребенок был без присмотра, она вызвала милицию и опеку. Ребенка изъяли, Илью забрали в милицию, потому что он был в алкогольном опьянении. Меня поставили на СОП.

Сестре братья признавались, что не помнят половины событий той ночи. Фото: Телерадиокомпания "Могилев"

Сестре братья признавались, что не помнят половины событий той ночи. Фото: Телерадиокомпания "Могилев"

«Соседи считали, что я всех обманула и заселилась в дом»

Чтобы заселиться в дом, который когда-то был родительским, а потом был продан, Анна несколько лет судилась с жильцами и в результате добилась их выселения.

- Отношения с соседями сразу не заладились: меня оскорбляли, мол, малолетка, обманула всех. Мы в этом доме в итоге прожили 4 года, но соседских отношений ни с кем хороших не было, потому что все считали, что я несправедливо поступила по отношению к людям. Мы в доме сделали ремонт, натянули потолки, провели воду, купили материалы для газового оборудования.

Огород Костевых граничит с огородом учительницы Натальи Кострицы. Первые конфликты с соседкой начались почти сразу после заселения Костевых. Анна говорит, что куры Натальи Васильевны разгребли ей огород.

- Я просила следить за курами, но ничего не менялось. Тогда я обратилась в «Жилкоммунхоз» - после этого куры перестали к нам приходить. Когда мы начали воду проводить, выкопали траншею от колонки до дома, а ее после дождя размыло. Соседка вышла и начала оскорблять: «Нищету расплодила, грязь развела. Мать-кукушка, и ты такая же». Я спросила, за что ко мне такое нечеловеческое отношение? Она сказала, что со мной разговаривать не будет.

Еще один инцидент произошел в 2019 году. В доме Костевых тогда еще не отапливалась кухня, и Анна включала газ, чтобы прогреть комнату - образовалась задолженность в 60 рублей. За несколько дней до трагедии к Анне пришла Наталья Кострица.

- Начала с порога: «Ты в курсе, что у тебя есть задолженность? Меня попросили из школы, я по-соседски пришла тебя предупредить, а то детей у тебя заберут». Стас все это слышал.

«Не верила, что они на такое способны, пока не начались следственные эксперименты»

Вечером 10 апреля вся семья Костевых была дома. Анна закатывала березовый сок, братья пили пиво - за столом речь зашла о конфликтах с соседкой.

- Мне показалось - поговорили и забыли. Я собралась детей укладывать спать, а Стас с Ильей решили в город пойти, с друзьями встретиться. Я не знала, что они пойдут к соседке. Когда утром ко мне пришел участковый и сказал, что Наталья Васильевна сгорела - у меня глаза были по пять копеек. Позже привезли Илью и Стаса, сказали, что их подозревают в убийстве.

В милицию Анна позвонила сама после того, как увидела в сарае два подозрительных пакета с продуктами.

- Я набрала знакомому из РУВД, говорю, не хочу ничего думать, но мало ли, мои хлопцы могли где-то что-то украсть. Приехали сотрудники милиции, осмотрели эти мешки и сразу полезли на чердак - там нашли компьютер. Я не верила, думала, что это какая-то ошибка, пока не начались следственные эксперименты. Дети могли какой-то металл украсть, в драку влезть. Но чтобы такое… Недели две не могла прийти в себя. А потом отвернулись близкие и друзья, начали сыпаться угрозы.

За 9 месяцев Анне давали свидание с братьями дважды: через 6 месяцев после задержания и уже после приговора.

- Дети очень осунулись, у Ильи большие синяки под глазами. На них надета роба смертников с большими белыми кругами на спине и надписью ИМН (исключительная мера наказания. - Ред.) - это очень давит. Илья переживал очень за меня: «Аня, не дай бог, так произойдет, что нас будут расстреливать - не падай духом, держи себя в руках, расти детей. Стасу отказали во встрече с батюшкой, хотя раньше он постоянно с ним общался - и я видела, что он меняется, ему легче после таких встреч. Руководство отвечает, что ему не положено - уже сейчас к ним относятся так, как будто их уже нет.

Анна рассказывает, что на протяжении процесса ее обнадеживали слова адвокатов о том, что Илью приговорят к 20 годам, Стаса - к 15.

- Когда вынесли приговор, мне плохо стало, я осела. В это время все вокруг аплодировали.

В том, что случилось, Анна винит себя. Она предполагает, что, если бы Илья и Стас не видели ее конфликтов с соседкой, возможно, ничего бы не случилось.

- Если расстреливать их - наверное, и меня нужно ставить к стенке, потому что я причина, я виновник. На первом свидании я спрашивала, зачем они к ней ночью пошли. Стас сказал: «Ань, я не хочу об этом говорить, для меня это очень больно и до сих пор в глазах стоит». Илья объяснил так: не хотел такой же, как у него, судьбы своим племянникам. Но трезвым в жизни туда бы не пошел. Они выпили пива, водки в городе. Половины того, что было, Илья не помнит.

О том, что в Беларуси существует смертная казнь, Анна узнала только в суде. Такой приговор она считает слишком суровым.

- Справедливым было бы пожизненное. Я не смогу их похоронить, мне никто ничего не отдаст. Я с этим никогда не смирюсь. У меня маленькая надежда имеется, что что-то изменится. Но дело на контроле у президента, а он к таким вещам не склонен… Но я боюсь, если их не станет - мать осунется, не дай бог, что с собой сделает, нас останется двое. Больше в этом мире ничего держать не будет.

КСТАТИ

«Моратория на смертную казнь не будет»

Беларусь - единственная страна в Европе, где применяют смертную казнь. В интервью российскому журналисту Александр Лукашенко сказал, что моратория на смертную казнь в Беларуси не будет.

- Потому что не имею права. Референдум принял это решение. Референдум может только отменить. Не я ее вводил - она сохранена с тех пор. Я считаю, что смертная казнь как предупреждение некоторым подонкам помогает держать вот эту стабильность и разобраться с бандитизмом.

В 2019 году к смертной казни приговорили двоих: Виктора Сергеля за групповое убийство 8-месячной девочки в Лунинце и Виктора Павлова за убийство двух женщин 76 и 78 лет в деревне Присушино Витебской области. Приговор в исполнение пока не приведен.

17 декабря 2019 года расстреляли заключенного из Бобруйска, Александра Осиповича, которого признали виновным в убийстве двух девушек. Привели в исполнение и приговор в отношении 44-летнего Александра Жильникова. Он был осужден за убийство трех человек.

Интересное