2020-04-08T17:40:45+03:00
КП Беларусь

«Читатель приехал за автографом с виски - дезинфекцией от коронавируса»: белорусская поэтесса о пророческих стихах, шоу и месте в учебниках

Людмила Щерба рассказала, как еще до пандемии написала про «зямлю ў медыцынскай масцы» и поделилась самыми неожиданными отзывами на ее стихотворения
Поделиться:
Фото предоставлено Людмилой ЩербаФото предоставлено Людмилой Щерба
Изменить размер текста:

- Людмила, твой сборник поэзии «Я пакідаю сонца тут…» вышел в феврале. Какой самый неожиданный отзыв ты услышала за это время?

- «Ваше остросоциальное стихотворение «Сярэднестатыстычны марш» очень смелое. Знают ли о нем на работе?» Или еще интересный отзыв: «Я насчитал в книге три периода и трех женщин, написавших это. Та, из 90-х, впечатлила особенно, та, из начала 2000-х, убивает своей непосредственностью, а та, что «из сегодня», так приятно троллит внешний мир». Кому-то солнца в книге показалось мало, что присуще белорусской поэзии в принципе. Трогательный отзыв был на стихотворение «Тваё няголенае сэрца»: «Мечтаю, чтобы девушка ко мне так относилась». И самое приятное, что читатели запоминают образы. Ведь если не впечатляет, то и не запоминается. Еще неожиданным было то, что один читатель, который приехал за автографом, подарил мне бутылку виски - в качестве дезинфекции от коронавируса. Всем читателям я очень благодарна!

Фото: Кристина ЗУБИК

Фото: Кристина ЗУБИК

- Давай продолжим про трех женщин из трех периодов. Стихотворения из сборника - с разбегом в 30 лет. Многое изменилось за это время?

- Безусловно! Было бы странно, если бы за такой период ничего не изменилось. За это время я написала два романа: «Уладар рыбаў» и «Урб@н.М. Адзін дзень не майго жыцця». Стихи как-то всегда шли фоном, и над тем, чтобы издать их, я почему-то не задумывалась. Может быть, потому что они для меня как воздух, который не замечаешь, пока дышишь, не считаешь чем-то исключительным, как естественный способ существования. Они растут вместе со мной: взрослею я - взрослеют стихи. В них становится больше философии. Но для поэзии все же важно, как сказал наш известный белоруский поэт Наум Гальперович: «захаваць у душы творцы водгук дзяцінства, першых светлых уражанняў і спадзяванняў». Кстати, именно он вдохновил меня на выход книги.

- Каким образом?

- В моем студенчестве была передача Наума Яковлевича на телевидении про меня и мое творчество, и тогда он сказал: «Спадзяюся, кніжачка вашых вершаў хутка ляжа на палічку кнігарні». Я очень воодушевилась, но как-то закрутилась вон аж на сколько лет (смеется), хотя стихи в это время печатались в газетах и журналах. И уже в августе 2019 года, будучи гостьей его программы «Суразмоўцы», я твердо решила: сборнику поэзии - быть! Ведь мне есть что сказать.

Фото предоставлено Людмилой Щерба

Фото предоставлено Людмилой Щерба

«Как-то услышала от друзей: "В книгах ты творческая на всю голову, по-хорошему, а внешне вроде нормальная"»

- Про роман «Уладар рыбаў» ты говорила: «Все персонажи вымышлены, а совпадения случайны». Как с автобиографичностью в новой книге?

- Понятно, что это чистейший дисклеймер, отказ автора от ответственности за возможные последствия, своеобразная интеллектуальная индульгенция. Естественно, что роман о белорусском писателе и о писательском окружении не мог не иметь прототипов. Когда Толстой писал «Анну Каренину», он рыдал над жуткой сценой и говорил: «Анна Каренина - это я!» Так что в подобных дисклеймерах всегда присутствует некоторое невинное либо умышленное лукавство.

Как писал Тютчев, «нам не дано предугадать,/ Как слово наше отзовется…» - роман «Урб@н.М», например, затронул глубинные, интимные человеческие комплексы, поэтому вызвал столь ожесточенные споры, хотя и там тоже был дисклеймер - «а ніхто і не абяцаў, што будзе лёгка». Запомнились слова одного читателя: «Если бы я прочел ваш роман раньше, может, моя жизнь сложилась бы по-другому». Так что автору всё равно не дистанцироваться от последствий. А уж в поэзии тем более! Поскольку поэзия - это автобиография души.

Фото предоставлено Людмилой Щерба

Фото предоставлено Людмилой Щерба

- Лирический герой и Людмила Щерба в реальной жизни сильно отличаются?

- Как-то услышала от друзей: «В книгах ты творческая на всю голову, по-хорошему, а внешне вроде нормальная, ну, в обычной жизни» (смеется). Может, я потому и произвожу впечатление «нормальной», что реализую свое Я в творчестве.

Видимо, здесь наблюдается феномен естественного раздвоения Я на реальное и творческое (воображенное), которые подпитывают друг друга. А для творчества нужна смелость. И, конечно, требуется смелость воображения и эмпатии. Один литературный критик мне сказал: «Вы - вялікая арыгіналка. Па сваёй эмпатыі, мне здаецца, вы насамрэч пераўзыходзіце сёння любога беларускага аўтара і тым болей аўтарку». Это приятно, но это и ответственно. Нельзя допустить ни малейшей фальши, читатель это сразу почувствует. Потому поэт обнажен в творчестве, беззащитен в своей искренности, что в реальной жизни людей обычно пугает - ведь страшно показаться где-то пафосным, где-то наивным, где-то влюбленным. А в воображении стеснению нет места.

Мне трудно судить, где заканчивается Людмила Щерба - лирический герой и начинается Людмила Щерба - реальный человек, думаю, это просто грани одной личности. Ну а к вопросу нормальности… Мне, как тому Аркадзю Кулешову, бывает, «хочацца з лісцяў расінкі страсаць», вызволить тяжелого шмеля, застрявшего в цветке, напихать в карманы блестящих каштанов. Ну, чтоб никто не заметил, в обычной жизни. Шучу (смеется).

- В одном интервью ты говорила, что когда-то боялась писать стихи - все сбывалось. Расскажешь примеры?

- Это правда. И если раньше это в основном касалось исхода каких-то отношений, предвидения событий в жизни какого-то человека либо в моей, то последний пример - просто поразительный и даже пугающий:

А за парогам

абшару

сустракае зямля

ў медыцынскай масцы

снегу на твары…

Это строки из стихотворения, написанного 9 января 2020 года, оно есть в книге. То есть еще не только до распространения вируса по планете и до объявления пандемии, но и до того, как о вирусе сообщили в ВОЗ, и даже до того, как он получил свое название.

Фото предоставлено Людмилой Щерба

Фото предоставлено Людмилой Щерба

«Сомневаюсь, что школьные учебники станут настолько продвинутыми, чтобы туда попала моя проза»

- Стихотворения, ты говорила, можно не только читать, но и рисовать, петь, путешествовать, пробовать... Тебе какое из этих окололитературных действий ближе?

- Первоначально, конечно, стихотворение нужно написать, чтобы было что читать, петь, рисовать... Открывая книгу, ты видишь текст на плоскости, он звучит в голове твоим голосом, и в этом что-то очень личное, интимное, твой разговор с поэтом.

Но мне всегда было интересно, как читает свои произведения сам автор, потому что это как продолжение его. Вроде бы просто, но совершенно магнетически, как мантру, читает Янка Купала, и в нем слышится этот масштаб, охватывающий огромную аудиторию, с большим волнением и чувством - Владимир Короткевич. К счастью, записи сохранились, это большое национальное богатство. Но как читал Анатоль Сыс!.. В его стихах огромная энергия, а при чтении она просто обрушивалась на слушателя, ошеломляла. Я считаю, что поэт просто обязан быть актером. А тем более сейчас, когда наступили времена шоу. И поскольку я еще пишу и исполняю песни, то стремлюсь, чтобы мое выступление было как музыкально-поэтический спектакль, даже с элементами стриптиза. Чтобы произошел эмоциональный отклик у зрителя.

Фото: Кристина ЗУБИК

Фото: Кристина ЗУБИК

- Несколько лет назад ты говорила, что хочешь попасть в школьные учебники. Как сейчас?

- Это стеб. Слова из моей шуточной альтернативной биографии. И «Уладар рыбаў», и «Урб@н.М» имеют возрастной ценз 18+, сомневаюсь, что школьные учебники когда-нибудь станут настолько продвинутыми (смеется). Хотя историческую повесть из романа «Урб@н.М» вполне можно предложить школьникам, ну и стихи, конечно же. Вот недавно студентка рассказала, что писала работу по «Уладару рыбаў». Безусловно, это очень приятно. Значит, произведения живут своей жизнью.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также