2020-02-04T00:10:06+03:00
КП Беларусь

Актриса Мария Аронова: Никакой мужчина не может сделать тебя счастливой или искалечить жизнь - только ребенок

Народная артистка России приехала в Минск с гастролями и дала эксклюзивное интервью "Комсомолке"
Поделиться:
Фото: Галина КудрявцеваФото: Галина Кудрявцева
Изменить размер текста:

Она - яркая, харизматичная, заметная в любой роли: и в роли бесстрашной Марии Бочкаревой в фильме «Батальонъ», и даже в небольшой роли водителя автобуса в комедии «Тариф новогодний»… Да и спектакли с ее участием - как недавний «Маленькие комедии», прошедший в Минске, - всегда собирают аншлаги. За час до выхода на сцену народная артистка России дала откровенное интервью белорусской «Комсомолке», где рассказала о знаменитых партнерах по сцене, актерском везении и о том, чему научила ее мама в отношении к семье и мужчинам

ДОСЬЕ «КП»

Мария Аронова - народная артистка РФ, 47 лет. Родилась в подмосковном Долгопрудном. Ведущая актриса Театра им. Вахтангова. Известность актрисе принесли роли в фильмах и сериалах «Остановка по требованию», «Бригада», «Дети Арбата», «Артистка», «Солдаты», «Лед», «Батальонъ». Замужем за Евгением Фоминым, с которым познакомилась, когда тот работал начальником транспортного цеха Театра им. Вахтангова. В этом браке родилась дочь Серафима, 15 лет. От первого брака у актрисы есть 26-летний сын Владислав Гандрабура, который сегодня занят с ней в театральных проектах.

Одна из наиболее ярких ролей актрисы - образ Марии Бочкаревой в фильме "Батальонъ"

Одна из наиболее ярких ролей актрисы - образ Марии Бочкаревой в фильме "Батальонъ"

- Мария Валерьевна, почти в каждом интервью вы вспоминаете свою маму, свое детство…

- Потому что все в жизни человека идет оттуда. Семья была простая, но только по профессии: папа - инженер, мама - библиотекарь. Мама у меня была медалисткой, краснодипломщицей и умницей невозможной! Легче перечислить те книжки, которые она не читала, чем те, которые прочла, - она была гиперобразованным человеком. Все воспитание, которое мне дали родители, заключалось в простых истинах. Несмотря на то, что я с детства мечтала быть актрисой, мама всегда напоминала о том, что я - не богема. Если бы не эти ее важные наставления, вполне вероятно, что я бы погибла: закрутили бы выпивка, гулянки. Еще один момент - мамино отношение к семье: если ты запланировала семью и стала мамой, это является точкой отсчета, от которой ты и строишь свою жизнь. А все то, чем мы, актеры, занимаемся, - просто работа.

«КАК СОРОКА, ВСЕГДА ХВАТАЛА САМОЕ ЯРКОЕ - И ПОТОМ РАЗОЧАРОВЫВАЛАСЬ»

- Вы впервые собрались замуж, когда вам было 14 лет, - за 28-летнего выходца из Узбекистана. Через два года юношеская влюбленность прошла. Вашей дочери Серафиме в апреле исполнится 16 лет. Какова была бы ваша реакция, окажись вы на месте ваших родителей?

- (Пауза.) Не знаю. У меня масса вопросов, на которые нет и никогда уже не будет ответа, потому что моя мама ушла невозможно рано, когда мне было 23 года… Я задаю своему отцу вопросы: «Папа, как вы вытерпели? Как вы могли позволить мне?» На что папа пожимает плечами и говорит: «Как тебе можно было не позволить?» Видимо, их ощущение собственного ребенка как стихийного бедствия давало им право предоставить мне свободу.

- Многие актрисы говорят о невозможности совместить семью и творчество. В чем лично ваш секрет - быть востребованной в профессии и любящей мамой и бабушкой?

- Я - однозначно мама. Ведь у меня был очень наглядный пример - моя собственная мама. Она была абсолютно антибытовым человеком, но при этом таскала сумки, варила обеды, убиралась. Этот воздушный человек организовывал дом... И она всегда откладывала Рериха или Блаватскую, когда я приходила со своими детскими или подростковыми проблемами. Эти проблемы мгновенно становились для нее важнее, чем те философские книги, которыми она воспитывала себя. Помню одну ситуацию, я тогда училась в классе шестом-седьмом. Прибегаю домой, влетаю на кухню, мама стоит ко мне спиной, что-то режет. А у меня рухнул мир - меня бросил какой-то там мальчик. Реву: «Он бросил меня! Я покончу жизнь самоубийством!» И мама поворачивается ко мне, помню ее тонкий профиль. И так удивленно и тихо спрашивает: «Из-за мужика?» Я эту реплику мамы не забуду никогда. Обсуждая эту историю, мы дошли с ней до ее мнения: сделать тебя счастливым или искалечить тебе жизнь может только ребенок - никакой не муж, начальник или подруга. Ты должна рабски любить только детей. Все остальное неважно.

Кстати, что касается мужчины, то моя мама мне однажды сказала: «Маша, ты будешь счастлива тогда, когда я приду в твою жизнь в образе мужчины». И я такого мужчину встретила, когда в мою жизнь пришел Женя (муж актрисы Евгений Фомин. - Ред.). Какое же счастье, что я не прошла мимо! Я всегда, как сорока, хватала самое яркое - и потом разочаровывалась. А здесь пришел именно мой человек.

Актриса с супругом долгое время жили в гражданском браке, официально зарегистрировав отношения только в 2018 году. Фото: соцсети

Актриса с супругом долгое время жили в гражданском браке, официально зарегистрировав отношения только в 2018 году. Фото: соцсети

«МОЕ АКТЕРСКОЕ СЧАСТЬЕ В ТОМ, ЧТО Я - НЕ ГЕРОИНЯ»

- Если бы Мария Аронова не стала актрисой, то кем бы она стала?

- Думаю, общественницей. Но общественницей хорошей до тех пор, пока я молчу. Если бы я была в политике, то в живых меня бы не было точно (смеется). Во мне нет дипломатизма - рублю правду-матку, а потом сажусь и говорю себе: да что ж ты опять до десяти-то не досчитала?

- В актерской профессии много зависит от случая и везения. Ваша театральная карьера сразу сложилась успешно: на втором курсе вы начали служить в Театре им. Вахтангова, получили государственную премию в 22 года…

- Мое счастье в том, что я - не героиня. Я острохарактерная комедийная актриса, я трагикомик. Это ниша, в которой малое количество актеров. Когда я пришла в Театр им. Вахтангова, там уже была Юля Рутберг, нежно мною любимая, и потрясающая актриса Оля Чиповская, мама Ани Чиповской. И мы всегда шли параллельно: Юля не перебегала никому дорогу, я тоже никому, как и Оля.

Актриса называет себя трагикомиком. Фото: Галина Кудрявцева

Актриса называет себя трагикомиком. Фото: Галина Кудрявцева

- Труппа театра сразу приняла молодую артистку Аронову?

- Это было на втором курсе института. С тех пор - я там. Даже гримерку ни разу не меняла. Единственное - поменяли гримировальный стол. С ним, к слову, связана судьбоносная для меня история. Я попала в театр на роль Белотеловой в «Женитьбе Бальзаминова». Я всегда была большая, а актрисы Театра им. Вахтангова всегда отличались стройностью. И мне долгое время искали кринолин. И вдруг из костюмерной приносят кринолин, я отгибаю пришитую к нему бирку, а там написано - «Целиковская». Я думаю: «Ничего себе! В этом кринолине она когда-то, по-видимому, играла какую-то полную даму...» И вот в этом кринолине - он, конечно, на мне не сходился - я и репетировала. И как-то спросила: «Может, у меня есть возможность, хотя бы пока (я мечтала попасть в Вахтанговский, но не знала, оставят меня или нет) класть свои вещи в какой-то ящик?» Нашли мне ящичек свободный, я его открываю, а там - красная расческа. Спрашиваю: чья? Отвечают: Целиковская тут сидела. И тогда я подумала, это такой знак - мне словно сказали: «Ну, давай, проходи, мать».

- Вы снимались у Говорухина, Рязанова. Последние годы - годы потерь. Ушли великие - Этуш, Державин, Табаков, Юрский, Волчек, Захаров… Кого из ушедших партнеров, с которым вы работали, вспоминаете с особой теплотой?

- Во-первых, это Владимир Этуш - знаковый в моей жизни человек. Когда я с ним здоровалась, у меня пересыхало во рту. Он был ректором Щукинского училища, которое я заканчивала. Это был страшный человек, мне казалось, что я погибаю рядом с ним. И каким же удивлением для меня стало, что нежнее, незащищеннее я человека не знала в этой жизни. Человека, который нуждается в любви, ласке, участии. Но все это - если тебе повезло и ты допущен. В отношении меня это произошло в театре, когда я вышла на сцену с Этушем не как с ректором, а как с партнером. Еще один великий - не просто актер, а человек и личность - Михаил Александрович Ульянов, художественный руководитель театра, куда меня привели на втором курсе института. Пять с половиной секунд этот человек для тебя является великим, недосягаемым. А дальше - это твой дед, отец, дядя. Это были огромные личности. Как всегда говорил мне мой учитель Владимир Владимирович Иванов, чем больше - тем меньше. Я тогда этой фразы не понимала. Это были гении - Этуш, Ульянов, Яковлев. Сталкиваешься с ними - и вдруг понимаешь, что они доступные, демократичные, молодые. Они остановились в своем мироощущении в детскости, в юношестве...

«МОЛЮ БОГА, ЧТОБЫ У СЫНА БЫЛО КИНО»

- А вы себя видите в преподавании актерского мастерства?

- Мне неоднократно предлагали, но мое мнение: педагог должен быть образованнее ученика. А те дети, которые сейчас поступают в театральные училища, - это что-то невероятное: несколько языков, эрудиция, знание литературы. И ты сидишь просто как валенок рядом с этими детьми, чувствуешь себя полным идиотом.

- Ваш сын Владислав Гандрабура пошел по вашим стопам. Довольны ли вы тем, как складывается его творческая судьба?

- Я молю Бога, чтобы у него было кино. Он немножко повторяет мою судьбу - он старательный замечательный мальчишка, который совершенно не понимает, что такое камера. Ко мне это тоже пришло очень поздно. Я все-таки больше театральная актриса, работаю «жирно». Только встретившись с Говорухиным, только много работая с Игорем Угольниковым, я начала понимать, что такое камера. Большой школой для меня стала «Клубничка», первый российский ситком. Это был каждодневный тренинг твоего существования на камеру. Если бы моему сыночку досталась встреча с хорошим режиссером, это было бы счастье для него. И для меня, конечно.

Аронова мечтает о том, чтобы ее сын встретил "своего" режиссера. Фото: соцсети

Аронова мечтает о том, чтобы ее сын встретил "своего" режиссера. Фото: соцсети

- Вы играете с сыном на одной сцене, заняты в совместном спектакле. Помогаете как-то?

- Я каждый раз прохожу через «угольное ушко»: перестаю быть его матерью и становлюсь старшим товарищем. Ищу эмоциональные моменты, когда мне можно высказать свое мнение. Чувствуешь, что он идет не туда, но остановишь - убьешь эмоцию, которая в конечном итоге выведет к нужному результату. Думаю иногда: «Ладно, еще десять спектаклей я за ним понаблюдаю и скажу все». А на девятом видишь, что все у него получается.

«ВОТ ЧЕСТНО - МОЯ СТРАНА ДОЛЖНА ВЫГЛЯДЕТЬ КАК БЕЛАРУСЬ»

- Вы в Беларуси не в первый раз. Какими бы словами вы ее охарактеризовали?

- Мечта! Так должна выглядеть моя страна! Честно. Я не совсем знаю, как вы тут живете, как живут пенсионеры. Я о картинке. Я была не только в Минске, спектакли были в разных белорусских городах. То, как вы ухаживаете за вашими дорогами, вашими городами, - это сказка.

В Минске спектакль "Маленькие комедии" с участием Марии Ароновой собрал аншлаг. Фото: Галина Кудрявцева

В Минске спектакль "Маленькие комедии" с участием Марии Ароновой собрал аншлаг. Фото: Галина Кудрявцева

- У вас супернапряженный график. Как вы подзаряжаетесь? Знаю, что любите порыбачить на Волге…

- Рыбалка остается, но на Волгу мы перестали ездить. Виноват Михаил Полицеймако, ставший мне родственником, потому что я - крестная мать его старшей дочери, а он - крестный отец моей внучки Антонины. Мишка нас затащил в Болгарию, где у него была квартира в Созополе. И мы тоже купили квартиру, в Поморие - теперь вот рыбачим там. Еще одна моя отдушина - домашние животные. У нас прекрасные собаки: померанский шпиц и английский бульдог. А недавно мы завели саванн - Максимильяна и Сильвера. Саванны - это смесь бенгальской кошки с сервалом. Грациозные, магнетические... Приходишь домой, садишься - и не можешь от них оторвать взгляд.

- О чем мечтает Мария Аронова сегодня?

- Я живу в таунхаусе, мы выкупили две секции, но это все равно многоквартирный дом - так что мечтаю об отдельном доме с участком земли. А как актриса я бы хотела, чтобы в мою жизнь пришли исторические работы - такие, как, например, в спектакле «Царская охота», где я сыграла Екатерину II. Еще мечтаю, чтобы дочь Сима получила правильное образование. Я смотрю на нее и четко вижу: ее главное предназначение - помощница для людей. Она такое теплое ядро, около которого люди могут греться. А недавно она выдала: хочу быть психотерапевтом или психологом. Дай Бог, это останется у нее в голове! И, конечно, все пальцы и кулаки я зажимаю, чтобы у меня произошла мощная глубокая работа с моим сыном.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также