Общество20 января 2021 15:49

В Бресте рассматривают «хороводное дело»: первых 10 человек судят за марш, который перекрыл дорогу

В акции участвовало около тысячи человек: люди вышли на перекресток и водили на нем хоровод. Тогда, по словам замглавы МВД, против протестующих впервые применили водомет
В сентябре протестующие перекрыли перекресток проспекта Машерова с бульваром Шевченко в Бресте. Фото: МВД

В сентябре протестующие перекрыли перекресток проспекта Машерова с бульваром Шевченко в Бресте. Фото: МВД

Суд Ленинского района Бреста 20 января приступил к рассмотрению резонансного «хороводного дела». Несколько десятков брестчан обвиняют в том, что во время протестного марша 13 сентября 2020 года в Бресте перекрыли для транспорта один из самых оживленных перекрестков в центре города – проспекта Машерова с бульварами Шевченко и Космонавтов.

Тогда для разгона несанкционированной массовой акции милиция впервые в Бресте, и, по словам замминистра внутренних дел Геннадия Казакевича, впервые в Беларуси применила водомет. С тех пор некоторые брестчане этот перекресток в шутку называют «водометным».

Хоровод разгоняли водометом.

Только последствия сентябрьских событий для участников той акции оказались нешуточными. Более 50 человек проходят по уголовной статье 342 – организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них. Она предусматривает наказание от штрафа до ограничения свободы на срок до 2 лет. Первые 10 человек уже предстали перед судом. Дело рассматривает судья Святослав Калина.

– Действуя в группе с иными лицами, которые на проезжей части громко кричали, свистели, выкрикивали лозунги, хлопали в ладоши, умышленно приняли активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок и препятствовали нормальной работе транспорта, предприятий и организаций, – так звучит обвинение в отношении 10 человек, которое зачитали в суде государственные обвинители.

У двух человек в обвинении есть фраза «в состоянии алкогольного опьянения». Как пояснил суду один из них, в то воскресенье он присоединился к маршу после того, как в кафе с другом выпил пива.

Суть обвинения в том, что участники акции и конкретно хоровода на перекрестке помешали работе общественного транспорта и торговых объектов вблизи. Простой троллейбусов составил более 29 часов, автобусов – более 5 часов. Ущерб троллейбусному парку оценили в 619 рублей 55 копеек, автобусному – в 40 рублей 37 копеек. Маршрутные такси вынуждены были ехать в объезд, а близлежащие киоски закрылись раньше времени, а ресторан KFC не работал 37 минут.

– Кто виноват в произошедшем? – задает вопрос одному из обвиняемых гособвинитель.

– Стечение обстоятельств, – отвечает тот.

«ЭТО БЫЛ КАРНАВАЛ»

Первое судебное заседание началось с опозданием на полчаса. Все желающие присутствовать на процессе – а это больше 50 человек – не поместились в зале. И хотя повсюду в Доме правосудия висят предупреждения, что в связи с эпидемиологической ситуацией в суде нужно соблюдать социальную дистанцию, на скамейках все сидели бок о бок, вплотную друг к другу. Несколько человек секретарь попросила покинуть зал, еще одну женщину удалил судья за то, что у нее зазвонил телефон. Тесно было и адвокатам. Другой зал суд не предоставил.

Первый ряд заняли 10 человек обвиняемых. Среди них только две девушки – студентка филкфака БГУ Марина Сирецан и 25-летняя учительница польского и английского Марина Глазова – она единственная почти два месяца провела в СИЗО, остальные находились под подпиской о невыезде и надлежащем поведении.

В зале суда все желающие присутствовать на процессе не поместились.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Остальные – мужчины в возрасте 30-40 лет: Виталий Литвин, Алексей Якубук, Ярослав Ярошук, Вадим Воронович, Максим Жаров, Евгений Колпачик, Виктор Денисенко, Николай Федоренко. Грузчики, инженеры-программисты крупных предприятий Бреста, банковский работник, директор ООО, ведущий специалист торговой компании. Некоторые из них заявили, что признают вину, некоторые – категорически нет.

– Дополнить нечего. Следователь провел блестящую работу, – становится за трибуну, чтобы давать показания, обвиняемый Николай Федоренко. По залу тихо прокатывается смех.

Он вышел с другом из кафе, увидел шествие, решил присоединиться. Когда люди заняли перекресток, Николай последовал за ними тоже – «стал перед автобусом, перекрывал движение». При этом мужчина говорит, что тогда не придавал значения тому, что это может быть расценено как нарушение общественного порядка. Тем более, что недовольства со стороны водителей транспорта или пассажиров он не слышал.

– Водители машин показывали большой палец, водители автобусов сами сидели и хлопали в ладоши. Не чувствовалось, что вокруг наркоманы и алкоголики. Видел, как из троллейбуса вышла женщина, сказала: «Молодцы», – вспоминает в суде Федоренко.

Участников хоровода обвиняют в блокировании движения транспорта. Фото: СК

– С какой целью вы участвовали в этом? - допрашивает гособвинитель.

– Из праздного любопытства.

Другой обвиняемый, Виталий Литвин, водил на перекрестке хоровод. Он вышел в воскресенье погулять, увидел на марше знакомых, ему показалось, что это весело – присоединился к ним.

– В тот день какой-то праздник был? – уточняет прокурор.

– Да в том-то и дело, что в последнее время праздников нет. Мы шли, смеялись, разговаривали, кто-то что-то кричал, была музыка. Было здорово. Реально праздничное, прямо карнавальное настроение. Когда начался хоровод, я присоединился. Умысла что-то злое сделать у меня не было. В ладоши хлопал, потому что было весело. Я бы не выходил на перекресток, если бы там не происходило что-то интересное.

– Цель участия в хороводе?

– Поднять себе настроение. Была очень позитивная и праздничная обстановка. Похоже на карнавал! Никто не обижался. Прохожие хлопали в ладоши, радовались вместе с остальными.

В первый день слушаний суд успел допросить семерых обвиняемых. Остальных допросят 27 января.