2020-02-04T13:27:02+03:00
КП Беларусь

«Ночью в дом стали ломиться немцы. Мать успела спрятать листовки за обои…»

«Комсомолка» продолжает конкурс рассказов о тех, кто воевал и получал награды за подвиги
Поделиться:
Михаил Мазуркевич был связным в партизанском отряде. Фото: личный архивМихаил Мазуркевич был связным в партизанском отряде. Фото: личный архив
Изменить размер текста:

«Мой отец, Мазуркевич Михаил Игнатьевич, родился в 1903 году в крестьянской семье в деревне возле города Мозыря. Кроме него в семье было пять братьев. После войны в живых остался он один.

В ночь на 22 июня 1941 года Осиповичи бомбили немецкие самолеты, так как это была крупная железнодорожная станция и в городе находились воинские части Красной армии. С момента оккупации города фашисты установили новый порядок: комендантский час, за нарушение которого был расстрел. Они устанавливали виселицы в центре города и на базаре, где вешали люди с табличками «Партизан».

Мы, дети, собирались группой и ходили на железнодорожную станцию, где находились вагоны с продовольствием. Залазили в эти вагоны и свои торбочки наполняли крупами и другими продуктами, которые находились в этих вагонах. Немецкие жандармы, охранявшие составы, спускали на нас овчарок и, если догоняли детей, жестоко их избивали.

В городе была создана полиция. Рядом с нами жил сосед, который там служил. Он следил за отцом и посылал свою дочь, мою ровесницу, и она ему рассказывала, что она видела и слышала у нас в доме… А мой отец был связным в партизанском отряде и выполнял задания командира - приносил листовки и газеты, отпечатанные в отряде для распространения среди жителей города, а также мины для организации диверсий на железной дороге и других объектах. В партизанский отряд отец доставлял медикаменты и табак.

Особенно хочу написать об акции по спасению еврейского населения города Осиповичи. Во время встречи с командиром отряда В.В. Глотовым отцу было поручено обойти ночью дома, где проживали еврейские семьи и сообщить им, что утром полицаи и немцы ворвутся к ним и поведут в места их уничтожения. Об этой акции партизанам стало известно через своих людей, которые по заданию служили в полиции. Отец, невзирая на комендантский час, всю ночь обходил дома, где жили еврейские семьи, и говорил им, чтобы они одевались и вместе с детьми уходили к партизанам в лес по указанному им маршруту. А утром следующего дня немцы и полицаи начали врываться в дома, где проживали еврейские семьи, которые не успели уйти к партизанам, и выгоняли их на улицу вместе с детьми…

Когда я увидела колонну идущих в окружении полицаев и немцев людей, среди которых были мои подружки, я выскочила на дорогу. Колонну сопровождали вооруженные немцы и полицаи. Увидев меня, фашист, идущий спереди, загнал меня в эту колонну, и я пошла вместе со всеми. Когда моя мама, Мария Михайловна Чабан, услышала от соседки, что меня ведут в колонне вместе с еврейскими девочками, она выскочила на улицу и, догнав колонну, обратилась к немецкому офицеру: «Это моя дочь, она не еврейка»... Он со злостью сапогом оттолкнул меня из колонны. А моих земляков еврейской национальности завели за город и там всех расстреляли. Вечная им память! Ни один из них не выдал отца…

Зато сосед-полицай за несколько дней до освобождения Красной армией города в 1944 году донес на отца в гестапо, после того как его дочь увидела в нашем доме и прочла листовки, которые отец принес из партизанского отряда. Ночью в дом стали ломиться немцы в форме СС. Мать успела спрятать листовки за обои. Когда фашисты вошли в дом, отца поставили к стенке и начали кричать, что он партизан, а сами учинили обыск: искали листовки и партизанские газеты. Они ничего не нашли, а отца увели туда, где были гестапо и полиция. Мы думали, что уже его не видим. Однако фронт так стремительно продвигался к Минску, что они не успели его расстрелять…

После войны отец работал мастером лесопильного цеха. Он ушел из жизни в 1982 году».

Тамара Михайловна ВОЛКОВА.

***

«Человек вернулся с того света»

«Это произошло в 1954 году. Мне тогда было неполных 12 лет. На нашей улице Урицкого в местечке Чашники все начали говорить, что Владимир Петрович вернулся с того света. Мы все, мальцы, были удивлены.

Когда стемнело, все взрослые собрались в доме Марковских. О Владимире Петровиче было сообщение, что он погиб без вести, а тут явился. Оказалось, он был в плену у немцев, а когда произвели обмен, его направили в Магадан на золотые прииски. Находился он там и копал до тех пор, пока не умер Сталин. По рассказу Владимира Петровича, было очень и очень тяжело, но он выжил. Он был другом моего отца Гуминского Григория Лукьяновича. Владимир Петрович нам помогал по хозяйству, смастерил нам лодку, на которой мы заготавливали сено и дрова.

Отец мой погиб в 1944 году в Литве - местечко Виштитис Вилкавишкского района. В 1975 году мы были на воинском кладбище, где похоронен мой отец. Но сейчас для посещения воинского кладбища нужно платить 60 евро на каждого человека… Обидно до слез, ведь мне уже 78-й год, и я хотел своим детям и внукам показать, где покоится их дед и прадед».

Анатолий Григорьевич ГУМИНСКИЙ.

***

«Бабушка принимала больных с утра до ночи»

«Моя бабушка Мария Макаровна была врачом-терапевтом по образованию и работала на Украине в оккупации. По воспоминаниям ее младшей дочери, моей тети, ее едва не расстреляли немцы.

Марию Макаровну (вторая слева) немцы едва не расстреляли за помощь партизанам. Фото: личный архив

Марию Макаровну (вторая слева) немцы едва не расстреляли за помощь партизанам. Фото: личный архив

«Она принимала больных с утра до ночи, - рассказывала тетя. - Конечно, среди них были партизаны - раненые. По сто человек принимала в день. Донесли. С трудом осталась жива! Я не знаю, сколько мне было тогда лет - четыре, пять? Но до сих пор помню, как явились к нам два солдата с винтовками и увели маму. С трудом вернулась вечером. Сколько горя хлебнула - Богу известно! Она святая. Молись за нее».

По воспоминаниям тети, ее мама заведовала тогда больницей в небольшом городе Сосница Черниговской области. Часть спрятанных лекарств относила нуждающимся в них семьям или ходила к партизанам. Очень добрая была.

На снимке слева направо: моя мать Элла, бабушкина старшая дочь, сама бабушка Мария Макаровна, сын ее Валентин, старшая сестра бабушки Александра и моя будущая тетя Тамара».

Светлана ЩЕПОВСКИХ, Минск.

КСТАТИ

Поделитесь своей историей о войне!

Может быть, в ваших семьях передаются из поколения в поколение рассказы о том, как ваши родные смогли пережить войну, как были счастливы вопреки всему. Поделитесь уникальной историей вашего рода со всеми! Один раз в месяц мы будем публиковать письма в газете. А абсолютно все истории попадут на наш сайт kp.by.

Пишите на электронный адрес: pobeda@phkp.by с пометкой «Награда моего деда». Очень ждем от вас не только истории, но и фотографии!

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также