Экономика

«Набрала на лето одежды по 6 рублей за кг. Что я белорусского на эти деньги куплю? Носки?»: как живут магазины сэконд-хэнда, за которые взялся «Беллегпром»

Прошлись по секондам в Минске и на рынке в Ждановичах и узнали, как они живут во время коронакризиса и что думают о нововведениях государства владельцы, продавцы и покупатели
В некторых магазинах даже во время пандемии не протолкнуться.

В некторых магазинах даже во время пандемии не протолкнуться.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

10 % секонд-хенда - новые вещи?

Концерн «Беллегпром» предложил запретить продавать новую одежду вместе с поношенной в магазинах, торгующих секонд-хендом. Это нечестные правила игры, считают власти: ведь под видом поношенной новая одежда не облагается налогами и пошлинами. Министерство антимонопольного регулирования и торговли вынесло соответствующий проект постановления на общественное обсуждение.

«Ввоз в Республику Беларусь товаров типа Second Hand декларируются по минимальной стоимости, соответствующей минимальному тарифу таможенной пошлины - 0,15 евро за 1 кг. Тогда как реальная стоимость закупки у трейдеров в Германии, Польши, Литвы 1 кг товаров типа Second Hand значительно выше: от 2 до 10 евро за 1 кг. Тем самым бюджет Республики Беларусь недополучает соответствующие таможенные пошлины. По оценке концерна «Беллегпром», удельный вес импорта товаров типа Second Hand, поступающего в республику для перепродажи в объеме «чистого» импорта потребительских товаров легкой промышленности, составляет порядка 10%. И это по ценам импорта таких товаров по весу. Тогда как по экспертной оценке фактическая сумма продаж (в розничных ценах) товаров типа Second Hand может быть оценена примерно в $250 млн», - говорится в обосновании к проекту постановления.

К слову, в прошлом году концерн обнаружил в таких магазинах 70% новых вещей.

- Эти магазины растут как грибы, по 40 в месяц открывается! Сегодня, по нашей аналитике, в секонд-хендах до 70% одежды - это абсолютно новая одежда. Мы не против секонд-хендов, но хотим иметь честную конкуренцию, - говорила в прошлом году председатель концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина.

В марте этого года концерн предложил перенести магазины за пределы крупных городов и на их месте продавать товары отечественного производителя. На этом все затихло, и вот новое предложение - запретить секондам торговать новой одеждой.

Продавцы на Ждановичах говорят, что раньше и половина вещей могла быть с этикетками под видом секонда, а сейчас - максимум одна на партию.

Продавцы на Ждановичах говорят, что раньше и половина вещей могла быть с этикетками под видом секонда, а сейчас - максимум одна на партию.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

«Вещи с этикетками в тюках с секондом сложно назвать новыми»

На 1 апреля 2020 года в стране насчитывалось 1198 розничных магазинов, торгующих бывшими в употреблении непродовольственными товарами. В концерне верно подметили, их число действительно постоянно растет: например, возле метро на небольшом пятачке я насчитала сразу пять таких магазинов - от совсем крошечных до больших сетевых. Как правило, чем больше магазин - тем лучше ассортимент и ниже цены.

- У нас сейчас покупателей практически нет, - говорит продавец маленькой точки Алена. - Если в апреле еще кто-то чудом забегал, то сейчас полный голяк. Вещи с этикетками у нас если и попадаются, то очень редко, да и они уже морально устарели лет 20 назад. Хозяйка магазина недавно намекнула, что хочет остановить все до лучших времен. Вот сама теперь ищу запасные варианты. Наверное, уйду снова администратором в салон красоты неподалеку.

Я зашла еще в три секонда. И везде на мою просьбу прокомментировать идею «Беллегпрома» отвечали примерно одной фразой: «Пусть сами продают хорошие вещи, а не нас притесняют».

- Ой, да я уже не обращаю на это внимания: собака лает - ветер носит, - говорит продавец-консультант Александр. - Выгода секонда по сравнению с белорусской одеждой очевидна: здесь и качество, и низкие цены, и одежда, в которой не стыдно не только выйти мусор выбросить. Честно, я не представляю, зачем покупать нашу жуткую одежду в три раза дороже, когда в секонде есть отличный выбор почти новой одежды! Да никакие запреты сейчас не помогут привлечь покупателей к белорусской одежде.

В одном из магазинов обнаружила аншлаг. Оказалось, попала на распродажу товара.

- Вот набрала себе на лето одежды по 6 рублей за кило, - хвастается женщина у кассы. - А что б я белорусского в универмаге на эти же деньги купила? Носки? Пусть лучше дизайнера сменят наконец. Эту одежду не то что молодежь, даже мое поколение стороной обходит.

Я честно попыталась найти в секондах хотя бы одну вещь с этикеткой, но так и не отыскала. Максимум - наклейки на купальниках, которые явно говорят о том, что купальники не носили. Но можно ли считать ли такую вещь новой?

- Я бы и сам посмотрел секонд с 70% новой одежды, - улыбается директор одного из сетевых магазинов. - Конечно, если там продается новая одежда под видом секонд-хенда, то такой магазин нужно закрыть. А вот единичные вещи с этикетками, которые могут попасть в партии, сложно назвать новыми. Допустим, англичанин купил себе костюм, дома померил и решил, что ему не нравится. Вещь пролежала в шкафу год, а потом он вместе с сильно ношенными вещами сдал ее в пункт сбора одежды секонд-хенд. Ее уже нельзя назвать новой после сортировочных столов, обработки и транспортировки в тюках. Но и от стока она отличается тем, что уже вышла за пределы торгового объекта.

Покупатели и продавцы в секонд хендах уверены: одежда здесь не только дешевая, но и качественная.

Покупатели и продавцы в секонд хендах уверены: одежда здесь не только дешевая, но и качественная.

Фото: Таисия ЧЕРНУХО

«В апреле наши продажи упали на 50 - 60%»

Как бы там ни было, от коронакризиса досталось и секондам: покупателей стало намного меньше. Но все в один голос уверяют: пока цены остались на уровне прошлого года. Курс, выросший в марте на 15%, немного повысил цены, но все быстро выровнялось.

- Когда евро стоил 3 рубля, мы немного подняли цены, на 5%. Понимая, какие сейчас времена и какие зарплаты у людей, мы всеми силами стараемся держать цены, сокращая другие издержки. Есть распространенное заблуждение, что как только становится хуже, все сразу прибегают в секонд-хенд и у нас все сразу становится хорошо. Но все это неправда, - рассказывает директор одной из крупных сетей магазинов секонд-хенд. - Во все кризисы и девальвации, как только у людей становится меньше денег, их становится меньше абсолютно на все. Люди могут переключиться на более дешевые продукты, но не сразу с Hugo Boss на секонд-хенд. Первый квартал у нас вышел убыточным, но впереди ждал традиционно хороший сезон. Апрель обычно все отыгрывал, но в этом апреле наши продажи упали на 50 - 60%. И главным здесь было именно падение спроса - люди спрятались по домам, у них стало меньше денег, многих сократили... Но мы еще не теряем надежду из-за того, что впереди главный сезон: май - июнь. Вот был бы впереди декабрь - мы бы точно это не пережили.

Крупные сетевики признаются, что перебои с поставками из-за закрытия границ были, но прошли незаметно: у них были хорошие запасы, на которых можно было прожить и без поставок, да и поставщиков много. Но вот покупателей нет, и это главная проблема. Даже на самом крупном секонд-хенде страны - на рынке Ждановичи - сейчас немноголюдно.

- У нас продажи упали в разы по сравнению с прошлым годом. Раз в пять так точно! Людей стало меньше, боятся коронавируса, плюс весна какая-то холодная выдалась, часть рынка переехала в Таборы, а многие продавцы сократили количество точек, - рассказывает продавец у горы старой одежды на рынке в Ждановичах. - Сейчас хорошо, если в выходной продаем столько, как раньше в будний день. Цены не изменились: у нас сейчас новый привоз джинсов по 15 рублей, жилетки и шорты - 10, майки - 7. И то некоторые возмущаются: чего так дорого! Что касается стоков, то да, раньше и половина вещей могла быть с этикетками под видом секонда, а сейчас разве что случайно попавшая туда вещь, максимум одна на партию. Но для нас сток не рентабельный: его всегда закупаем по более высокой цене, покупателей мало, а нам платить аренду и зарплату.

С запретом продавать новые вещи под видом секонда продавцы согласны, но один пункт вызывает у них недоумение.

- Конечно, я читал проект постановления, но кое-что в нем мне не понятно. Раньше был пункт о том, что не подлежат реализации в одной секции новые товары и бывшие в употреблении. Собственно, все так и было. А теперь хотят запретить продавать такие товары в одном торговом объекте. Похоже, «Беллегпром» решил не только убрать сток из наших магазинов, но и сам себе сделать хуже. Ведь у нас во многих точках есть секция новых чулочно-носочных изделий белорусских производителей, которые придется убрать из продажи, - комментирует директор одной из сетей.