2020-06-05T13:53:50+03:00
КП Беларусь

«Железяка размером с телефон пробила лобовое стекло - я подумал, что какой-то МАЗ въехал». В суде по делу о ЧП на 3 июля выступают потерпевшие

Одна из пострадавших заявила иск на 1500 рублей. Во время заседания выяснилось, что эксперты не связывают ее болезнь со взрывом
Поделиться:
В Минске продолжается суд по делу о ЧП, которое произошло в прошлом году во время запуска салюта.В Минске продолжается суд по делу о ЧП, которое произошло в прошлом году во время запуска салюта.Фото: Святослав ЗОРКИЙ
Изменить размер текста:

Во вторник, 2 июня в суде продолжили слушать дело о ЧП, которое произошло во время запуска салюта 3 июля – сегодня выступают потерпевшие. На прошлом заседании выслушали родных погибшей Натальи Максимчук. Ее дочь Алеся рассказала, как все произошло:

- В какой-то момент раздался звук, не характерный для обычного салюта – я обернулась назад. Сразу увидела маму, она рукой держала шею - по рукам лилась кровь. Я подскочила, начала сжимать шею. Мама начала у меня на руках оседать. Я кричала «Помогите», но было слишком громко – салют продолжался. Через какое-то время подбежал человек в водолазном костюме, стал пережимать маме шею. В это же время подбежали работники «скорой». Я слышала слова «есть пульс», врачи попросили снять куртку и положить маме под голову.

Потерпевшие просят взыскать с обвиняемых 100 тысяч рублей. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Потерпевшие просят взыскать с обвиняемых 100 тысяч рублей.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Напомним, в тот вечер подорвались заряды - как позже выяснилось, бракованные фейерверки, которые нельзя было использовать, все же зарядили. Внутри мортиры произошел взрыв, осколки попали в людей, которые собрались посмотреть на салют.

Уже 11 месяцев под стражей находятся два россиянина, инженеры «Пиро-Росс» - фирмы, которая поставляла в Беларусь фейерверки: 26-летний Максимилиан Сапронов и 29-летний Константин Денисов. Еще один обвиняемый – Алексей Круглик, командир патрульной роты Минской военной комендатуры, он не под стражей.

«Парень, ты что? Кому ты докажешь, что это из-за салюта?»

Сегодня в суде трое потерпевших – всего в деле их 11. Анатолий Пастернак в тот вечер был на празднике с сыном. Они посмотрели парад, сели в машину, которая была припаркована на улице Веры Хоружей и поехали домой.

- Метров 200 не доехали до трамвайных путей – начался салют. Одна картинка, вторая, я тихонько катился к светофору – загорелся красный свет.

В это время Анатолий вдруг почувствовал какой-то толчок:

- Я сначала подумал, что в меня МАЗ какой-то въехал. Открываю глаза: лобовое стекло разбито, в нем дырка, и плечо у меня болит. Я сразу же вызвал ГАИ: они говорят, мол, парень, ты что? Кому ты докажешь, что это из-за салюта? Стекло пробила железяка размером с телефон, она лежала на заднем сидении.

Сотрудники ГАИ вызвали мужчине «скорую». Анатолий говорит, что пострадали плечо и руки: из-за осколков стекла они все были в мелких ссадинах. Никакой компенсации от городских властей он не получил:

- Меня вызвали в Мингорисполком, потом пришел ответ, что я не являююсь потерпевшим, мои травмы ничего не значат и мне ничего не положено.

Иска к обвиняемым Анатолий не заявляет: говорит, компенсация ему не нужна, время дороже.

Молодым людям предъявлено обвинение в нарушении правил обращения с пиротехникой, которое повлекло смерть человека. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Молодым людям предъявлено обвинение в нарушении правил обращения с пиротехникой, которое повлекло смерть человека.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Еще одна потерпевшая, Оксана, на праздник пришла с семьей. Чтобы лучше видеть салют, пошли к реке.

- Спустя какое-то время начались непонятные взрывы, все очень испугались. Было много дыма, яркая вспышка. Я подумала, что кто-то что-то бросил из толпы. Народ врассыпную побежал. Мне попал в голову какой-то предмет. Дома я почувствовала себя хуже – очень сильно болела голова, хотя внешне была только легкая царапина.

Оксана обратилась в больницу, там ей назначили лечение. Никаких выплат от Мингорисполкома потерпевшая не получила

Анна Зорина в тот вечер гуляла с мужем в районе Немиги. После парада решили остаться на концерт – салют не был их главной целью. То, что случилось во время запуска фейерверков, Анна описывает, как и другие очевидцы: хлопок, взрыв, много дыма. Девушка рассказывает, что в тот момент она почувствовала боль в ушах.

- Мы решили пойти домой, я подумала, что все пройдет, это несерьезно. Но головная боль нарастала, я обратилась к врачу.

Сильные боли, говорит Анна, продолжались четыре месяца. Сейчас боль притупилась, но не ушла.

- Иногда у меня как будто выключается звук в ушах. Обратиться куда-то в данный момент не могу, так как у нас коронавирус.

Девушка заявила иск на 1500 рублей в счет возмещения морального вреда.

- После этого случая я уволилась, потому что работать с постоянной головной болью невозможно, я не могу сконцентрироваться.

Специалисты, которые проводили судмедэкспертизу, сделали вывод, что проблемы со здоровьем Анны могут быть не связаны с последствиями взрыва. Эксперты не связывают ее заболевания с травматическими воздействиями, баротравмами.

Обвиняемые иск Анны не признали.

- Салют организовывал не по своей воле, а по указанию руководства, - говорит Алексей Круглик. Обвиняемые Денисов и Сапронов придерживаются той же позиции: молодые люди говорят, что выполняли работу, которую им сказали делать в «Пиро-Росс».

Обвиняемый Алексей Круглик. Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Обвиняемый Алексей Круглик.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Мы делали все, что нам говорили – ни больше, ни меньше. Мои действия не могли привести к взрыву и к тем последствиям, которые наступили, - добавил Максимилиан Сапронов.

Что стало известно в суде о причинах ЧП?

Пиротехнику для салюта Минобороны закупило в российской фирме «Пиро Росс» - с этой компанией ведомство сотрудничало не первый год. Перед праздником специалисты фирмы готовят сценарий салюта и приезжают в Минск, чтобы военных, которые занимаются запуском салюта, уже на месте.

Накануне праздника в Минск в качестве консультантов приехали два представителя компании - 26-летний Максимилиан Сапронов и 29-летний Константин Денисов. Последний в командировку в Минск не должен был ехать, но главный инженер «Пиро-Россс» Андрей Инкин заболел и уговорил коллегу поехать вместо него.

Следствие придерживается такой версии: ЧП произошло из-за того, что в мортиры зарядили бракованные заряды. Диаметр некоторых зарядов был больше, чем нужно, - чтобы они поместились в стволы, бумажную обмотку обрезали ножом, фейерверки обкатывали. Диаметр калибра был превышен из-за брака на производстве. Заряжать в стволы эту пиротехнику было небезопасно.

В суде Константин Денисов рассказал, что действительно обкатывал фейерверки, чтобы уменьшить их диаметр. Но, по его словам, это никак не влияло на безопасность запуска, могло ухудшить только визуальную картинку в небе. Свою вину Максимилиан Сапронов и Константин Денисов не признали: они говорят, что действовали по указанию руководства, безопасность этих действий была доказана на испытаниях завода.

В обвинении сказано, что часть зарядов, которые использовали в День Независимости, была с истекшим сроком годности. Алексей Круглик, который принимал участие в запуске салютов с 2015 года, говорил, что срок годности проверять не было смысла:

- На базе говорили, что другого у нас нет, а с этими тоже что-то надо делать

После предыдущего салюта в Минске, который запускали 9 Мая, на склад сдавали в том числе использованные фейерверки, хотя их нужно было уничтожить.

Уже тогда военные знали, что есть фейерверки, которые не влезают в стволы. Главный инженер «Пиро-Росс» успокоил Круглика: в салютном дивизионе в Москве они такими стреляли, «ни к чему это не приводит, все нормально проходит».

Во время подготовки к салюту 1 и 2 июля обвиняемые видели, что часть зарядов не помещается в ствол. Россияне привезли с собой еще 135 зарядов, и у них была возможность заменить бракованные фейерверки на привезенные. Но такой команды им не поступало, прозвучало в суде от обвиняемых, поэтому они обрезали бумажную обмотку и обкатывали заряды. При этом россияне несколько раз повторили, что действовали по стандартной схеме, обрезка и обкатка не является чем-то запрещенным.

Алексей Круглик считает, что его действия не могли привести ко взрыву: во время следственного эксперимента, рассказывал он, проверяли все способы и стреляли целую неделю. Ни один из опытов к таким последствиям не привел.

У Константина Денисова есть версия, что к взрыву могла привести поломка в проводке. Во время салюта он видел, как в небо вылетели сразу два заряда 195 калибра – это не соответствовало сценарию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мама начала оседать у меня на руках»: что рассказала на суде дочь женщины, погибшей на салюте 3 июля

Семья погибшей женщины просит взыскать с обвиняемых 100 тысяч рублей (читать далее)

«Из экономии запускали использованные и бракованные заряды»: в Минске начался суд по делу о взрыве во время салюта 3 июля

В тот день погибла женщина, еще 11 человек получили травмы - многие из пострадавших пришли в суд (читать далее)

Следственный комитет: 64-летнюю женщину, пострадавшую при ЧП во время салюта, спасти не удалось

Еще как минимум три человека получили травмы (читать далее)

Минчане, у которых во время салюта выбило стекла: «Подумали, что война. Такие мощные были хлопки»

В многоэтажке на Червякова в 10 квартирах выбило окна (читать далее)

В списке пострадавших уже не менее 10 человек.Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту смертельного ЧП в Минске 3 июля

Названы несколько версий причин трагедии (читать далее)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также