Общество

Удивительные и ностальгические фото перестроечного Минска 1980-х: Ленин в табуретках, сексуальная революция и тусовки у «Березки»

В канун 35-летия начала перестройки "Комсомолка" вспомнила это сложное время благодаря фотографиям Вадима Качана
Кто бы поверил в начале 1980-х, что спустя всего 5-7 лет пиетет к Ильичу сойдет на нет. Фото: Вадим КАЧАН

Кто бы поверил в начале 1980-х, что спустя всего 5-7 лет пиетет к Ильичу сойдет на нет. Фото: Вадим КАЧАН

35 лет назад, 23 апреля 1985 года, генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев впервые заговорил об ускорении экономики, а пару недель спустя произнес: «Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться». С этого времени отсчитывают начало перестройки в СССР

Мода всего-то 30-35 лет назад была такой. Фото: Вадим КАЧАН

Мода всего-то 30-35 лет назад была такой. Фото: Вадим КАЧАН

Как и нынешний торговый центр, общежитие на его месте на проспекте Победителей 35 лет назад было местом встреч молодежи. Фото: Вадим КАЧАН

Как и нынешний торговый центр, общежитие на его месте на проспекте Победителей 35 лет назад было местом встреч молодежи. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: таксофоны на проспекте Машерова. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: таксофоны на проспекте Машерова. Фото: Вадим КАЧАН

Известный фотограф и преподаватель фотографии Вадим Качан активно снимал с 1979 по 1990 год - от застоя к перестройке и распаду СССР. Вместе с коллегами Вадим Аркадьевич состоял в фотоклубе при газете «Вечерний Минск», иногда сотрудничал с прессой. «Комсомолка» вспомнила время перемен, пересмотрев фотографии Вадима Качана, сделанные во второй половине 1980-х.

Фотограф вспоминает, что люди не боялись камеры - ко времени перестройки стали раскрепощеннее. Фото: Вадим КАЧАН

Фотограф вспоминает, что люди не боялись камеры - ко времени перестройки стали раскрепощеннее. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: торговля с лотков. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: торговля с лотков. Фото: Вадим КАЧАН

А кто сегодня помнит такие киоски? Фото: Вадим КАЧАН

А кто сегодня помнит такие киоски? Фото: Вадим КАЧАН

- Мы, в отличие от фотокоров газет, не были винтиками идеологической машины, снимали не официоз, а жизнь как она есть. К перестройке я выработал динамичный стиль - настоящая стрит-фотография, говоря современным языком. Теперь смотрю на свои снимки и понимаю: они довольно смелые по тем временам.

Иногда это оборачивалось проблемами.

Это не Сена, а набережная Свислочи: в годы перестройки здесь продавали свои работы художники. Фото: Вадим КАЧАН

Это не Сена, а набережная Свислочи: в годы перестройки здесь продавали свои работы художники. Фото: Вадим КАЧАН

Советские лозунги даже в годы перестройки отличались своеобразным языком. Фото: Вадим КАЧАН

Советские лозунги даже в годы перестройки отличались своеобразным языком. Фото: Вадим КАЧАН

- Как-то в Бресте меня забрали в КГБ, когда я снимал дома на центральной Советской улице. Оказалось, именно в этих домах не было канализации, на улице стояли туалеты-скворечники. Все закончилось изъятием и засвечиванием пленки. Правда, пустой - я успел по дороге заменить отснятую.

«Модными стали черные колготки с узорами»

Теперь мастер рад, что много снимал в эпоху перемен.

- В то, что СССР может исчезнуть, еще в 1985-м поверить было невозможно. А уже к концу десятилетия неизбежность перемен витала в воздухе!

Черные колготки с узорами стали шиком второй половины 80-х, и купить их можно было только с рук. Фото: Вадим КАЧАН

Черные колготки с узорами стали шиком второй половины 80-х, и купить их можно было только с рук. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: модные колготки и кроссовки. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит эпохи перестройки: модные колготки и кроссовки. Фото: Вадим КАЧАН

Вадим Аркадьевич вспоминает: с объявлением новой политики не верилось, что бюрократия действительно подвинется, обо всем заговорят в открытую. Но многие по-прежнему были романтиками, идеалистами, так что лозунги внушали надежду, пусть и высказывались своеобразным языком. Например, такой: «Перестройка - это живое творчество масс, глубокое обновление всех сторон жизни нашего общества».

- Неким символом для меня стал кадр, сделанный в хореографическом училище: портрет Ленина, выглядывающий из-за табуреток, которые без задней мысли просто забросили в этот угол. Лет за пять до этого так никогда не поступили бы…

На первый праздник города в 1987-м милиция едва ли не впервые для таких больших событий ничего не ограничивала и не запрещала. Фото: Вадим КАЧАН

На первый праздник города в 1987-м милиция едва ли не впервые для таких больших событий ничего не ограничивала и не запрещала. Фото: Вадим КАЧАН

Мода времен перестройки. Фото: Вадим КАЧАН

Мода времен перестройки. Фото: Вадим КАЧАН

Первый минский праздник города в 1987-м. Фото: Вадим КАЧАН

Первый минский праздник города в 1987-м. Фото: Вадим КАЧАН

Приметой перестройки Вадим Качан называет большую раскрепощенность.

- На фото я ловил атмосферу: новые прически, другой стиль в одежде. Часто снимал вечерами, и молодежь не бежала от камеры - наоборот, охотно позировала. Тогда начались тусовки на проспекте Машерова возле магазина «Березка», где торговали за валюту. Одни меняли там советские рубли на иностранные банкноты или перекупали дефицит. Например, там втихую приторговывали черными колготками с узорами - они стали символом сексуальной революции того времени. А некоторые собирались просто ради общения.

Первый минский праздник города в 1987-м. Фото: Вадим КАЧАН

Первый минский праздник города в 1987-м. Фото: Вадим КАЧАН

Первый минский праздник города в 1987-м: артефакты - пластиковый пакет и картонная маска. Фото: Вадим КАЧАН

Первый минский праздник города в 1987-м: артефакты - пластиковый пакет и картонная маска. Фото: Вадим КАЧАН

Шиком для горожан были пластиковые пакеты - в то время большой дефицит.

- Их часто одалживали друг у друга подруги, чтобы поносить по городу для форсу. Клали в них какую-то коробочку. Теперь смешно, а тогда - всерьез.

«Перабудову пачні з сябе»

Тогда же в городе стали появляться не только газетные киоски или колоритные продавщицы на лотках с мороженым и пирожками, но и частные ларьки, а на вывесках - слово «кооператив». Стали продавать свои работы художники: сначала прямо на тротуаре Ленинского проспекта, потом на площади Свободы. А на праздники выставку-продажу устраивали на набережной Свислочи.

Первый день города назывался "Спартыўна-мастацкае свята "Мінск-87". Фото: Вадим КАЧАН

Первый день города назывался "Спартыўна-мастацкае свята "Мінск-87". Фото: Вадим КАЧАН

Едва ли не первый случай, когда в Минске перекрыли улицы ради праздника не на День Победы. Фото: Вадим КАЧАН

Едва ли не первый случай, когда в Минске перекрыли улицы ради праздника не на День Победы. Фото: Вадим КАЧАН

- Кстати, в 1987-м в Минске прошел первый праздник города. Милиции сказали пускать всех, не было ограничений, как на парад, куда требовался пропуск. Помню, милиционеры было выстроились, но ничего не предпринимали, - замечает Вадим Качан.

В годы перестройки начались первые митинги. Тысячи людей собрал Белорусский народный фронт на стадионе «Динамо» 19 февраля 1989-го. На транспарантах были лозунги «Беларусі - суверэнітэт!», «Перабудову пачні з сябе». А еще 20 марта 1988-го по инициативе молодежной организации «Талака» на площади Свободы протестовали против строительства второй очереди метро - из-за его возведения сносили исторические здания. Люди стояли с лозунгами «Повернем метро вспять», «Верхні горад - экзамен перабудовы», «Нас ашукалі».

Одиночный пикет на площади Независимости. Фото: Вадим КАЧАН

Одиночный пикет на площади Независимости. Фото: Вадим КАЧАН

Митинги стали символом эпохи перемен: тысячи людей собирались на стадионе «Динамо». Фото: Вадим КАЧАН

Митинги стали символом эпохи перемен: тысячи людей собирались на стадионе «Динамо». Фото: Вадим КАЧАН

Многотысячный митинг БНФ на стадионе "Динамо". Фото: Вадим КАЧАН

Многотысячный митинг БНФ на стадионе "Динамо". Фото: Вадим КАЧАН

- Полностью снял первый «Чарнобыльскі шлях» 30 сентября 1989 года: сначала участники собрались на Ленинском проспекте возле завода «Луч», шли по тротуару. Потом их путь перегородила милиция в форме. Было небольшое противостояние. Но в итоге всем разрешили следовать дальше до площади Ленина. Был любопытный момент: в районе пересечения проспекта с Сурганова молодожены вышли из такси, и молодая раздарила по цветочку свой букет митингующим.

А это первый минский протест 1980-х – против разрушения Верхнего города при строительстве второй ветки метро. Фото: Вадим КАЧАН

А это первый минский протест 1980-х – против разрушения Верхнего города при строительстве второй ветки метро. Фото: Вадим КАЧАН

Сегодня фотограф искренне жалеет, что в 90-е и до 2003 года не снимал.

- И жалею, что, уходя из фотографии, часть материала просто вынес на свалку. Спасибо другу, который остановил от выброса второй части. Ее я лет пять сканирую и выставляю в Фейсбуке и на сайте.

Первый "Чарнобыльскі шлях": тогда еще площадь Ленина.Фото: Вадим КАЧАН

Первый "Чарнобыльскі шлях": тогда еще площадь Ленина.Фото: Вадим КАЧАН

Трогательный момент первого «Чарнобыльскага шляха»: невеста остановила такси и раздала цветы из своего букета участникам митинга.Фото: Вадим КАЧАН

Трогательный момент первого «Чарнобыльскага шляха»: невеста остановила такси и раздала цветы из своего букета участникам митинга.Фото: Вадим КАЧАН

Немного сохранилось от архива фотоклуба: в свое время его случайно уничтожили. А те фотографии, которые на выставках одноклубники дарили Качану, он передал в Национальный исторический музей. Сам Вадим Аркадьевич издал 4 фотоальбома, не раз выставлялся, а более 1500 своих фотографий передал в архивы, музеи, Национальную библиотеку. Он известный преподаватель, который воспитал немало интересных фотографов.

Колорит перестройки: Красный костел постепенно начали возвращать верующим. Фото: Вадим КАЧАН

Колорит перестройки: Красный костел постепенно начали возвращать верующим. Фото: Вадим КАЧАН

- В моем понимании, фотография - памятник времени. Мы ведь на все смотрим по-другому с его течением - от того, кто и во что одевался, до оценки самих событий. А мне повезло поработать в разные эпохи, увидеть развал империи. Теперь мечтаю о Музее фотографии в Минске…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кремлевский фотограф из Минска за портрет Ленина получил ателье у Красной площади

Минчане вряд ли наслышаны о нашем земляке - фотографе МоисееНаппельбауме, а ведь именно по его знаменитым снимкам Сталина иЛенина, Ахматовой и Гумилева мы изучали советскую эпоху в лицах (читать далее)

Первые минские фотографы могли сотрудничать с царской охранкой

А еще среди них оказались сочувствовавшие повстанцам Калиновского, царские фавориты и клан итальянцев (читать далее)

Самые известные фото Родена, Эйнштейна и Шагала сделал революционер из Гродно

«Комсомолка» узнала, как сын царского чиновника сначала поплатился тюрьмой за социалистические взгляды, а потом стал звездой парижской фотографии, у которого снималась вся русская эмиграция и британский премьер-министр (читать далее)

Неизвестный фотоархив 50-х: послевоенные байкеры, первые открытые купальники и загадочный «Опель»

Уникальный архив послевоенных кадров фотографа-любителя Петра Таранды сейчас выставляется в Минске, и специалисты уже заговорили о новом имени в белорусской фотографии (читать далее)

История одной фотографии, сделанной сто лет назад: Два президента БНР, четыре врага народа и один литовский министр белорусских дел

Этот снимок есть даже в школьных учебниках истории - его часто называют фотографией членов первого правительства Белорусской Народной Республики (читать далее)

Как на фото вытравливали лица репрессированных белорусских писателей

Советские цензоры тщательно исправляли фотодокументы, связанные с историей белорусской литературы конца 1920 - 1930-х (читать далее)

Традиция посмертных снимков: Белорусы всегда фотографировали своих усопших и рассылали снимки родне

В Минске выставляют часть коллекции похоронной фотографии брестского некрополиста Ивана Чайчица (читать далее)

Актеры-купаловцы на неформальных фотографиях: «Ты ствараеш гісторыю, гэтага ніхто ніколі не рабіў»

Молодой артист Купаловского театра за год с небольшим создал фотопроект о своих коллегах и закулисье (читать далее)

Западная Беларусь на неизвестных фото: Перерыв на кофе в школе, немцы в белорусских тулупах и сплав на каяках

Имя фотографа из Сенно, который запечатлел повседневную жизнь жителей Западной Беларуси между мировыми войнами, искали минские музейщики и жители деревень в районе Любчи (читать далее)

Свадебное селфи-1923 и тайна дамы в белом. «Комсомолка» помогла распутать довоенный фотодетектив времен Западной Беларуси

После публикации в «КП» читатели приносили фото из своих альбомов в Национальный исторический музей, а 7 декабря там открыли выставку деревенского фотографа с Новогрудчины (читать далее)

Фотограф Евгений Коктыш: Когда Быков видел свой улыбающийся портрет, спрашивал: «Дзе вы мяне падлавілі?»

Известный фоторепортер пересмотрел вместе с «Комсомолкой» свой огромный фотоархив - десятки малоизвестных кадров с народным писателем Василем Быковым (читать далее)

С Брежневым у Вечного огня и с внучками на Кургане Славы: неизвестные фото Петра Машерова

Фоторепортер Евгений Коктыш показал «Комсомолке» неопубликованные снимки самого известного руководителя БССР Петра Машерова, 102 года со дня рождения которого - 13 февраля (читать далее)

Фотограф Юрий Иванов: Америка ждала фото Корбут с женихом, и ради него Борткевич мчался на такси 600 км

Фотоклассикой стали кадры Юрия Иванова с Машеровым, Брежневым и Тито, Евгением Евтушенко, подписанием Беловежских соглашений (читать далее)