Общество

Начался суд над журналистками «Белсат» Катериной Андреевой и Дарьей Чульцовой, которые вели стрим с площади Перемен

Их обвинили в руководстве беспорядками и нарушении работы транспорта – ущерб Минсктранса оценили в 11 562 рубля
Журналисткам грозит до 3 лет лишения свободы

Журналисткам грозит до 3 лет лишения свободы

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Во вторник, 9 февраля в суде Фрунзенского района начался процесс над журналистками телеканала «Белсат» - 23-летней Дарьей Чульцовой и 27-летней Катериной Андреевой (настоящая фамилия - Бахвалова).

В коридоре суда до начала процесса собрались несколько десятков человек, многим пришлось стоять на лестнице. На слушание пришли журналисты большинства крупных белорусских СМИ. Оператору государственного телеканала ОНТ, который пытался снимать людей у дверей зала суда, кто-то стал закрывать объектив.

Оператору государственного телеканала пытались закрыть объектив

Оператору государственного телеканала пытались закрыть объектив

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Первыми в зал суда пустили участников процесса и родственников Дарьи и Екатерины, затем – сотрудников государственных и российских СМИ. После этого разрешили пройти журналистам негосударственных белорусских СМИ, уточнив, что рассаживаться нужно через одного из-за коронавируса.

На процесс пришли несколько десятков человек, многим в зал попасть не удалось

На процесс пришли несколько десятков человек, многим в зал попасть не удалось

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А здесь, в коридоре, в этой толпе, нет коронавируса? – прокричал кто-то с задних рядов.

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева улыбались родственникам и в камеры журналистов. Дарья пыталась сдержать слезы.

Адвокаты Дарьи Чульцовой и Екатерины Андреевой заявили ходатайства об изменении меры пресечения и освобождении журналисток из-под стражи. Суд ходатайство отклонил.

Дарья Чульцова и ее коллека Екатерина Андреева (настоящая фамилия - Бахвалова) были признаны политзаключенными

Дарья Чульцова и ее коллека Екатерина Андреева (настоящая фамилия - Бахвалова) были признаны политзаключенными

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Защитники попросили приобщить к материалам дела квитанции об оплате – Екатерина и Дарья выплатили по 50% от суммы заявленного Минсктрансом ущерба.

17 ноября Катерину осудили по двум административным статьям, а через три дня выяснилось, что в отношении нее возбуждено и уголовное дело - на свободу она не вышла

17 ноября Катерину осудили по двум административным статьям, а через три дня выяснилось, что в отношении нее возбуждено и уголовное дело - на свободу она не вышла

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

В обвинении, которое зачитала гособвинитель, сказано, что журналистки по предварительному сговору из корыстных побуждений организовали групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок. Журналистки собирали участников, склоняли их к конкретным действиям и руководили ими, например, просили водителей блокировать дороги.

Екатерина Андреева и Дарья Чульцова свою вину полностью не признают.

Из зала суда удалили мужчину, который пытался узнать у судьи Натальи Бугук фамилию гособвинителя. Судья ответила, что мужчина не участник процесса и попросила не нарушать общественный порядок. Он продолжил говорить – из зала его вывели милиционеры. Мужчина цеплялся за дверь, пытаясь остаться в зале.

Мужчину, который спросил у судьи фамилию гособвинителя, вывели из зала суда

Мужчину, который спросил у судьи фамилию гособвинителя, вывели из зала суда

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Позже замечание сделали двум мужчинам, один из которых – представитель дипмиссии, второй – переводчик.

- Мне нельзя переводить?

- Вы нарушаете порядок судебного заседания! – возразила судья Бугук.

Попасть в зал суда удалось далеко не всем, многие ждут на коридоре

Попасть в зал суда удалось далеко не всем, многие ждут на коридоре

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Говорил следователю, что звонил в милицию по другому вопросу, но он ответил, что его это не интересует»

Свидетель Николай Скорина живет в районе площади Перемен и за тем, что там происходило 15 ноября, наблюдал из окна своей квартиры и с балкона.

- С 11 часов там начали собираться люди, чтобы проститься с Романом Бондаренко. Мне нужно было выехать, но проехать было невозможно из-за большого количества людей на проезжей части. Были флаги бело-красно-белые, плакаты с диджеями, еще какая-то атрибутика, не знаю, как называется – "Погоня", наверно. Где-то в час дня приехал ОМОН и начал разгонять людей на улице Червякова, потом на площади Перемен. Я был на балконе и все видел. Люди требовали, чтобы их отпустили. В тот день я звонил в милицию, но по другому вопросу. Когда следователь брал у меня показания, я сказал, что звонил по другому вопросу, но он ответил, что это не интересует.

Свидетель рассказал, зачем звонил в 102: под его окном стояла машина, в которой сидели люди с рациями, одетые в камуфляжную форму, и координировали действия протестующих. Среди них были люди и с фотокамерами, но обвиняемых в этой машине Николай не видел. Об этом мужчина рассказал милиции, "чтобы они разобрались, что это за люди".

В показаниях свидетеля, которые он давал во время следствия таких подробностей нет.

- Я рассказывал это следователю, но он сказал, что сам выберет, что ему надо, - объясняет свидетель. В зале - сдавленные смешки.

За этими дверями проходит суд над Катериной Андреевой и Дарьей Чульцовой

За этими дверями проходит суд над Катериной Андреевой и Дарьей Чульцовой

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Елена была гостьей в той самой квартире, из которой вели стрим журналистки «Белсат». Она рассказывает о том, как в квартиру попали силовики:

- Раздался стук в дверь, хозяева сказали, что открывать не будут. Рядом были дети, обвиняемые – был испуг, страх. Одна из обвиняемых (Екатерина Андреева) попросила у меня телефон сделать звонок. Дверь взломали, нам сказали оставаться на местах. Девушек вывели из квартиры, нам сказали ожидать, записывали наши данные. Потом происходил обыск, сотрудники при этом менялись. После описи всего разрешили уехать из квартиры.

По словам свидетельницы, силовики находились в квартире с 17 до 21 часа.

Хозяйка этой квартиры тоже выступает в суде свидетелем. Ее мужу позвонили журналисты и попросили понаблюдать за происходящим во дворе из окон их квартиры. Свидетель говорит, что обвиняемые снимали происходящее на площади Перемен на камеру, Екатерина говорила в микрофон. Когда в дверь квартиры стали интенсивно стучать силовики, свидетель сильно испугалась, позже к ней приезжала «скорая».

- Мы поняли, что надо открыть дверь и узнать, чего хотят эти люди. Они меня спросили: «В доме кто-то посторонний есть?». И, не ожидая ответа, вошли в квартиру. Что было дальше, я плохо помню, потому что у меня случился гипертонический криз. Сотрудники начали раскладывать вещи из сумок обвиняемых, спросили: «Вы что, не знаете, что это «Белсат»?». Я действительно не знаю, я человек аполитичный.

- Вы слышали от обвиняемых какие-то призывы? – уточняет судья.

- Нет, я слышала, что они комментировали только то, что происходило во дворе.

Из-за стрима было остановлено движение 19 маршрутов общественного транспорта

Напомним, журналистов «Белсата» задержали 15 ноября во время стрима с площади Перемен, где на тот момент проходила акция памяти Романа Бондаренко.

Свидетели по делу журналисток ждали начала процесса поодаль от всех остальных

Свидетели по делу журналисток ждали начала процесса поодаль от всех остальных

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Журналистки находились в одной из квартир дома на Сморговском тракте – силовики вломились туда и задержали Дарью и Екатерину. На них составили административные протоколы по ст. 23.34 и 23.4 КоАП, обвинив в том, что журналистки участвовали в несанкционированном массовом мероприятии и оказали неповиновение милиции. 17 ноября суд назначил им 7 суток ареста. А через три дня стало известно, что в отношении журналисток было возбуждено уголовное дело, им предъявили обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок). В обвинении сказано, что действия Екатерины и Дарьи повлекли нарушение работы общественного транспорта – из-за их стрима якобы было остановлено движение 13 автобусных маршрутов, трех маршрутов троллейбусов и трамваев. Ущерб Минсктранса оценили в 11 562 рубля и 14 копеек.

Екатерина Бахвалова и Дарья Чульцова свою вину полностью не признают

Екатерина Бахвалова и Дарья Чульцова свою вину полностью не признают

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Екатерина и Дарья свою вину не признали.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

«Вошел сотрудник с пистолетом, потом еще один в шлеме – спрашивали, почему не открыли»: в Минске судят журналисток «Белсат», которые вели стрим с площади Перемен