Общество

Гомельские врачи, которых наградили за борьбу с коронавирусом: «Противочумные костюмы стали второй кожей»

Через отделение реанимации гомельской туббольницы прошли около 150 тяжелых больных
Татьяна Шебушева - уже 20 лет главный внештатный пульмонолог области

Татьяна Шебушева - уже 20 лет главный внештатный пульмонолог области

Фото: Павел МИЦКЕВИЧ

Среди борющихся с коронавирусом врачей, которых наградил президент Беларуси, сразу два работника Гомельской областной туберкулезной клинической больницы. А главврачу клиники объявлена благодарность от президента. «КП» побывала в больнице и пообщалась с награжденными медиками, которые готовятся к поездке в Минск на торжественную встречу.

«ДО СИХ ПОР НАДЕВАЮ МАСКУ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ»

Почетное звание «Заслуженный врач Республики Беларусь» присвоено врачу-пульмонологу, заведующей пульмонологическим отделением Татьяне Шебушевой. Уже 20 лет она - главный внештатный пульмонолог области, и для нее это не первая награда республиканского уровня. Врача уже отмечали в 2009 году после того, как медики побороли «свиной грипп» - напомним, он тоже вызывал вирусные пневмонии и уносил жизни.

- Тогда работа тоже была очень напряженная, большой поток пациентов. Но было легче в том плане, что мы знали, с чем сталкиваемся. Мы понимали, что вовремя дадим противовирусный препарат - и болезнь пойдет на спад. А сейчас новая неизученная инфекция, массовое поступление пациентов, течение болезни не совсем обычное, волнообразное.

Завотделением гомельской туббольницы дистанционно вела самых тяжелых больных

Завотделением гомельской туббольницы дистанционно вела самых тяжелых больных

Фото: Павел МИЦКЕВИЧ

Под руководством Татьяны Шебушевой гомельские медики иногда на ходу использовали новые методы лечения:

- Мы доходили до этого сами, а потом эти методы появлялись в приказах Минздрава. Например, применение гормонотерапии, которую затем официально регламентировали. Параллельно изучали мировой опыт.

Врач призналась, что самым трудным для нее было принимать нескончаемый поток звонков из разных уголков области с информацией о тяжелых пациентах. Ведь завотделением гомельской туббольницы дистанционно вела именно самых тяжелых больных:

- Пока на один звонок ответишь, висит уже список неотвеченных вызовов. Очень большая нагрузка, особенно первые два месяца: на связи 24 часа в сутки, на выходных тоже телефон не умолкает - постоянный стресс. А противочумные костюмы стали как будто второй кожей.

Татьяне Шебушевой запомнился случай, когда на ее дежурстве привезли сразу двух тяжелых пациентов - медсестру и молодого человека:

- Оба были с очень низкой сатурацией (процент насыщения крови кислородом. - Ред.), шли с отрицательной динамикой, были на грани… И как шаг отчаяния мы ввели им большую дозу гормонов - когда это еще не было регламентировано. Парня удалось удержать: мы даже не перевели его в реанимацию. А медсестра оттуда очень быстро ушла. Это была большая радость. Парень, когда поступал, не мог даже говорить - настолько сильная была одышка. А назавтра ему стало уже намного лучше.

Завотделением отмечает, что пациентов старались максимально тянуть, чтобы не переводить на аппарат искусственной вентиляции легких. Ведь снять больного с ИВЛ часто очень тяжело.

Сама врач не заболела коронавирусом: помогли средства защиты, которыми работников больницы вовремя обеспечили, и все меры предосторожности:

- Сейчас большинство расслабились, но я до сих пор надеваю маску в общественных местах. Мы не знаем, как инфекция поведет себя дальше. Никто не застрахован, поэтому стараюсь защищать и себя, и других.

КОГДА ВОЗВРАЩАЛСЯ ДОМОЙ, С ЖЕНОЙ ПРОДОЛЖАЛИ «КОНСИЛИУМЫ»

Медаль «За трудовые заслуги» присуждена врачу-анестезиологу-реаниматологу, завотделения анестезиологии и реанимации Александру Черноглазу. Но он уверен, что эта медаль - заслуга всего коллектива, от санитарок до врачей:

- Тяжелее всего было перестроиться, работать постоянно в противочумных костюмах. И морально, конечно: ограничение общения с родственниками, с семьей. Считай, жил на работе. А жена у меня тоже врач и работает с «короной» в инфекционной больнице. Когда вечером возвращались домой, в семье продолжались «консилиумы»: а как у вас, а у нас вот так. Иногда из стационара, где работает жена, переводили пациентов к нам, и мы с супругой дома продолжали их обсуждать. Пришлось забыть про строительство дачи из-за нехватки времени. Любим путешествовать, выезжать на машине, но, конечно, этого не получалось делать.

Врач вспомнил о случае, про который рассказывал всем пациентам:

- Многие слышали о том, что больным рекомендуют лежать на животе. Это действительно работает. У тех, кто был на ИВЛ и которых переворачивали на живот, сразу улучшались показатели, анализы. Так вот, была у нас в реанимации одна бабушка, которая 35 дней честно отлежала на животе. Ее уже выписали - ушла своими ногами. Поэтому лежать на животе (прон-позиция) и дышать кислородом - это действительно основное лекарство. На самом деле, с закономерностями CОVID-19 уже разобрались. Действительно, течение заболевания ухудшается у пациентов, большинство из которых с сопутствующими заболеваниями: ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, сахарный диабет, онкология (из-за ослабленного иммунитета) и ожирение. Это люди-мишени, у которых болезнь протекает наиболее тяжело. Как чудесных выздоровлений, так и загадок у нас не было.

Главврач Наталья Журавлева и завотделения Александр Черноглаз обсуждают работу

Главврач Наталья Журавлева и завотделения Александр Черноглаз обсуждают работу

Фото: Павел МИЦКЕВИЧ

Через руки Александра Черноглаза и его отделение с конца марта прошли около 150 человек с коронавирусом. К возможной «второй волне» медики готовы:

- Хотя, конечно, мы устали, хотелось бы отдохнуть. Мое мнение - сильной «второй волны» не будет. Надеемся, что границы откроют, и уедем с семьей на море. Но с соблюдением всех мер безопасности: на личной машине, минимизируя контакты, с мерами предосторожности в общественных местах. Когда видишь, как люди ходят в масках по улице - это даже немного комично, а вот в переполненном транспорте, в магазинах большинство без масок. И многие не догадываются, что сильный источник инфекции - наши ювелирные украшения и наручные часы, под которыми скапливаются микроорганизмы.

Кстати, ни один человек из отделения реанимации после начала вспышки COVID-19 не уволился, не ушел в отпуск или за свой счет. Первые отпуска у медиков должны были быть уже в мае, но все их перенесли на более поздний срок.

14-ЛЕТНИЙ СЫН УБИРАЛ В ДОМЕ И ГОТОВИЛ УЖИН

Благодарность президента объявлена главврачу гомельской туббольницы Наталье Журавлевой.

- Весь наш коллектив осознал значимость того, с чем мы столкнулись, свою ответственность, никто не подорвал работу. Мне тоже, как и всем, пришлось свести к минимуму контакты. Мой 14-летний сын взял на себя обязанности по готовке и уборке, потому что маме было некогда. Вставала не позже 6 утра, в 7 часов уже на работе, домой возвращалась к семи-восьми вечера. Поэтому сын звонил в конце дня и спрашивал, что приготовить на ужин.

Первые полтора месяца приходилось работать, не имея личного времени и личного пространства, признается главврач:

- Было ощущение, что сходишь с ума от того, что всегда на работе. Как только стало понятно, что пандемия коснется нашей страны и нам нужно готовиться, все работники больницы стали тренироваться надевать противочумные костюмы. Очень много было другой организационной работы: как разделить больницу на чистые и грязные зоны, где создать помещения для отдыха работников, как все сделать так, чтобы было меньше риска… Всегда стоял специально обученный человек, который, как зеркало, контролировал, чтобы каждый работник правильно надевать и снимал противочумные костюмы. Сначала, когда нужно было в грязной зоне поменять дозаторы, начмед сам ходил, это делал, потому что хозяйственный персонал боялся. Первые моменты шли туго, но сейчас уже все работают на ура, все вопросы уже исчезли.

В итоге заболевших работников в больнице немного, во всех случаях причинами инфицирования были только бытовые контакты.