Звезды

Иван Кирчук: Скоро у меня будет музей. При жизни

14 апреля этно-трио «Троица» даст концерт в малом зале КЗ «Минск»
Иван Кирчук, лидер этно-трио "Троица"

Иван Кирчук, лидер этно-трио "Троица"

А накануне мы встретились с бессменным лидером группы Иваном Кирчуком, чтобы поговорить о его коллекции инструментов со всего мира и выяснить, почему в ней есть даже детские цимбалы и горн.

Правда, начали мы с темы, без которой сейчас не обходится ни один разговор в мире, - с коронавируса. Шоу-бизнес переживает сложные времена.

- Вы - один из немногих коллективов, который не отменил концерт.

- Нам некогда думать про коронавирус. Если в стране нет паники, то и в «Троице» ее нет. Музыканты живут концертами, и мы тоже. С другой стороны, у нас ведь не массовые концерты, шлягеры мы не играем. Как-то хотели записать что-нибудь популярное, сели с музыкантами, поулыбались и поняли, что нам это не интересно. Мы хотим, чтобы в музыке чувствовалась глубина фольклора и мудрость предков.

Иван Кирчук - самый известный белорусский собиратель этно-фольклора.

Иван Кирчук - самый известный белорусский собиратель этно-фольклора.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Вы на концертах всегда используете множество инструментов, в том числе и совсем диковинных. Есть ли в вашей коллекции новые?

- С инструментами удивительная история - я уже много раз хотел остановиться и не расширять коллекцию, в которой и так более 500 инструментов со всего мира. Но открывается дверь - и говорят: это вам. Вот, мастер Павел Корень принес мне гусли. Я говорю: у меня уже трое есть. А он мне: у меня они лежат, а у вас, глядишь, и заиграют. Так и случилось - эти гусли прозвучали в нашем альбоме «Царь-огонь». Мы как будто открыли колодец, который сейчас не можем закрыть. И ведь инструменты - как дети: если им не уделять внимания, они обижаются и ломаются.

Или вот еще одна вещь - ни за что не догадаетесь, что это, - показывает Иван нечто, напоминающее цимбалы. - В 1996 году, когда образовалась «Троица», инструментов еще не было, и мы решили сделать такой вот корытофон. Да-да, это старое деревянное корыто, на которое мы установили деку и натянули струны. Этот инструмент звучал, кстати, в проекте «Песнярок». За годы переездов корытофон покрутило-побило, и я попросил мастера Дениса Циновского его восстановить. И вот, через столько лет корытофон приобрел замечательный вид! Осталось придумать, как подзвучить его, потому что через микрофон получается совсем не тот звук, что хотелось бы.

- Долгое время ваши инструменты были за границей, потому что их довольно сложно было постоянно возить туда-сюда. Сейчас, наконец, они все вернулись на родину?

- Да, все вернулось, спустя 19 лет странствий, с момента, когда «Троица» впервые выехала в Нидерланды, Германию и Польшу - мы туда вывозили мою коллекцию инструментов и батлейку. Сложнее всего оказалось вернуть батлейку, но теперь она здесь, чему я очень рад. Скоро у меня будет хорошая новость - наконец-то на мою коллекцию обратили внимание в Беларуси, готовится к открытию музей, в котором будет около 560 экспонатов. Пока он существовал в неофициальном режиме, и тем не менее к нему проявляли большой интерес. Побывало немало зарубежных гостей, вот числе послы Казахстана, Венесуэлы. Вот, у меня уже книга отзывов наполовину исписана, - показывает Иван Кирчук увесистую книгу. - Я сам выступаю в роли экскурсовода, могу рассказать о каждом и сыграть на нем. В общем, я шучу, что мне повезло: у меня есть музей еще при жизни.

Группа "Троица": Юрий Павловский, Иван Кирчук и Юрией Дмитриев. Фото: личный архив

Группа "Троица": Юрий Павловский, Иван Кирчук и Юрией Дмитриев. Фото: личный архив

- Я вот вижу у вас на полке самые обычные детские цимбалы и горн. Они-то откуда.

- Горн у меня со времен, когда на земле жили динозавры (смеется). В армии хотели из меня сделать горниста, но тогда ничего не получилось. Зато теперь пытаюсь дуть во все жалейки и дудки, которые только нахожу. А вот эти детские цимбалы с «Троицей» проехали всю Европу, еще до того, как у меня появились настоящие. Мне они дороги как память.

- Вы в юности играли на инструментах?

- Нет, инструменты появились только в 1995 году. Зато в 8-м классе стал победителем вокального конкурса «Вам наши песни» в Гродно. А вообще, вся моя родня прекрасно пела, родители 40 лет пели в Фарном костеле.

- Помните, мы как-то делали репортаж о том, как вы моржевали на Комсомольском озере. А сейчас по-прежнему окунаетесь?

- Я переехал из Веснянки в Сухарево, и стало сложнее добираться. К тому же у меня сейчас двое маленьких детей, которые занимают все свободное время. Сплю я мало, 3 - 4 часа в сутки, и мне этого хватает. Встаю в 3.00 - 3.30 ночи, эта привычка у меня еще с армии. Пока все спят, занимаюсь тренировками и духовными практиками. А в прорубь уже не окунаюсь. Мне ведь 61 год, но дети не дают задумываться о возрасте.

- Ни за что не дашь!

- Я и сам не верю, но умом-то понимаю. В той, прошлой, жизни у меня ведь было два брака, есть два взрослых сына - одному 38 лет, другому 31 год.

- Малыши проявляют интерес к музыке?

- 6-летний Стефан ходит в музыкальную школу и уже ездил со мной на гастроли в две поездки, крутил ручку лиры на сцене. 4-летняя Агнешка очень чисто поет. Я на них не давлю в плане музыки, говорю только: не собирайте инструменты, их же надо будет где-то хранить.

- Может быть, на даче?

- В прошлом году я продал дачу под Лидой - далековато было ездить, 180 км. Но я очень любил это мистическое место. У меня там был сад камней, который я расширял после каждой поездки. Загружал ими багажник машины. Смешно было камни через границу провозить - говорил, что это сценический реквизит, пограничники и пропускали.

- Есть места под Минском, которые вы любите?

- В основном такие, где нет людей, - чтобы побыть наедине с природой. Когда все пространство - твое и никого нет, мне хорошо пишутся стихи и рисунки. Я их называю лабиринтами звука (Иван Иванович показывает свои очень любопытные рисунки, напоминающие таинственные линии Наски на земле в Чили. - Авт.). Мне они приходят будто бы свыше, я даже не всегда понимаю, что это. И такого материала у меня уже набралось на выставку.

- Вас обожают за рубежом, но почему вы никогда даже не пытались поучаствовать в «Евровидении»?

- Продюсер Женя Колмыков нас как-то подбивал, а мы сопротивлялись. А когда узнали, что с народной песней туда не попасть по правилам конкурса, окончательно решили не участвовать. Не потому, что я против «Евровидения» - просто наше место на этно-фестивалях world music. Там мы наработали колоссальный авторитет, прославили Беларусь и белорусскую песню. Я раньше думал: если ты один раз выступал на фестивале Womad Питера Габриеля - это вершина, выше которой ничего не бывает. А у нас уже было три фестиваля Womad - в Чили, Англии и России (в Москве)! И что же, сейчас делать шаг влево и ступать туда, где для нас нет фундамента? Да и вы знаете, как у нас относятся к участникам «Евровидения» - как возносят, а потом опускают. Не хочу, чтобы мне говорили: куда ты пошел, дай дорогу молодым!

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

14 апреля, концерт этно-трио «Троица», малый зал КЗ «Минск»

Билеты: 33 - 58 руб.

Тел.: (17) 328-66-38, (44) 551-77-06