Звезды2 марта 2020 22:17

Белорусские участники «Евровидения-2020» группа VAL: «Рожать в прямом эфире мы точно не будем!»

Поговорили с Валерией и Владом о том, почему их сравнивают с NaviBand и что означают их масонские знаки
В этом году Беларусь на "Евровидении" представит VAL

В этом году Беларусь на "Евровидении" представит VAL

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Как вы отнеслись к тому, что оказались вторыми и у зрителей, и у жюри?

- Если честно, мы не ожидали, что победим. Что касается вторых мест… Мы понимаем, что наша музыка не из тех, что нравится абсолютно всем. Над ней нужно поразмыслить. Наша публика - думающая, читающая. Так что относимся к этому нормально. Но вместе с тем мы сделали все, что могли, и выступили хорошо.

- Знаю, что вас поддержала украинская певица Джамала - победительница «Евровидения-2016»…

- Да. Но для нас она в первую очередь - наставница Леры в украинском «Голосе краiны» (Лера Грибусова участвовала в украинском шоу и прошла в четвертьфинал. – Ред.). Еще до финала нашего нацотбора она написала, что держит за нас кулачки. С этим ее благословением мы и победили. Да и сейчас мы на связи. Ее опыт бесценен. Сегодня мы побеседовали с представителями Белтелерадиокомпании и поняли, что нам дают карт-бланш по многим творческим и организационным моментам. Предполагаем, что наша команда по подготовке к отбору станет международной. Мы уже видели макет сцены в Роттердаме и сейчас думаем о том, как интегрировать наш номер, чтобы он смотрелся максимально эффектно.

Валерия Грибусова во время финала нацотбора на "Евровидение"

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Вы впервые в финале нацотбора, и сразу победа. Вы вообще следили до этого за «Евровидением»?

- Да, конечно! Влад принимал участие в аранжировке песни NaviBand, а также в подготовке нескольких артистов, которые были в нацотборах прошлых лет. Например, Майкла Соула, а также в детском отборе - работал с Машей Ермаковой. Так что все возникло не в один момент, мы шли к «Евровидению» поступательно.

- Как давно вы знакомы?

- С 2015 года. Записывали вместе шуточное поздравление нашей общей знакомой, и этим же трэшовым музыкальным составом даже подавали заявку на отбор в 2016 году. Это было ради прикола, так что не прошли, конечно же.

- Может, сейчас самое время выпустить ту песню ради вирусного видео?

- Только если после «Евровидения», потому что сейчас совершенно не будет времени.

- Вы не особенно давали информационные поводы до нацотбора…

- Мы не стали придумывать, что продали квартиры, чтобы оплатить подготовку к «Евровидению». Мы просто аккумулировали энергию. Зато в день отбора на телевидении вышла реклама фестиваля «Рок за Бобров» с нашей песней, за что мы очень благодарны организаторам феста. Ее все заметили.

- Над вашим номером много людей работало?

- На финале в нашем фанатском списке было 123 человека! А подготовкой номера непосредственно занималось 12. Большое им спасибо! После победы мы поехали на афтепати, и несколько наших друзей не из мира шоу-бизнеса были в шоке, какая большая у нас команда.

Влада и Леру связывают не только творческие отношения - это видно невооруженным взглядом.

- На сцене у вас любовный треугольник: два парня и девушка. Было бы совсем по-евровизионному, если бы в итоге девушка ушла, а парни остались…

- Этот вариант можно рассмотреть для Нидерландов (смеются). К секс-меньшинствам мы относимся хорошо, у нас есть такие друзья. У них хороший вкус, они умеют замечать интересные детали.

- Не секрет, что вас связывают не только творческие отношения. Помнится, первые белорусские участники «Евровидения» Александра и Константин даже пытались делать на этом фишку?

- Ну, рожать детей в прямом эфире мы точно не будем! У нас другая история в песне Da Vidna. Она о непростой женской доле и о том, что раньше девушку могли выдать замуж не по любви, она была несчастлива. И то, что было ночью, оставалось ее тайной.

- Вас многие сравнивают в NaviBand. Даже придумали термин NaviVAL. Говорят, что вы могли бы стать белорусской АББА.

- С Ксюшей, Артемом и всей командой NaviBand у нас очень добрые отношения, поддерживаем друг друга постоянно. Они ведь были в жюри на предотборе и очень активно за нас топили. Мы рады были бы сделать совместную песню с NaviBand. А наши общие фанаты вообще были бы счастливы.

Лера и Влад готовы летать от счастья!

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Самый большой зал, в котором вам приходилось выступать?

- Летний амфитеатр в Витебске, было больше 6000 зрителей. Кстати, нас уже вписали в концерт закрытия «Славянского базара - 2020».

- У вас есть талисманы?

- Всю неделю на репетициях национального отбора мы в гримерке поджигали дерево Пало санто, чтобы был приятный запах, и таким образом чистили себе чакры - и другим заодно. Кому-то это не нравилось, правда (смеются). Считаем, что это очень важно - иметь свои ритуалы. Еще мы занимались йогой, чтобы укреплять стрессоустойчивость.

Этот жест многие приняли за масонский знак.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Многие решили, что в вашем фирменном знаке есть что-то масонское…

- Нравится нам масонская эстетика, обожаем читать про теории заговоров. Есть целая теория о том, что Бейонсе посылает во время выступлений тайные знаки посвященным. Может, все это выдумки, но зрителям ведь нравится, когда в артисте есть тайна. Мы тоже собираемся развивать эту тему. А еще нам очень везет с цифрой 12: под этим номером мы выступали в финале, 12 февраля у Леры день рождения, 1 мая мы улетаем в Роттердам, а 2 мая у нас первая репетиция. Вот они, тайные масонские знаки!

- В интернете не смолкают споры о том, как нужно правильно писать белорусское название вашей песни: «да вiдна» или «давiдна». Вы в них не участвуете?

- Есть два варианта написания, в зависимости от смысла, который вкладывал автор текста Никита Найденов. Он настаивает, чтобы писалось раздельно - «да вiдна». Но сколько было случаев в искусстве, когда авторы намеренно пишут с ошибкой ради эстетического эффекта. Нам больше нравится, когда написано раздельно.

- Как думаете, песня на непонятном для европейцев белорусском языке - это плюс на «Евровидении»?

- Не станут слушатели с первого же прослушивания гуглить текст и выяснять, о чем она. Песня либо цепляет эмоционально, либо нет. Ну и в целом есть такая важная составляющая успеха, как связь артиста с песней. Если ее чувствует артист, то и зрителю она передается. Когда белорусы поют на английском, эта связь не особенно ощущается - как будто артист вышел спеть кавер, не вкладывая в него душу. Это выглядит неорганично. Когда появилась песня Da Vidna, мы поняли, что ни на каком другом языке, кроме белорусского, мы не будем ее петь. И очень довольны, что получилось.

Лера и Влад во время финала нацотбора на "Евровидение".

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Но вообще английский вы хорошо знаете?

- Влад закончил иняз, а у Леры хороший разговорный язык. Мы точно сможем общаться и отвечать на пресс-конференции на «Евровидении» без переводчика.

- Некоторые артисты бьются в нацотборах не первый год и не могут выиграть… Может, вы знаете секрет, как победить?

- Никто этого не знает! Мы шли на отбор, ни к кому не испытывая неприязни, просто получая удовольствие от того, что делаем. Мы не стремились махать шашкой и устраивать побоище, просто было желание расширить аудиторию и показать людям свою музыку.

Во время вручения награды победителю нацотбора.

Фото: Павел МАРТИНЧИК