Общество

«Товарищ подполковник, там колено на обложке»: ветеран-пограничник рассказал о золоте, порнографии, Высоцком и службе на границе в Бресте в 70-е

Ветеран погранвойск вспомнил, как на рубежах Беларуси искали импортные ткани и крамольную литературу, ловили шпионов и пропускали за границу Валентину Терешкову, Петра Машерова и советских звезд
Иностранная машина с тайником и контрабандой, 1974 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Иностранная машина с тайником и контрабандой, 1974 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Рядом с полковником запаса Анатолием Муриенко хочется выпрямить спину и отдать воинское приветствие даже без фуражки на голове. И хотя возле дома не стоит пограничный знак и шлагбаум, а у гостей не проверяют паспорта, ветеран с порога шутит про границу.

– На сколько вы позже пришли? На 11 минут. Если бы я в свое время к поезду пришел позже хоть на две минуты, Москва стояла бы на ушах, – смеется Анатолий Петрович.

Офицер отдал границе полжизни. Его отец был пограничником, племянник, внук и один из сыновей – тоже пограничники. Второй сын для разнообразия выбрал другую профессию, но зато родился 28 мая, в День пограничника и получил в институте звание лейтенанта.

Полковник запаса надевает форму по особым случаям – и обязательно на День пограничника. Фото: Иван ШИПОШИН

Полковник запаса надевает форму по особым случаям – и обязательно на День пограничника. Фото: Иван ШИПОШИН

Анатолий Муриенко начинал рядовым, служил на погранзаставе, работал контролером на вокзале, пропускал грузовики через границу, а потом был начальником знаменитого на весь Советский Союз Варшавского моста. Накануне Дня пограничника, который отмечают 28 мая, мы с ним поговорили про его службу на границе.

ЗА ПЕРВЫЙ ДЕНЬ РАБОТЫ ПОЛУЧИЛ И ПРЕМИЮ, И ВЫГОВОР

Сегодня на Варшавском мосту– официально это международный автодорожный пункт пропуска Брест – всюду камеры, электронные табло, автоматические шлагбаумы, технические средства для предотвращения несанкционированного выезда из пункта пропуска, а в залах для досмотра – современные сканеры…

Во времена, когда здесь служил Анатолий Муриенко, пограничники о таком и не мечтали. Шлагбаум, небольшое здание с туалетами, пятачок, на котором оформляются машины, пост часового – вот и все.

Варшавский мост в советское время. Фото: pogranec.by

Варшавский мост в советское время. Фото: pogranec.by

– Я пришел сюда работать в 1972 году. Тогда граница на ночь закрывалась, пункт пропуска работал только с 9 утра до 10 вечера. Движение было очень слабое. Приехала машина – и ты как ванька–встанька: выбежал, взял паспорт, проверил. Чтобы осмотреть грузовую машину, брали деревянную лестницу и забирались наверх.

На Варшавке полковник Муриенко проработал до ухода в отставку в 1988 году. Первый рабочий день запомнил на всю жизнь.

Анатолий Муриенко отдает приказ часовому пропустить оформленный автомобиль, 1973 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Анатолий Муриенко отдает приказ часовому пропустить оформленный автомобиль, 1973 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

– Заступил я в наряд. Подъезжает машина «Победа» с поляками из Варшавы. Выходят муж с женой, говорят, в гостях у родственников были, едут домой. Прошу открыть капот. «Ай, ну что там смотреть, там грязно», – вспоминает пограничник.

Тогда старший лейтенант Муриенко, конечно, переживал, как бы не запачкать новую форму, но все же решил тщательно осмотреть машину.

Иностранная машина с тайником и контрабандой, 1974 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Иностранная машина с тайником и контрабандой, 1974 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

– Открываю масляный фильтр, а там целая гирлянда золотых колец с бриллиантами! На 70 тысяч рублей. Тогда за эти деньги две машины можно было купить. И что вы думаете? Я в тот день получил 25 рублей премии… и строгий выговор! – смеется полковник.

Премию дали за разоблачение нарушителей, а выговор – за помощь им. У задержанных не хватало денег на штраф, и они позвонили своему знакомому, чтоб тот подвез деньги к границе. Муриенко согласился их передать.

– Часовой стоит, линия границы – и я деньги беру. Это строгое нарушение режима государственной границы! Получилось, с одной стороны, меня поздравили, офицер в первый же день лично задержал контрабанду, а с другой – строгий выговор. Так здесь началась моя служба.

КАК ВЕЗЛИ ЗОЛОТО И ПРОДУВАЛИ МАКАРОНЫ

В 70–е Анатолий Муриенко вместе с другими пограничниками и таможенниками старался остановить контрабандные потоки золота, которое вывозилось из СССР. Драгоценностями были напичканы поезда и машины, инвалидные коляски и музыкальные инструменты… За год изымали больше 400 кг золота и драгоценных камней! Еще до Варшавского моста на Брестском вокзале Анатолию Муриенко довелось служить вместе с грозой контрабандистов – Варламом Кублашвили. Он один за время своей службы задержал 31 нарушителя госграницы и нашел контрабанды почти на 4,5 миллиона долларов!

Гроза контрабандистов Варлам Кублашвили (в центре) был веселым и преданным службе человеком. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Гроза контрабандистов Варлам Кублашвили (в центре) был веселым и преданным службе человеком. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

– Это человек–легенда, его знали от Варшавы до Москвы! Подошел как-то поезд. Прапорщик Кублашвили залез на вагон, в бак с углем специальным штырем раз-раз – и вынимает оттуда золото. Он переживал за свое дело, говорил все время с грузинским акцентом: «Маладеж не хочит работат, я уйду – и все пайдет за границу», – пародирует полковник.

Нашпигованная золотом рыба границу не прошла. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Нашпигованная золотом рыба границу не прошла. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

– А что из «загнивающего Запада» везли к нам?

– Нам говорили, что капиталистические страны против советского строя. Поэтому в машинах иностранцев мы искали тайники. В них прятали листовки, книги Пастернака или Солженицына, журнал «Штерн», порнографические журналы. Не было и недели, чтобы что–то такое не находили. Юбка выше колена уже считалась порнографией. «Товарищ подполковник, там колено на обложке», – докладывают мне. Или: «Товарищ подполковник, обнаружили крестики и библии» – настолько все было дотошно, – закатывает глаза Анатолий Петрович.

Набитые валютой и золотом игрушки. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Набитые валютой и золотом игрушки. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Изымались также грампластинки. Прямо на границе прослушивали, нет ли в иностранных буги–вуги крамолы.

В те годы на границе активизировались и эмигранты. Одна история, связанная с нарушителем, даже стала притчей во языцех.

– Приехала на Варшавский мост машина с мягким тентом. Мы ее осмотрели и пропустили. И тут звонок от польского майора: «Пан Анатолий, в машине задержали парня!» Оказалось, пока машина стояла под деревом, пацан прорезал тент, сверху залез в прицеп – и едет себе в макаронах. Продувает макароны, как потом говорили. Я поехал в Москву на повышение квалификации, а мне: «Ну расскажи, Муриенко, как там у вас продувают макароны», – пересказывает хохму полковник.

Грузовик с контрабандой. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Грузовик с контрабандой. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Таких забавных историй у офицера в отставке – на целую книгу. Но вообще служба была не из легких. Пограничные войска в советское время входили в структуру КГБ. Пресекать нарушения и выявлять контрабанду – одно, но пограничники занимались еще и поимкой засланных казачков.

– Мы разоблачали немало шпионов, которые изучали, как работает граница, как пограничники проводят досмотр и каким путем можно ввезти секретные материалы, – говорит Анатолий Муриенко.

ДЕВЧАТА ЛЮБИЛИ «СОФИКОВ» – ОНИ ИХ МОДНО НАРЯЖАЛИ

К середине 70–х поток транспорта на Варшавском мосту сильно вырос. Развивались перевозки в страны соцлагеря, а позже – и в капиталистические. Только в Бресте было около 300 грузовиков «Совтрансавто». Караваны фур потянулись на границу.

– Весь Брест был захламлен машинами «Совтрансавто». На каждом углу по грузовой машине! Очереди собирались до самого Кобринского моста. Девчата очень любили встречаться с «софиками» из Бреста, благодаря их подаркам можно было модно наряжаться! – улыбается Анатолий Муриенко.

Грузовики «Совтрансавто» заполонили Брест в середине 70-х. Фото: ГПК

Грузовики «Совтрансавто» заполонили Брест в середине 70-х. Фото: ГПК

«Софиками» тогда называли водителей-международников. За границей на них говорили «совики», от слова «советы», а у нас – трансформировалось в «софики». Они и сами модничали в джинсах «Монтана», и промышляли фарцовкой.

– Однажды я задержал грузовую машину, в которой везли 400 метров кримплена – девочки себе юбки-платья из него шили. Мохер еще везли, зонты, помаду, женские парики, высокие сапожки, всякие женские побрякушки…

В 70-е контрабандой везли даже пряжу. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

В 70-е контрабандой везли даже пряжу. Фото: из архива Брестской погрангруппы.

Варшавский мост с огромным потоком грузовиков уже не справлялся. Плюс ко всему через границу потянулись туристические автобусы. Поэтому советские власти приняли решение строить рядом с Брестом пункт пропуска Козловичи только для грузового транспорта.

Анатолий Муриенко отдает первый приказ пограничному наряду на КПП Козловичи в 1984 году. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Анатолий Муриенко отдает первый приказ пограничному наряду на КПП Козловичи в 1984 году. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

– А еще ж Олимпиада–80 на носу! Рассчитывали на миллион иностранцев, а приехало 10 человек. На строительство КПП Козловичи поступили деньги: полтора миллиона рублей на то время. В итоге уже и Олимпиада прошла, а транспорт все еще на Варшавском мосту. Приезжал сын Леонида Брежнева, Юрий, посмотреть готовность. Он уже думал ленточки разрезать, а там только землю начали возить. Лишь 1 сентября 1984 года я пропустил первую грузовую машину через Козловичи. Наконец город освободили от фур «Совавто». А я стал командовать и этим отделением, и Варшавским мостом. Фигаро тут, Фигаро там. И так день и ночь 8 лет. И хватало же сил у меня! – теперь уже про исторические события полковник Муриенко рассказывает с иронией.

К иномаркам на границе относились особенно внимательно - в них могли быть тайники. Фото: pogranec.by

К иномаркам на границе относились особенно внимательно - в них могли быть тайники. Фото: pogranec.by

ВИДЕЛ ВЛАДИ И ВЫСОЦКОГО, А ЗЫКИНА ЗВАЛА В ГОСТИ

Служба на границе подарила Анатолию Муриенко знакомства со знаменитостями. Например, с Валентиной Терешковой – она даже пригласила пограничника на свое 80-летие. Офицер пропускал через границу летчика-героя Алексея Маресьева, первого секретаря ЦК Петра Машерова, советских актеров Алексея Водяного и Михаила Пуговкина.

Высоцкий и Марина Влади (в центре) сфотографировались с пограничниками и таможенниками на Варшавском мосту. Фото: из архива Сергея Сухого

Высоцкий и Марина Влади (в центре) сфотографировались с пограничниками и таможенниками на Варшавском мосту. Фото: из архива Сергея Сухого

– Артисты в основном ехали поездами. Марина Влади, возлюбленная Высоцкого, часто проезжала у нас. Наши девчата всегда просили с ней сфотографироваться. И самого Высоцкого в поезде я встречал не раз, и на Варшавском мосту тоже. Министры, маршалы Советского Союза ехали… Сейчас вокруг звезд много пафоса, а тогда это были простейшие люди! Ну вот та же Людмила Зыкина. Ехала в платьях своих роскошных, все на ней светится, блестит, а сама очень простая: «Будете в Москве – заезжайте!» Мы с ней созванивались, она пригласительные на свои концерты в Москве передавала... – перечисляет фамилии советских знаменитостей Анатолий Муриенко.

Оформление туристов на Варшавском мосту, 1973 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Оформление туристов на Варшавском мосту, 1973 год. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Офицер запаса шутит, что благодаря службе жизнь повидал. И что во время завершил службу: в 90-е на границе начался дурдом:

– Тогда везли, кто что мог. Кто спрятал, кто не спрятал. Спирт возили, сигареты, медь, водку... В Германию ехали за машинами, в Польшу – что-то купить или продать. Машин было море! Началось бесконечное: «Пропусти без очереди!» – ведь знакомых за 60 лет в Бресте у меня полно… Так что я во время уволился.

Сын Игорь Муриенко тоже пограничник - служил, как и отец, и в Козловичах, и на Варшавском мосту. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

Сын Игорь Муриенко тоже пограничник - служил, как и отец, и в Козловичах, и на Варшавском мосту. Фото: из архива А.П. Муриенко для «КП»

И хотя сейчас полковник больше озабочен тем, как переселить пчел в улей на даче, делами на границе все равно интересуется.

– Я в часть иногда прихожу. Молодежь все расспрашивает, как мы раньше работали. Я рассказываю, а они удивляются, – подмигивает полковник запаса Анатолий Петрович Муриенко.

Анатолий Муриенко отдал границе полжизни. Фото: Иван ШИПОШИН

Анатолий Муриенко отдал границе полжизни. Фото: Иван ШИПОШИН