Общество

«Спасаем ребенка, которого укусила кошка, умершая от укуса лисы»: травматолог о летних травмах, батутах и коронавирусе

Почему на них смотрят, как на идиотов и как спасают травмированных пациентов с коронавирусом - рассказал нам заведующий приемным отделением РНПЦ травматологии и ортопедии Сергей Казаев
«Спасаем ребенка, которого укусила кошка, умершая от укуса лисы». Травматолог Сергей Казаев о летних травмах, вреде батутов и коронавирусе.

«Спасаем ребенка, которого укусила кошка, умершая от укуса лисы». Травматолог Сергей Казаев о летних травмах, вреде батутов и коронавирусе.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

ДОСЬЕ «КП»

Сергей Яковлевич Казаев - травматолог-ортопед, врач высшей категории. В Институте травматологии - с 1996 года, с 2002 года - заведующий приемным отделением Республиканского научно-практического центра травматологии и ортопедии.

- Сергей Яковлевич, с марта медики работали в условиях коронавируса. Недавно объявили, что вирус побежден, клиники возвращаются к обычному режиму работы. Что происходит у вас?

- 6-я больница Минска, которая всегда принимала травмированных пациентов, с марта по 10 июля спасала пациентов с коронавирусом. Поэтому вся минская травма, в том числе детская, в это время шла к нам. Мы принимали травмированных пациентов вместе с Больницей скорой помощи, зачастую оказывали помощь и их пациентам. Работы было очень много. В настоящее время мы ориентированы на оказание экстренной и неотложной травматологической помощи, приостановили всю плановую госпитализацию.

В это время год назад в сутки к нам обращалось примерно 50 экстренных больных, плановых - 100. Сейчас только экстренных поступает порядка 150 человек, и это минимум. Раньше в день мы госпитализировали 2 - 3 человек, сейчас - 10 - 15.

Очень много детских травм: дети падают с высоты, с велосипедов, самокатов, много травм позвоночника при падении с турников и после прыгания на батутах.

Ночью поступил ребенок - мало того, что у него тяжелый перелом плеча со смещением, у него еще сломаны обе кости предплечья на этой же руке. Падение, шалость - а оперировать нужно в двух местах.

- Очень много детских травм: дети падают с высоты, с велосипедов, самокатов, много травм позвоночника при падении с турников и после прыгания на батутах.

- Очень много детских травм: дети падают с высоты, с велосипедов, самокатов, много травм позвоночника при падении с турников и после прыгания на батутах.

Фото: Евгения ГУСЕВА

Много укушенных детей - собаками, кошками, хомяками, даже летучими мышами. Госпитализируем, проводим вакцинацию.

Одно дело домашние питомцы, другое - кошки и собаки на даче. Недавно на даче домашнюю кошку укусила лиса, через несколько дней кошка умерла, но успела покусать ребенка. Сейчас спасаем ребенка.

Иногда даже от котенка бывают множественные укусы, чуть ли не за все части тела. Таких детей тоже госпитализируем и вакцинируем.

«У нас как в фитнес-зале, только без душевых кабин»

- Сейчас работаем в тяжелых условиях. Первое - надо защищать дежурную бригаду, коронавирус выявляют до сих пор. Моя главная задача, как заведующего, - мои сотрудники: чтобы не заболели, чтобы оказывали помощь пациентам, пользуясь средствами индивидуальной защиты, чтобы не принесли коронавирус в семью.

Раньше работали в простых операционных костюмах - и то было жарко, сейчас поверх надеваем средства защиты - непередаваемые ощущения…

- Пот ручьем, как в фитнес-зале? Знаю, многие медики просили воду, поскольку сильно потеют, наступает обезвоживание…

- Да, у нас как в фитнес-зале, только без душевых кабин. Раньше, когда коронавирус только появился, люди помогали, мы чувствовали поддержку, сейчас все привыкли.

Многие расслабились, перестав соблюдать меры безопасности.

Мало того, мы порой чувствуем, что на нас смотрят как на идиотов: народ приезжает в шортах-майках-сланцах, а тут какие-то чокнутые ходят в операционных костюмах, поверх которых надеты комбинезоны, шапки, респираторы, защитные экраны.

Ходят, потом обливаются непонятно с какого перепугу, когда вокруг ситуация вроде нормализовалась.

- Но Минздрав ежедневно дает официальную статистику: на момент сдачи номера в печать, 13 июля, - 182 новых случая коронавируса… Все продолжается.

- Все ждали, что к лету, когда появится солнце, коронавирус уйдет - как грипп. Но нет, коронавирусу все равно, какая температура на улице. Кроме того, от него не вырабатывается иммунитет, как при кори или оспе.

Можно в тяжелой форме переболеть, а через три месяца снова заразиться. Это как при гриппе, который не вызывает длительной иммунизации - иммунитета от гриппа нет. А при коронавирусе он еще меньше…

Я столько лет работаю травматологом - с 1996 года, но такого не припомню. Да, мы готовились к особо опасным инфекциям, но обычно это был один человек, который приезжал непонятно откуда. И одно дело - лекции слушать, другое - непосредственно работать с массовыми поступлениями.

- Что делаете, если обращается травмированный пациент с коронавирусом?

- Пациентов с экстренными травмами и коронавирусом помещаем в отдельные блоки с отдельными осмотрами и оказанием экстренной помощи в совершенно другом режиме. Чтобы они не попали в палату к обычным пациентам, чтобы инфекция не распространялась. Всем поступающим делаем тесты, меряем температуру. Что будет, если, например, мы берем в операционную человека с коронавирусом, пусть и без клинических проявлений? Операция длится 2 - 3 часа - внутри закрытой системы работают специалисты. Представьте, сколько микробов за время операции может выделить такой пациент.

Один человек может вывести из строя целую бригаду. И такое было на пике коронавируса. Поэтому мы заранее должны знать, с чем человек к нам поступает.

«Увеличилось количество ныряний в водоемы и переломов позвоночника»

- Еще совсем недавно люди старались самоизолироваться, не было совместных пьянок-гулянок. Сейчас все возвращается - барбекю, вечеринки, активный отдых. Нередко привозят в состоянии алкогольного опьянения с множеством ран.

С приходом жары увеличилось количество ныряний в водоемы и переломов позвоночника, люди становятся инвалидами. Много велосипедных травм.

- Травмы случаются из-за плохой одежды или обуви?

- Да, у человека может быть плоскостопие, проблемы с тазобедренными или коленными суставами, с поясницей. А он обувает некачественные кроссовки, сверху - мягкая ткань, которая не держит стопу.

Такая обувь может обострить хронические состояния - можно добить мениски, резко усугубить степень артроза. К сожалению, не все велосипедисты соблюдают меры безопасности, попадая под колеса машин на пешеходных переходах, сбивая пешеходов. Много падений с самокатов, гироскутеров. Пару лет назад таких травм почти не было, сейчас - масса.

Очень много детей с травмами позвоночника после батутов - некоторые трудно диагностировать без МРТ. В будущем, даже если все срастется, проблем со спиной не избежать. Ребенку, чтобы получить на батуте травму, не обязательно с него падать на землю. Два часа попрыгать при резком сгибании вперед - когда на спинку упал и тут же поднялся - уже достаточно. У детей идет резкое сгибание вперед: это как на санках - ехал, подпрыгнул на кочке и поехал дальше. Не упал вроде, и травмы не было, а перелом есть. С батутом то же самое - ребенок не выпадал, но детские переломы дает просто длительное прыгание.

- Очень много детей с травмами позвоночника после батутов - некоторые трудно диагностировать без МРТ. В будущем, даже если все срастется, проблем со спиной не избежать.

- Очень много детей с травмами позвоночника после батутов - некоторые трудно диагностировать без МРТ. В будущем, даже если все срастется, проблем со спиной не избежать.

Фото: Олег УКЛАДОВ

- Расскажите, как прыгать на батуте осторожно, чтобы не травмироваться?

- Я бы своему ребенку вообще не разрешил прыгать на батуте.

- Читала, что треть людей с травмой пытаются отвлечься от боли при помощи сна - «авось рассосется».

- Да, «посплю - само пройдет». Из-за коронавируса многие боятся идти в поликлинику, а в гипермаркет, где в разы больше народу, почему-то не боятся. За это время при переломе увеличивается отек. В первые сутки мы его можем вправить, а через день-два - без операции не обойтись. Некоторые родители считают, что, если перелом, ребенок ходить не может и рукой не подвигает. А потом приводят - срослось неправильно…

У взрослых хронические болячки усугубляются из-за перегрузки на дачных участках - появляются грыжи дисков, артроз суставов.

Ситуация отягчается тем, что при таком обострении мы сейчас не возьмем этого больного на госпитализацию. Очень много травмированных пациентов, госпитализируем только экстренные случаи, когда идет угроза здоровью и жизни.

Если человеку болит, но он может потерпеть - сейчас он вынужден справляться с ухудшением качества жизни дома, сам. Поэтому, если вы уехали на дачу, не надо чрезмерно нагружать организм, помните, что оказание помощи пациентам сейчас ограничено.

- Сколько лет самому маленькому вашему пациенту?

- И новорожденные поступают. Понятно, это больше вина родителей: где-то уронили, где-то не так за руку потянули. От нуля - и до глубокой старости…

- А часто вы наблюдаете глупые травмы?

- На самом деле большинство травм - глупые. Недавно было три выходных - 3 - 5 июля - у нас был вал народа, и часто именно с бессмысленными травмами. Например, 3-го вовсю попраздновал с компанией, а 4-го с утра, еще слабо понимая что к чему, человек берет болгарку и вместо дерева пилит себе ногу… Поэтому, прежде чем что-то делать, подумайте, пожалуйста, о возможных последствиях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Травматолог Сергей Казаев: Чтобы снизить вес, садятся на мясную диету и получают подагру

О тяжелых детских травмах позвоночника, умении правильно падать и о том, как не довести себя до состояния «развалины» [продолжение здесь]

Травматолог Сергей Казаев: К 30 за компьютером уже можно насидеть себе кучу проблем!

Что губит суставы, какие профессии опасны, с чем к доктору приходят любители марафонов и как не вырастить горб, рассказал известный травматолог, заведующий приемным отделением РНПЦ травматологии и ортопедии [продолжение здесь]

Главный кардиохирург Беларуси Юрий Островский: «У девочек, которым я пересадил сердце, есть все шансы пережить меня»

В рубрике "Закрытый прием" знаменитый профессор рассказал "Комсомолке" долго ли живут с чужим сердцем, сколько белорусов отказались отдавать свои органы и чего он сам боится больше всего [продолжение здесь]