2020-02-13T11:43:56+03:00
КП Беларусь

Анонимный Скорина и Москва-река вместо Двины-реки. Педагог о том, что не так с уроками литературы в белорусских школах

А русский язык учителя предлагают преподавать не так, словно мы живем в России, а как язык, которым пользуется большинство белорусов. Разбирались, в чем разница
Поделиться:
Фото: pixabay.comФото: pixabay.com
Изменить размер текста:

На полях XXVII Минской международной книжной выставки говорили о том, что происходит в школьной программе по белорусским и русским языку и литературе, о Москве-реке вместо Двины-реки и о том, почему упражнения в учебниках по русскому языку гораздо важнее, чем может кому-то показаться на первый взгляд.

- Мы не сравниваем две литературы: какая из них лучше или масштабнее, - предупреждает учитель русского языка и литературы смолевичской гимназии и исследовательница белорусской литературы Анна Северинец. - На мой взгляд, самая большая проблема в том, как русская культура входит в сознание белорусского школьника. Через какие формулировки информация остается в головах у детей.

Анна Северинец, учитель русского языка и литературы Фото из личного архива

Анна Северинец, учитель русского языка и литературы Фото из личного архива

Анна Северинец рассуждает об учебниках и пособиях по русскому языку и литературе и о школьной программе.

- Начнем с языка. В сборнике изложений для выпускников есть текст, где сказано, что первый славянский первопечатник - это Иван Федоров. До него, конечно, были какие-то анонимные книжки напечатаны… - приводит один из примеров Анна Северинец. - Но мы в Беларуси в курсе, чьи это были анонимные книжки и чей ученик Иван Федоров, у кого он взял доски и лекала...

Текст для изложения далеко не единственный случай, где первопечатник - Иван Федоров, а Франциск Скорина остается анонимом.

- В учебнике для шестиклассников, к примеру, тоже есть упражнение про Ивана Федорова, Франциск Скорина там вообще не упоминается, - еще один пример. - А рецензенты этого учебника - учителя гимназии Франциска Скорины!

«Питер-красавец и Ясная поляна. Что вы знаете об этих уголочках нашей родины?»

Изложения, говорит Анна, такой вид работы, что остается в голове у школьников надолго. Если уж написал текст по памяти, какие-то моменты могут для детей и подростков вырисоваться в культурный код. Но теперь об учебниках по русскому - с упражнениями, которые школьники выполняют ежедневно.

- Возьмем, например, тему «Приложения», - предлагает Анна. - Примеры в правилах и упражнениях - Москва-река, Питер-красавец… Но не белорусская топонимика и история.

Или очередной пример из белорусского учебника по русскому языку.

- В упражнении задание: у нас есть Карабиха, у нас есть Михайловское, Ясная поляна… Напишите, пожалуйста, что вы знаете об этих уголочках нашей родной земли… Я не знаю, по недосмотру ли это, случайно ли…

«Выбросить из программы по белллиту Юлия Таубина - как выбросить Пастернака из русской литературы»

В русской литературе перекос еще масштабнее и проблемнее, считает педагог.

- Мы читаем очень много текстов, в которых говорится, что самая прекрасная в мире природа - русская…Русская береза, реки и озера, - рассуждает Анна. - Когда на это смотришь, как учитель, который преподает в национальной школе, понимаешь: расслабиться не можешь ни на секунду.

Кто-то может сказать, что это же нормально: русские писатели любят русскую природу.

- Конечно, они имеют право писать, что русская береза самая прекрасная в мире из берез, - говорит Анна Северинец. - Точно так же, как я считаю, что самая красивая береза -белорусская, а две березы на самом деле одинаковые.

Анна Северинец считает, что центральным предметом должна быть национальная литература.

- А любая другая литература (не важно, какая - украинская, польская, русская или еще какая-то) должна как-то отсматриваться на этот счет, - высказывается педагог. - Но если мы говорим о космополитичности, пусть будет в программе по литературе и французский поэт, пусть расскажут про финские березы и про норвежские. Чтобы мы понимали: мир разнообразен и не замыкается на извращенно поданной белорусской литературе и русской, программа которой складывалась с XIX века и практически не потерпела изменений. «Мцыри» с 1845 года в программах!

«Я ни разу не встречала в белорусских учебниках слова «Мозырь»

Русская литература, по словам Анны Северинец, уже отстоялась в лучших классических текстах, а мы рядом с ней ставим национальную литературу, которая выглядит не самым лучшим образом.

- Давайте представим: из русской литературы выбросили Пушкина. Оставили от него только «Клеветникам России». Как у нас с Купалой, - проводит параллели педагог. - Или выбросили всего Пастернака, как у нас выброшен Юлий Таубин. Я называю сопоставимых по масштабу произведений и величине таланта писателей. Выбросили Сергея Есенина, которого так любят дети (как в белорусской литературе выброшен Кляшторный), Булгакова - как у нас выброшен Зарецкий. Давайте преподадим такую неполноценную русскую литературу рядом с полноценной белорусской?

Еще один принципиально важный момент: позиционирование российских деятелей как наших.

- У нас даже среди учителей частое слово «наш». «Наш Петр первый», «наш Суворов»…- приводит пример Анна Северинец. - Хотя деятель этот не наш. И имеет к нашей истории диаметрально противоположное эмоциональное отношение. Весь этот комплекс проблем был еще в моем детстве. Я выросла с глубоким комплексом, что я белоруска. У нас все так убого, ничего нет: ни берез, ни природы, ни нормальных поэтов (детям не интересно читать бесконечно про войну). Но есть русская литература. И мы продолжаем воспитывать детей, как граждан другой страны. Мы не можем придумать упражнения про Минск, Гомель и Мозырь. Я ни разу не встречала слово «Мозырь» в учебниках по русскому языку. У нас преподается русский язык так, как будто мы в России живем, а он должен преподаваться так, как язык, которым пользуется большинство граждан нашей страны. Русский язык в Беларуси.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также