Общество31 января 2021 21:08

«Первые два дня я плакала»: телеведущая Ирина Ромбальская – о своем коте-инвалиде, непубличной помощи животным и борьбе за кошечку без передних лап

Ирина рассказала «Комсомолке», почему помогает попавшим в беду животным, но не жалеет их, и из-за чего пришлось отложить мечту о добермане
Ирина Ромбальская и ее новый питомец – Пушка.

Ирина Ромбальская и ее новый питомец – Пушка.

Известная телеведущая, актриса, модель, создатель скульптур и авторских кукол Ирина Ромбальская – девушка с обложки глянцевого журнала: красивая, длинноногая, ухоженная. Но есть и другая Ромбальская, которую знают только близкие друзья и родные. Она собирает деньги на операции брошенным животным, да и свои, не жалея, отдает, берет хромых и безглазых животных на передержку, лечит и отогревает, собирает по округе кошек и отвозит на стерилизацию…

Началось все с того, что Ирина рассказала в Instagram о новом необычном питомце. Красавец-кот – светлый с рыжеватыми полосками, небесно-голубые глаза, длинные благородные лапы. Но кот этот с ограниченными возможностями - задние лапы из-за перебитого позвоночника у него не действуют, передвигается он на двух передних. Хотя Ирина как раз и настаивает – кот с неограниченными возможностями.

Ирина Ромбальская взяла кота Пушку с перебитым позвоночником из ветлечебницы. У неоперабельного кота - красавца и жизнелюба - началась другая жизнь в семье, где его обожают.

- Я Шурика-Пушку (это прежняя и новая кличка кота – Ред.) вообще очень долго прятала от общественности, - говорит Ирина. – В принципе, не очень люблю привлекать к себе внимание в таких вопросах. Хорошее дело нивелируется, если кричать о нем на каждом углу. Но тут есть шкурный интерес, и о нем - в самом конце. Появился же этот кот в моей семье спонтанно, случайно. В Лиде есть прекрасный ветеринар Павел Жульпа, мы с ним часто по работе контактировали (он то аиста спасет, то олененка) – снимали репортажи, так и познакомились.

Дело было минувшей осень, когда я узнала, что в его клинике уже месяца полтора живет замечательный кот, которого ветврачи и медсестры за любовь к жизни и волю назвали своим символом. Парня этого с улицы принесли волонтеры с надеждой, что можно будет сделать операцию и поставить его на четыре лапы. Когда выяснилось, что кот неоперабельный, все расстроились и растерялись. Усыпить у врачей рука не поднялась. И однажды ночью я Пал Палычу Жульпа написала: «А вашему парню мама нужна?». В пять утра он мне ответил: «Приезжайте. Забирайте». Через пару дней мы с дочкой Изабеллой после школы сели в машину, поехали в Лиду и забрали этого замечательного кота.

Ирина Ромбальская не только известная телеведущая, но и модель. Надо признать, кот ей под стать.

«Постепенно учимся у кота отсутствию ненужной рефлексии»

Ирина с дочкой не осознавали до конца, что им предстоит. Ведь у кота позвоночник перебит достаточно высоко, лапы волочатся по полу, не действуют. Как следствие – кот самостоятельно не может ходить в лоток ни по маленькому, ни по большому. Импульсы у него отсутствуют.

- Первые два-три дня я, скажу честно, плакала, потому что с его физиологическими потребностями справиться не могла, - признается Ирина. – Потом нашла ветеринара в Минске, рассказала о наших проблемах. Коту помогли «избавиться от лишнего», а меня обучили и закрепили навык, как с ним обращаться. Теперь для меня и для дочки это уже недолгая по времени процедура, делаем мы ее 2- 3 раза в день, и называется она коротко и емко «выжимать кота». Единственная проблема – график. Я далеко не всегда могу быть дома в нужное время, опять же поездки по работе, поэтому и подключила к этой заботе дочку. Остальные домашние процедуры «выжимать кота» боятся. Получается - девочки самые смелые и не брезгливые (улыбается).

Недействующие задние лапы - не повод отказываться от фотосессии.

Сознательно или нет, но люди избегают тем, связанных с ущербностью, инвалидностью людей или животных. Для Ирины Ромбальской же важно, чтобы мы не боялись этих моментов.

- У меня нет жалости к моему новому коту, у меня нет мысли, что он ущербный. Благотворительностью, и к животным, в том числе, я давно занимаюсь и сталкиваюсь с разными случаями - плохими и хорошими. И понимаю, что животным с особенностями жалость не нужна, нужна поддержка и принятие их такими, какие они есть. И на курсах больничных клоунов, и на тренингах в Красном Кресте, нас тоже учили не жалеть, а помогать, избегать психологического выгорания, быть в ресурсе. Потому что если внутри тебя нет ресурса, то ты скорее свои внутренние проблемы хочешь решить под ликом помощи другому.

Породистый Хост пока не может поделить территорию с Пушкой, но - помогает: то дверь лапой откроет, то что-то вкусненькое со стола сбросит.

Конечно, когда посторонние люди впервые видят моего кота реакция у всех одна - пожалеть. Мы же с дочкой и взяли нашего Шурика-Пушку, не для того чтобы причитать над ним, а чтобы учиться принятию жизни, какой бы она не была. Мы, девушки, выросшие на Достоевском, Набокове и Мележе, всегда готовы порефлексировать, пострадать, это нашей славянской душе присуще. Для нас скорее нонсенс американский позитив всегда и везде. А наш кот, получается, американец! Он всегда весел и доволен, у него всегда все классно, круто, есть еда, друзья, тусовка. Очень позитивный. И мы постепенно учимся у него отсутствию ненужной рефлексии – радуйся, что есть жизнь! Ну не может он сам запрыгнуть на диван, даже заползти не может, ну ничего страшного, мы поможем. В клинике он жил в клетке, где научился сам лапой свет включать и выключать, медсестру за косичку хватал. Такое неотвратимое у него желание жизни и желание счастья.

У Пушки в Лиде появилась подруга по несчастью

- Ира, был он такой Шурик, но почему же вы его, полупарализованного, Пушкой-то назвали?

- Бегает он только на своих передних лапах, не поверите, быстрее нас! Его словить даже для гигиенических процедур сложно. Носится по дому как пушка, как ракета. Когда он только попал в Лиде в ветлечебницу, там ему сконструировали приспособление для передвижения, эдакий прицеп на колесиках для задних лапок. Но отношения с этой техникой у кота не сложились, он был ему неудобен, и поэтому забирали мы его домой уже без всяких технических прибамбасов. Коты вообще приспособленцы, могут спокойно жить и без нескольких лап.

- На вашей странице в Facebook, Instagram много такого кошачье-щенячьего контента. А сами вы отслеживаете чужие судьбы в соцсетях?

- Где-то полгода назад, может больше, мы с дочкой подписались в Instagram на одного кота-спинальника очень известного - у него несколько сотен подписчиков и история болезни примерно такая же, как у нашего Пушки. А еще - на одного кота-американца, который много путешествует. Он без проблем со здоровьем, но внешне - вылитый Пушка. Вот так наблюдали за их аккаунтами и когда сопоставили, решили, что наш кот Пушка – это воплощение этих двух котов. Получилось, что сначала подписались на два котячьих аккаунта, а потом от судьбы получили выжимку в лице Пушки. Надо было, наверное, на аккаунты дворцов подписываться, но это не наш метод (улыбается).

Изабелла - дочь Ирины Ромбальской - вот кто настоящая хозяйка Пушки. Он в ее комнате спит, там же его миска и к ней он бежит, если что стряслось.

Ирина признается, что котов таскает домой всю жизнь, с раннего детства.

- У меня коты на передержке постоянно, я их пристраиваю. А Пушку пристраивать не буду. Вначале, правда, родители меня спросили: «Ира, этот же кот у вас только на время?» «Нет, - отвечаю я им - навсегда, никому я его не отдам».

А вот, собственно, и причина вывода этой личной истории в общественную плоскость. В лидской ветлечебнице сейчас живет кошечка без двух передних лапок. Ее символично зовут Лапка. Буквально сегодня мы собрали ей деньги на протезы. Печатать их взялись на 3D-принтере в Новосибирске. И очень хочется после операции найти ей новый дом, иначе придется забирать себе.

Лапка безумно ласковая кошечка, несмотря на то, что пока может только лежать. Удивительно, но даже я учусь у этих животных принятию мира, людей. Кошки эти пострадали, может и от людских рук, от халатности людской, но они зла не помнят, они идут на руки, они прощают человека. Это просто потрясающе, какая любовь у них внутри, какая это сила.

Когда Ирина Ромбальская задумала взять в дом кота Пушку, у кота Хоста, который «правил» в доме единолично, разрешения не спросила. «Графу» пришлось подстраиваться под нового соседа.

У Ирины Ромбальской дома живет и правильный с точки зрения стандартного общественного восприятия породистый кот, благородный Холст. Пушку он принял не сразу, пока у двух молодых мальчиков идет война за территорию.

- Но, несмотря на военные действия, они банда, - делится Ирина. - Пушка не может дверь открыть, а Холст запрыгивает на ручки и помогает, открывает. А еще скидывает лапой со стола еду. Сам со стола никогда ничего не возьмет, воспитание не позволяет, а помочь другу – это святое. Хотя Пушке как раз такую еду нельзя, у него же проблемы с кишечником, нужен специальный ветеринарный корм. Поэтому мысль про девочку-кошечку не покидает, она бы рассредоточила им потоки тестостерона (улыбается). Или вот у Оли Хижинковой (Оля вообще непревзойденный лидер в защите животных) есть кошечка Матильда Кшесинская, она очень красивая, маленькая, пушистая. Но это 1,5 килограмма ненависти, презрения и злости к бренному человеческому миру. Вот и пугаю их, что заберу ее в качестве тяжелой артиллерии (смеется).

«Все разговоры были о породистом добермане, а судьба подбросила кота-инвалида»

- Ира, стоп. Получается один кот без задних лап, на подходе кошечка без передних, а дома еще и обычный породистый любимец. Какой-то бесконечный альтруизм...

- Сколько я за него отгребаю (улыбается). Да, я пытаюсь решать некоторые вопросы помощи животным, но часто слышу в свой адрес: «Вот ты кошке или собаке помочь хочешь, а может где-то плачет ребенок голодный». Может быть. Даже наверняка. Но я делаю, что могу. В 100% случаев тот, кто задает этот вопрос, не делает вообще НИЧЕГО. И пусть я пессимист, но не верю, что мы можем построить какое-то правильное общество, пока у нас на улице будут мерзнуть бродячие собаки и коты, пока мы пакет с мусором до контейнера доносить не будем. Не верю я, что человек, который в детстве издевался над животным, впоследствии станет хорошим человеком.

Ирина Ромбальская призналась, что кот у нее не с ограниченными, а с неограниченными возможностями.

Люди часто не помогают другим людям или животным, потому что думают, что этот их шаг будет маленьким и в итоге никчемным. Но я по жизни продвигаю теорию, что маленькой помощи не бывает. Она мне близка. Вот взять в Красном кресте заявку на рецепт, купить лекарство и завезти его одинокому больному человеку, чтобы он в коронарирус не ходил по аптекам. По дороге домой с работы можно это сделать, но многие почему-то боятся, стесняются, некоторые ссылаются на отсутствие времени, при этом по 100 постов пишут абы о чем. Но в плане эмпатии все-таки дело сдвигается с мертвой точки, после прошлой коронавирусной весны люди стали организовываться. И это шанс, надо сорвать этот стоп-кран в себе и начать что-то, пусть незначительное на первый взгляд, делать.

Чем дольше живу, тем больше думаю, какая у меня миссия на этой земле. Вот парикмахер – подстриг женщину красиво, она счастливая от него вышла. Повар приготовил – человек поел, подобрел. Мы ездим кошек стерилизуем, пристраиваем брошенных животных, лечим. Конечно, это капля в море, но это то, что мы можем.

Зная нелегкую судьбу кота Пушки, нельзя не отметить, что за черной полосой идет белая. Он вытянул счастливый билет!

- Многие не берут в дом кошку или собаку, не из-за черствости, а потому что боятся ответственности.

- Когда люди берут в дом маленького щенка или котенка – это такая эйфория, «ми-ми-ми», ведь все малыши чудесны и фотогеничны. Но прежде, чем взять ответственность за животное, надо четко понимать, что пройдет время и этот комочек счастья станет больным, беззубым, проблемным, нуждающимся в вашей неустанной заботе членом семьи. Все эти стадии роста, развития и угасания надо сразу в своей голове прокрутить и решить – смогу или не смогу. Вот это честно.

Дочка у меня очень просит большую собаку, добермана, и я сама хочу, потому что я почти каждый день бегаю, и мне хочется бегать с собакой, так было бы комфортнее даже вечером, алкоголики не пристанут (улыбается). Но мы с ней проанализировали и решили, что пока нет, отложим добермана до ее поступления в вуз. Недавно смеялись с Изабеллой, что все разговоры были о породистом добермане, а судьба подбросила кота-инвалида. Так что жизнь удивительная штука (улыбается).

ЕСТЬ ИДЕЯ!

«Давайте печатать лапки и суставы в Беларуси!»

На Западе ветеринарная помощь животным, а при необходимости и протезирование, – привычное дело. Конечно, недешевое. Ирина Ромбальская просит белорусских айтишников обратить внимание на возможность организовать печать протезов для животных на 3D-принтерах в нашей стране, потому что сейчас их приходится заказывать в России.

И, кажется, что судьба уже услышала – за время подготовки этого интервью такие ребята в стране нашлись. Теперь дело за малым – найти дом Лапке. Но мы же помним – маленькой помощи не бывает.

Фото: Екатерина ЯСИНСКАЯ и личный архив.

Интересное