Общество

Медсестра из Беларуси работает с больными коронавирусом в Израиле: «У врачей расходятся мнения, как лечить тяжелых пациентов»

По ее словам, больных много среди тех, кто игнорирует карантин и ходит на совместные молитвы. Средств защиты для медиков в Израиле хватает, а вот тестов – недостаточно
Тяжело больных Covid-19 подключают к ИВЛ (иллюстративное изображение). Фото: Getty Images

Тяжело больных Covid-19 подключают к ИВЛ (иллюстративное изображение). Фото: Getty Images

Ирина (имя изменено) переехала в Израиль в начале 2000-х. Уже несколько лет работает медсестрой в больнице.

- Работаю в терапии. Наше отделение в этот период разделено на две части. Одна - для госпитализации больных с коронавирусом, включая подключенных к ИВЛ, вторая - принимает пациентов, у которых есть подозрение на коронавирус, но результатов анализа пока нет. Они ждут у нас. Больница рассчитана на 800 мест. Уже несколько недель, как мы перешли на 12-часовой рабочий день и разделились на группы, состав которых не меняется.

В больнице медсестры работают в смены по 12 часов. Фото? Личный архив

В больнице медсестры работают в смены по 12 часов. Фото? Личный архив

- Кто пациенты?

- Больные разные. Возраст от 19 до 99 лет. Тяжелее всего переносят болезнь люди от 68 лет и старше. Более молодые чаще всего легко. Хотя недавно был смертельный случай, умерла молодая женщина 49 лет.

- Как врачи себя защищают? Хватает ли всего необходимого?

- Отделение перестроено. Установлено видеонаблюдение в палатах, с пациентами также можно общаться по видеосвязи.

Во второй части мы ходим в обычных хирургических масках. Если мы идем принимать больного, даже если его тест на COVID-19 отрицательный, мы надеваем полную защиту. Раньше это были водонепроницаемые халаты. Сейчас нам привезли специальные герметичные комбинезоны, которые закрываются до подбородка и заклеиваются сверху на замок. Еще маски-респираторы N95, очки, прозрачные щитки. Обычные хирургические маски берем раз в 2 - 3 часа. N95 можно пользоваться всю смену, если мы не входим в близкий контакт с больным. Если пациент в возрасте, ему, например, надо помочь перевернуться, то потом маску меняем. Если пациент самостоятельный, то благодаря видеосвязи можем с ним близко не контактировать. В целом средств защиты хватает. Если нет - просим в соседнем отделении. Или оптимизируем: если к больному может зайти один, а не двое, то идет один.

«СЕМЬИ СТУЧАТ В ОКНА, ЧТОБЫ ПОДДЕРЖАТЬ РОДСТВЕННИКОВ»

- Всем делают тесты на коронавирус или выборочно?

- Тем, у кого есть симптомы, потому что тестов мало. Еще стали тестировать медперсонал. Это вирус, который высушивает организм. Основные симптомы - сухой кашель и очень высокая температура. Чаще всего (99%) у людей, которые приходят с симптомами обычного гриппа (насморк, мокрый кашель), отрицательный тест на коронавирус.

При коронавирусе сухой кашель довольно быстро переходит в фиброз легких, человеку становится трудно дышать. Врачи считают, что одно из средств, которое может спасти больного, - ранняя диагностика и быстрое подключение к аппаратам искусственной вентиляции легких. Но в нашей больнице пока не знаю ни одного случая, кто был подключен к ИВЛ и вышел из этого состояния. Слышала, что такое есть в других больницах. В нашем отделении четыре человека были на ИВЛ - один умер, трое до сих пор подключены. Врачи сами пока досконально не изучили этот вирус, пробуют разные способы лечения. В ИВЛ есть разные программы (говоря простым языком, машина полностью дышит за пациента, в другом режиме эту поддержку чуть-чуть убирают, чтобы посмотреть, насколько больной справляется сам). Иногда мнения врачей расходятся.

Семьи к больным не пускают. Но они могут общаться с родными по телефону. А у кого нет или для совсем пожилых пациентов, есть обычный смартфон, и мы звоним их семьям. Самостоятельным людям тяжело психологически - один человек в комнате. Недавно поступила 90-летняя бабушка. Она понимает, где она. Но была в панике, была готова выпрыгнуть в окно, кричала полночи: «Выпустите меня! В чем я виновата?» Она привыкла быть в кругу родных. У нее оказался отрицательный тест, ее отправили в другое отделение, семья пришла к ней.

Есть семьи, которые не готовы отпускать родных. Наша больница в старом здании, это как одноэтажный дом. И вот эти семьи приходят и стучат в окна, стараются поддержать родственников, что-то кричат, говорят, что готовы ночевать на улице. На это больно смотреть. А вирус такой, что мы не можем часто подходить к больным, не хватит столько средств защиты, чтобы после каждого раза менять. А по видеосвязи пациенты просят: «Ну зайдите. Ну поговорите. Поправьте одеяло». К тому же у нас нет столько времени: больные приходят и уходят, мы должны их принимать и выписывать, заносить данные в компьютер и многое другое.

«В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ КОРОНАВИРУС ПРОХОДИТ ЛЕГКО»

- Те, у кого коронавирус протекает в легкой форме, за сколько дней выписываются?

- Две недели они в больнице. Рядом открыли гостинцы для карантина. Еще некоторое время они находятся там. В большинстве случаев все проходит легко, довольно быстро начинают чувствовать себя хорошо. Им дают антибиотики внутривенно, чтобы лечить воспаление легких (это осложнение коронавируса). На четвертый день действие антибиотика особенно чувствуется, и они начинают просить повторный тест. Естественно, тестирование делают после двух недель.

- Лечение платное?

- Тут страховая система. Что-то сверх страхового взноса пациенты не платят.

- Выходные у медперсонала есть?

- Работаю четыре дня в неделю по 12 часов. Но постоянного графика нет. Есть ночные смены, есть дневные, иногда они чередуются, но не всегда. Порой надо кого-то подменять.

- Персонала хватает?

- Нам дают помощь из других отделений. Но проблема в том, что человек, который всю жизнь проработал в родильном отделении, приходя в терапию, не знает, что делать. Ему тяжело сразу встроиться в этот процесс. Мы порой думаем, просить помощь или работать меньшим составом, но зато все знают, что делать. Хотя многое зависит от человека. Приходят люди, что-то не знают, не умеют, но помогают делать другое. Обратный пример: мы работали ночью, в помощь пришли два молодых парня, никто не захотел встать и зайти в палаты, сказали, что у них маленькие дети, они не собираются никуда идти, могут только в компьютере что-то делать. И было сложно, ночью и так работает меньше людей, а когда из пяти человек выпадают двое… Плюс один человек всегда находится в палате, где пациенты на ИВЛ.

В общем, бюрократия есть везде. Как нам потом говорят: вы просили помощь, мы вам ее послали, а то, что вы не можете заставить их работать - это ваши проблемы.

«ВСЕ ВЫШЛИ НА БАЛКОНЫ И ЧИТАЛИ ПАСХАЛЬНУЮ ИСТОРИЮ»

- Как вы добираетесь на работу?

- Кто-то на своих машинах. Но вообще есть служебный транспорт, который в городе тебя забирает и довозит в больницу. Обязательно быть в маске.

- Боитесь ли заболеть, заразить близких?

- Конечно, есть страх. Ведь все дома. Школы, сады - все закрыто. Большинство людей не работает.

- Какое настроение, реакция в обществе?

- Все взволнованны. Не знаю, как это назвать - страх или паника. Много заболевших на данный момент среди религиозных людей, которые, несмотря за запреты и карантин, ходят в синагоги и на совместные молитвы. Даже министр здравоохранения заразился коронавирусом, и сейчас люди требуют его отставки, так как он не соблюдал карантин (Яаков Лицман посещал совместные молитвы. - Ред.).

На прошлой неделе началась еврейская Пасха - праздник, когда вся семья обычно собирается вместе. Люди придумывали способы, как не быть одним, как не оставить пожилых родителей, как сделать так, чтобы хоть как-то поддержать друг друга. Вели видеоразговоры, я даже слышала о предложении в вечер праздника оставить открытой входную дверь, чтобы те, кто в одиночестве, могли бы слышать пасхальные песни соседей.

Это важный праздник. Одна из традиций - это чтение пасхальной истории. В прошлую среду очень много людей вышли на балконы. Кто-то читает на улице, а все за ним повторяют. Так люди в каждом городе отпраздновали Пасху.

- Как реагирует бизнес?

- Почти весь бизнес закрыт. Очень много людей остались без работы. Все, кто мог, перешли на доставку своей продукции по домам. В школах дистанционное обучение, дают задания, но по себе могу сказать, что для родителей это очень сложно, надо заставлять детей учиться.

Есть много организаций, которые жертвуют для медиков еду, средства защиты (маски, очки, халаты) и даже обувь. Все очень поддерживают. Мы постоянно получаем еду. Даже ночью.

- Что рекомендуете близким? Надо носить маски?

- Защищаться надо. По возможности не выходить из дома. Укреплять иммунитет, соблюдать гигиену. Маски, особенно в людных местах, нужны. И, очень важно, не отчаиваться и не впадать в депрессию. Это первое, что ослабляет иммунитет.

КСТАТИ

Израиль признали самой безопасной страной при пандемии коронавируса

В Израиле к утру 15 апреля было 12 200 случаев заболеваний новым типом коронавируса и 126 смертей. Но Израиль занял первое место в рейтинге безопасности стран в условиях пандемии. Исследование консорциума Deep Knowledge Group показало, что в тройку лидеров также входят Германия и Южная Корея. В рейтинге стран наиболее подверженных рискам в условиях пандемии: Италия, США, Великобритания, Испания и Франция. При расчетах учитывали информацию о масштабах распространения коронавируса в рамках страны, о продолжительности карантина и общей эффективности принятых мер. Также рассматривали данные об экономической поддержке со стороны государства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Отказывают легкие, люди не могут вдохнуть»: белоруска рассказала, как работает с больными коронавирусом в шведской реанимации

Медики работают в несколько смен по 12 часов, на работу вызывают даже тех, кто вышел на пенсию (подробнее)

«Приходили из милиции, каждый день звонили из санстанции»: как в Беларуси проходит контроль людей на самоизоляции

Узнали, как живется тем, кто был вынужден провести две недели на домашнем карантине (подробнее)