Общество

«Я больше не выдержал бы, а оставлять мать не хотел»: в Каменце судят 17-летнего за убийство отца-деспота

В семье многие годы муж-алкоголик терроризировал жену и мать, держал в страхе сына. Подросток взялся за топор, а потом сам на себя вызвал милицию
13 июля суд начал разбирательство по этому делу.

13 июля суд начал разбирательство по этому делу.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Все произошло в феврале 2020 года в городе Высокое Брестской области. Тогда в сводки попала новость о том, что 17-летний подросток несколько раз ударил отца топором по голове, мужчину забрала скорая помощь. Позже стало известно, что пострадавший скончался - он полтора месяца находился в коме, но не выжил.

Суд Каменецкого района 13 июля начал разбирательство по этому делу. На месте обвиняемого Артем, который на днях будет отмечать в СИЗО 18-летие. Потерпевшей в этой истории признали бабушку Артема, 75-летнюю пенсионерку Владимиру Евгеньевну. Выступая перед судом, она скажет:

– Пострадавшая не я, а мой внук! 18 лет терпеть такие издевательства… Лучше меня посадите!

Мама подростка, 45-летняя Наталья, одновременно и законный представитель, а он должен присутствовать в суде над несовершеннолетним, и свидетель. Также на заседание вызвали психолога. Во главе судебной коллегии по уголовным делам сидит председатель суда Каменецкого района Оксана Шкель. Слушания проходят в самом вместительном помещении суда в райцентре.

Артем невысокий паренек с еще детским лицом. Когда конвой вводит его в зал, парень говорит «здрасьте» адвокату, потом кивком приветствует журналистов, которых видит впервые. На вопросы суда он отвечает смело, хотя иногда заметно, что подавляет волнение - тогда он поджимает губы и бросает беглый взгляд в сторону адвоката. До того как попасть в СИЗО, Артем успел немного: закончить 11 классов со средним баллом аттестата 8,3, не поступить на бюджет на биофак в Бресте, не пройти по баллам в медколледж на фельдшера-акушера и полгода проучиться в колледже на сварщика-электрика. В своей группе, кстати, он был старостой. Говорит, что всегда любил много читать, поэтому в СИЗО он налегает на книжки.

– С мамой у меня очень хорошие отношения, а с отцом - просто ужасные, - характеризует свою семью Артем.

В суде он рассказывает про отца. Как тот постоянно пьянствовал и устраивал дома скандалы, как без особой причины днем и ночью орал на маму и на сына, как среди ночи включал свет и устраивал побудку, как метал ножи, как разговаривал матом, как сказал сыну «Ты умрешь маленьким», как унижал и оскорблял, закрывал маму в шкафу, сломал ей нос, разбрасывал вещи и потом отчитывал за бардак, выворачивал на пол еду, которая ему не нравилась, предпринимал демонстративные попытки суицида...

- Может, мама милицию вызывала? - допрашивает обвиняемого гособвинитель Егор Кронда.

- Я помню, один раз было. Милиция приезжала, но это не помогло никак, только появился еще один повод для конфликтов.

- А в школе? Учителям рассказать, что проблема такая есть?

- Нет. Я считал это примерно нормальным, - спокойно отвечает Артем.

- Вы считали поведение отца нормальным в семье? - уточняет судья.

- До лет 12 - нормальным. Потом, по рассказам других одноклассников о других взаимоотношениях, я понял, что это нестандартно.

О том, что для Артема было нормальным, он рассказывает много. Судья задает уточняющие вопросы с большим изумлением. На просьбу озвучить, как именно отец оскорблял его и маму, Артем отвечает смущением. Он долго подбирает слова и выдавливает из себя:

- Нет, я не могу матом сказать, он почти все матом говорил.

Рассказ непосредственно о вечере, в который было совершено убийство, занимает гораздо меньше времени. Тогда все было как обычно: папа пришел домой пьяный, стал ругаться с мамой.

- Я сидел в спальне в наушниках, но сделал звук потише, чтобы прислушиваться, чтобы, если что, вмешаться. Скандал закончился, я вышел из спальни - и сразу увидел его. И не знаю почему, испугался. Обычно у меня вызывает испуг, когда он пьяный возле меня, а тут он спал на диване. Я пошел в сарай, взял топор, вернулся домой и нанес удары в голову, - тихим голосом рассказывает Артем.

Потом парень вошел в комнату к маме, сказал, что убил отца. Она забрала у сына топор и вызвала скорую помощь, Артем тем временем звонил в милицию. Пока ехал наряд, он переоделся, а потом вышел во двор встречать следственно-оперативную группу.

- Я больше не выдержал бы, на меня все это слишком сильно давило. Уйти, чтобы оставить мать одну, я не хотел. Так что либо его, либо себя, - объясняет свой поступок подросток.

Свою вину он полностью признал и заявил, что раскаивается.

«В этом есть и моя вина»

В суде допрашивают и мать Артема. Наталья - гражданка Украины, с Донбасса. Здесь у нее вид на жительство. Работает продавцом в магазине. Женщина тоже много и подробно рассказывает о том, как муж ее терроризировал. И отвечает на вопрос, который висит в воздухе: почему это стало возможным, почему она не ушла?

- А куда я уйду? Мои родственники живут в Украине, город Артемовск. Там достаточно часто либо военные действия, либо какие-либо проблемы. Мать счастлива вторым браком. Ее нынешнему мужу я не пришлась ко двору, по его мнению, я - байстручка и не нужна, - рассказывает Наталья.

Она говорит, что однажды муж пообещал развестись с ней. И тогда у нее появилась надежда, что оставит ее и сына в покое.

- Я надеялась, что он искренне сам меня отпустит, не будет доставать ни меня, ни сына. Но на утро он говорил: “Ты что, дура, я люблю тебя”... Я прошу высокий суд о снисхождении для своего сына. Ему и так очень досталось. В этом и моя вина. Может быть, действительно, я старше и должна быть умнее. Надо было забрать сына все-таки, несмотря ни на что, Бог с ним, как-нибудь прожили бы, в шалаше, в сарае... - плачет в суде мать.

Служил в Афганистане и Чечне

Бабушка Артема выступала в суде очень эмоционально. Ее показания превратились в сплошной поток слез, мольбы о пощаде для внука и признаний в том, что она сама боялась сына и ей за него очень стыдно. Даже с последней скамейки было видно, как у судьи во время выступления женщины покраснели глаза. По напряженным лицам конвойных тоже можно было догадаться, что они держат комок в горле.

Со слов Владимиры Евгеньевны, свою первую жену Валерий избил до полусмерти - «была вся синяя». Женщину помещали в больницу. Избил он и тещу. Нынешнюю невестку Владимира Евгеньевна взяла себе за дочь. Когда Валерий был сильно буйным, Наталья и Артем убегали прятаться к ней в дом.

Про сына она говорит, что он изменился после службы в Афганистане и Чечне.

- Их в Афганистан шестерых отправили, он один остался живой. Он бешеный, хуже фашиста! - плачет женщина. - Допрыгался. У меня были такие моменты, что я сама его разорвать хотела. Лучше меня посадите, мне уже все равно!

Также в суде женщина рассказала, как сын однажды украл у нее деньги, которые она несколько лет копила на новый котел. Валерию нужно было погасить кредит, который он взял на телефон для друга.

- Артем тогда сказал: «Бабушка, не плачь, я заработаю и тебе дам денег на котел», - вспоминает потерпевшая.

О внуке она отзывается исключительно положительно. Говорит, хотя семья и живет на той же улице, сын заходил к ней в гости 1-2 раза в год, а Артем - каждый день. Навещал ее в больнице, ходил для нее за лекарствами - его даже уже запомнили врачи и провизор в аптеке.

Потерпевших в суде обычно просят высказаться о мере наказания для обвиняемого. Бабушка, не дожидаясь этого вопроса, просит суд:

- Пожалуйста, не судите его строго, войдите в его положение! - конец фразы нельзя было разобрать из-за рыданий. После этого судья попросила пожилую женщину присесть, предложила подать ей воды и валерианы и объявила перерыв.

Если суд признает Артема виновным, ему может грозить до 12 лет лишения свободы - такое наказание предусмотрено для несовершеннолетних, которые совершили особо тяжкое преступление.