2020-05-22T14:04:06+03:00

Замужем за педофилом: Дети сбежавшей в Нижний Новгород эстонки шокировали следователей своими рассказами про "взрослые игры" с отцом

«Комсомолка» продолжает разбираться в запутанной международной истории [часть вторая]
Поделиться:
Дети сбежавшей в Нижний Новгород эстонки шокировали своими рассказами следователейДети сбежавшей в Нижний Новгород эстонки шокировали своими рассказами следователейФото: Предоставлено героем публикации
Изменить размер текста:

В жизни эстонской медсестры Анны Финсерасен было все – и трогательные ухаживания, и заграничный принц из Норвегии, и красивая свадьба на хуторе. То, что этот принц окажется педофилом, а из соседней страны ей придется спасаться бегством, девушка тогда не могла даже представить.

На поимку матери брошен Интерпол

После ночного побега Анны с детьми из Норвегии, ее супруг Йерген (имя героя изменено - прим. Ред.) сразу отправился в ближайшее отделение полиции – дескать, алчная иммигрантка выкрала его детей и уехала в неизвестном направлении.

Напомним, эта громкая история произошла еще в 2012 году, когда уставшая от побоев мужа Анна подала на развод. Вскоре к делу подключилась норвежская ювенальная юстиция, известная тем, что при любых обстоятельствах оставляет детей норвежцам. Чтобы не потерять детей, девушка была вынуждена бежать в родную Эстонию.

Отпуская детей на хутор к отцу, Анна даже не догадывалась, какой опасности их подвергает. Фото: Предоставлено героем публикации

Отпуская детей на хутор к отцу, Анна даже не догадывалась, какой опасности их подвергает.Фото: Предоставлено героем публикации

- Вскоре к делу подключился Интерпол, - вспоминает Анна. – А затем дело было передано в эстонский суд. К счастью, с нашей стороны было много свидетелей, которые могли подтвердить, какая обстановка царила в семье, в том числе норвежская акушерка, жительница соседнего хутора и посол Эстонии в Норвегии Майя Таса. Она даже дала свое заключение о ситуации с ювенальной юстицией у наших северных соседей. Перевес был явно на нашей стороне, поэтому Йерген со своим адвокатом предложили компромисс. Он заключался в том, что дети будут жить со мной, а он сможет забирать их к себе в Норвегию на неделю каждый второй месяц. Летом ему позволялось забирать их на две недели.

«Аллергия» на отца

Поначалу этот вариант устраивал обоих супругов: Анна устроилась на престижную работу, Йерген периодически забирал малышей к себе. В то время, когда девочки гостили в Норвегии, Анна работала в местных больницах медсестрой и неплохо зарабатывала. Вскоре она взяла в кредит машину, потом квартиру – одним словом, жизнь стала налаживаться. Пока однажды вернувшиеся из поездки девочки не стали ей рассказывать странные вещи.

- Мама, нам нравится у папы на хуторе, - взахлеб рассказывали малышки. – Там у него полно игрушек, всяких зверушек. А еще мы часто все вместе купаемся голенькими, а потом спим все в одной кроватке.

Эти детские воспоминания насторожили женщину, и она принялась расспрашивать об этом бывшего мужа.

- Да не переживай ты, - отмахнулся Йерген. – Обещаю, такое больше не повторится. Будут жить, как у Христа за пазухой!

И действительно – девочки больше никогда не рассказывали ни о совместных купаниях, ни об общей кроватке. Даже когда она сама заговаривала об этом, дети отнекивались. Поэтому Анна мало-помалу успокоилась, а потом и вовсе забыла об этом случае. Как вдруг спустя несколько месяцев случилась новая напасть – девочки стали возвращаться домой с раздраженными гениталиями: то покраснения, то жжение, то непонятный зуд…

Чтобы выяснить все подробности произошедшего, пришлось обращаться к психологам. Фото: Предоставлено героем публикации

Чтобы выяснить все подробности произошедшего, пришлось обращаться к психологам.Фото: Предоставлено героем публикации

- Поначалу я приняла это за обычную аллергию – ну мало ли, перекормил конфетами, - вспоминает Анна. – Хотя как медик я понимала, что для аллергии это совсем не характерное место. Потом я стала относить это на счет плохой гигиены – в конце концов, он мог просто забывать купать детей. Хотя и душ, и ванна на хуторе были. К сожалению, одним только раздражением дело не ограничивалось – у детей начался энурез, а старшая дочь даже начала кричать по ночам. Но я все это списывала на стресс. Тем более что в течение недели после возвращения все это проходило. Я даже не допускала мысли о том, что он мог им что-то сделать.

Прощальный поцелуй

Однако последней каплей стал май 2016 года. Когда Йерген в очередной раз привез девочек из Норвегии и начал с ними прощаться, младшая дочь подбежала и поцеловала его в пах.

После этого избавиться от своих страшных подозрений Анна уже не могла. Тем более что девочки жаловались на боли и дискомфорт в паху. После обращения в полицию обеих девочек направили на медицинскую экспертизу. Вердикт врачей подтвердил худшие опасения Анны.

- При осмотре гинекологом 16 мая 2016 года обнаружено покраснение в области влагалища, а также два рубца на девственной плеве, которые могли быть нанесены путем насильственного проникновения, - говорится в заключении экспертизы. – Однако нельзя полностью исключать анатомические особенности девственной плевы.

Позднее именно эта «приписка» сыграет злую шутку с Анной и станет главной причиной оправдательного приговора Йергена. Ну, а пока дело только набирало оборот.

- Из полиции нас направили в женский кризисный центр, а там подыскали опытного психолога, - вспоминает Анна. – Поначалу старшая дочь закрывалась и ничего не рассказывала следователю о том, что с ними происходило на хуторе. Поэтому потерпевшей по делу проходила только младшая дочка, а старшая числилась свидетелем. Чтобы выяснить все подробности, следователь попросила меня поговорить с ней в домашней обстановке и записать все это на видео.

От того, что девочки стали рассказывать, у Анны волосы встали дыбом. По понятным причинам, мы не станем описывать все подробности произошедшего. Скажем только, что этот рассказ шокировал даже следователей. Сначала судом шведу был выдан запрет на приближение к своим детям, а в ноябре 2016 года он был заключен под стражу. Анна вздохнула с облегчением, но как оказалось, эта история только начиналась.

Продолжение следует…

КОМПЕТЕНТНО

Хелен Тартес-Бабкина, психотерапевт:

- Обе девочки ходили ко мне на сеансы психологической помощи в течение года. В начале наших занятий они были молчаливыми и боязливыми. Младшая девочка описывала и рисовала, что отец сделал ей очень много плохого, и она не хочет с ним встречаться. Когда она говорила о нем, у нее было очень испуганное лицо, голова и плечи тряслись. Старшая девочка неоднократно говорила, что ни в коем случае не хочет встречаться с отцом. При этом ее лицо было оцепеневшим и испуганным. Посредством терапевтической проекции я могла почувствовать, что отец причинил ей очень сильную боль, в том числе таким способом, что это вызывало у нее чувство стыда, унижения и оцепенения. Большие опасения у меня вызывает то, что через работы обеих девочек проходят символы, схожие с мужским половым органом. В большинстве случаев использование этих символов в рисунках детей, переживших ненадлежащее сексуальное обращение.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также