Общество

«Там люди и загорают, и выпивают». Почему мемориальный комплекс «Тростенец» разочаровывает туристов?

Посмотрели, что сегодня происходит на месте самого крупного лагеря смерти на территории бывшего СССР
Врата памяти - центральный монумент комплекса Тростенец.

Врата памяти - центральный монумент комплекса Тростенец.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Вы были когда-нибудь в «Тростенце»? Я про мемориальный комплекс на окраине Минска, - позвонил в редакцию мужчина, представился Виктором. - Поехали мы туда семьей без экскурсовода, я рассчитывал сам показать детям это историческое место, но это оказалось не так просто: навигации на территории самого комплекса, весьма значительного по размеру, нет, карта на входе оказалась перевернутой, я совсем запутался, пытаясь по ней сориентироваться. А кремационную яму, обозначенную на плане комплекса, найти так и не смог. Впечатление испортила и атмосфера комплекса, а точнее - ее полное отсутствие: по дорожкам и газонам гуляли люди с собаками, хотя выгул животных здесь запрещен, рядом кто-то загорал и даже делал шашлыки. Как будто это не бывший лагерь смерти, а обычный парк. Комплекс выглядит бесхозным и даже запущенным, хотя открыли его всего несколько лет назад.

Территория комплекса выглядит запущенной.

Территория комплекса выглядит запущенной.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Выгул собак запрещён.

Выгул собак запрещён.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

История, поросшая бурьяном

Корреспонденты «Комсомолки» отправились посмотреть, что происходит в мемориальном комплексе. На входе карту не нашли, пришлось рассчитывать на интуицию. После впечатляющего монумента «Врата памяти» начались сложности. Дорожка уходит вдаль, по ее бокам - поле. Понять, это продолжение комплекса или просто лужок, никак нельзя, ведь никаких указателей нет. Завидев вдалеке какие-то черные металлические столбы, движемся к ним. От центральной дорожки в сторону сквозь заросли полевых трав уходит другая. Ее плитка густо покрыта пробивающейся из-под нее травой. Идем по ней и находим остатки водонапорной башни, которую в лагере использовали как медицинское помещение. Об этом рассказывает небольшой стенд. Благо они есть возле некоторых объектов. Стенд у черных столбов поясняет, что они окружают руины лагеря смерти - одну из центральных частей «Тростенца».

Руины водонапорной башни. Мемориальный комплекс "Тростенец".

Руины водонапорной башни. Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Руины лагеря смерти. Мемориальный комплекс "Тростенец"

Руины лагеря смерти. Мемориальный комплекс "Тростенец"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Рядом из травы метрах в ста торчит еще ряд таких же, с другой стороны - еще один. Указателей нет. Идем к ряду столбиков, что поближе, и вдруг дорожка просто обрывается - упирается в заросли травы. Можно подумать, что там скрылся один из элементов комплекса, но в траве ничего нет. Возвращаемся. Такое интуитивное ориентирование под палящим солнцем выматывает. Вместо мыслей о трагических событиях прошлого все больше думается о том, что памятник немало рассказывает о нашем настоящем.

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

По другой дорожке выходим к остаткам барака. О том, что это все еще часть лагеря, узнаем из информации на небольшом стенде. За фундаментами в зарослях буйных полевых цветов высотой под метр виднеется дорожка, уже асфальтированная, видимо, вся плитка ушла на ту, внезапно обрывающуюся часть. В траве стоят разрушенные колонны из кирпича. Что это, неизвестно. Если подойти поближе, видны и остатки стен. Чтобы приблизится к ним, приходится пробираться через бурьян. И там тоже никакого стенда. Дорожки огибают тонущие в траве фундаменты, которые видны, только если к ним подойти впритык.

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Карта комплекса установлена не верно, из-за чего только увеличивает состояние дезориентированности.

Карта комплекса установлена не верно, из-за чего только увеличивает состояние дезориентированности.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Двигаемся дальше. Дорожка уводит в сторону леса, на этот раз не просто обрываясь, а закольцовываясь вокруг дерева. На обратной дороге на другом входе в комплекс находим-таки карту местности, но оказывается, она установлена не на той стороне дороги и еще больше дезориентирует.

Дорожка уводит в сторону леса, на этот раз не просто обрываясь, а закольцовываясь вокруг дерева.

Дорожка уводит в сторону леса, на этот раз не просто обрываясь, а закольцовываясь вокруг дерева.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Нет никого, кто бы следил за этим всем»

В тени возле выхода переводит дух мужчина с велосипедом. Знакомимся: Виктор, местный житель. Говорит, что его ныне покойная бабушка «знала тут все».

- Вон там Аллея смерти, тополя растут, которые еще узники сажали. Они не знали, что они будут убиты и сожжены. Вот здесь стоял коровник, возле него - два туалета, в них узники золото прятали, - воскрешает картины страшного прошлого Виктор.

Виктор, местный житель.

Виктор, местный житель.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Его рассказы сразу делают «Тростенец» крайне интересным. Сразу понимаешь, что с экскурсоводом здесь все будет выглядеть иначе.

- Бабушка говорила, что уже после войны деньги выделили на строительство комплекса. Израиль много денег выделил. Но строительство так и не началось тогда, здесь чистая свалка была. Здесь же промзона Шабаны, вся таблица Менделеева, горы металлолома. Чего здесь только не было! А потом все-таки решили комплекс строить. Президент сказал, со всех городов чтобы дали людей и технику для строительства. Так и строили. За счет этого и сделали, - говорит Виктор.

Построенный несколько лет назад комплекс уже успел потерять одну из своих частей - восстановленную вышку. Она сгорела всего за пару недель до 75-летия Победы.

- Она хорошо смотрелась, ее сделали по фотографиям один к одному. Высокая была, большая. Весь вид придавала комплексу. А потом ее спалили. Приехали те, кто ее обслуживает, и полностью срезали ее, - с грустью говорит собеседник. - Тут хорошо все, красиво, но некому смотреть, нет никого, кто бы следил за этим всем.

На территории лагеря смерти Тростенец погибло более двухсот тысяч человек.

На территории лагеря смерти Тростенец погибло более двухсот тысяч человек.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Памятник "Массив имён"

Памятник "Массив имён"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Памятник "Массив имён". в лагере смерти погибло около 10 000 австрийцев.

Памятник "Массив имён". в лагере смерти погибло около 10 000 австрийцев.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«У меня много претензий к объекту»

Почему комплекс оставляет такие странные впечатления, «Комсомолке» пояснила архитектор «Минскпроекта» Анна Аксенова, которая разрабатывала проект мемориала. Как оказалось, комплекс лишен целостности, потому что он не достроен.

- У нас проект разработан, утвержден и частично построен. Дальнейшее строительство зависит от финансирования. Решение о продолжении финансирования принимают власти, - поясняет собеседница. - У меня много претензий к объекту. Там и загорают люди на полях, и выпивают. Наблюдение не ведется. Возле каждого объекта стоит небольшой стенд, но, конечно, если посещать комплекс без экскурсовода, сам не разберешься. Желательно идти с экскурсоводом. Это тяжелое место, очень объемное, больше 100 га. Сюда надо идти с заранее подготовленной схемой.

По ее словам, чтобы помочь туристам сориентироваться на местности, в проекте запланировано информационное здание, где каждый посетитель может получить брошюру с планом местности и аудиогид, но инфоцентр пока так и не построен.

- На территории лагеря смерти не благоустроено поле погребения и крематорий - яма-печь. Кроме этого не построен мемориальный парк на территории кладбища Благовщина. А также не выполнен кенотаф, который увековечивает память всех жертв, которые погибли на этой территории. Не построен и «Последний путь», который объединяет территории лагеря смерти и кладбища, - поясняет собеседница.

Когда же комплекс обретет завершенный вид? Ответа на этот вопрос у городских властей нет.

- Финансирование для завершения проекта пока не выделялось, - сказали «Комсомолке» в комитете строительства и инвестиций Мингорисполкома.

На поле возле комплекса и даже на его территории загорают люди.

На поле возле комплекса и даже на его территории загорают люди.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

СПРАВКА «КП»

Тростенец - один из четырех крупнейших лагерей смерти в Европе и самый большой на территории бывшего СССР. Здесь погибло более 200 000 человек. Комплекс «Тростенец» объединяет несколько мест, где уничтожали людей: деревня Малый Тростенец, где содержались узники, урочище Шашковка - место массового сожжения узников, и урочище Благовщина - место массового расстрела узников.

Строительство комплекса началось в 2014 году. Только на первый этап ушло около 4 миллионов евро. Около 100 000 долларов перечислила немецкая организация, основные средства оплатил город. Первый пусковой комплекс и мемориальную скульптуру «Врата памяти» открыли на территории бывшего лагеря 22 июня 2015 года. Урочище Благовщина открыли летом 2018 с оговоркой, что его будут достраивать.

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Мемориальный комплекс "Тростенец".

Фото: Святослав ЗОРКИЙ