Общество

«Две недели болели коронавирусом и молчали как рыбы»: семья оперных певцов об Италии в начале пандемии, переезде в Минск и жертвах ради роли

Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк - солисты Большого театра Беларуси, но долго работали в Италии. Они рассказали, как купить билет в знаменитый «Ла Скала» за 20 евро и почему в оперу в Италии и Беларуси ходят люди старшего поколения, а в Германии - молоды
Марта Данусевич солистка Большого театра оперы и балета Беларуси уже пять лет, а Тарас Присяжнюк в труппе с минувшего года.

Марта Данусевич солистка Большого театра оперы и балета Беларуси уже пять лет, а Тарас Присяжнюк в труппе с минувшего года.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Белоруска Марта Данусевич и украинец Тарас Присяжнюк - солисты Большого театра Беларуси. С Мартой и Тарасом, семейной парой и восходящими звездами оперы, мы обсудили, круто ли изменил их жизнь коронавирусный год.

- Ребята, давайте вернемся ровно на год назад. Где вы были?

Тарас: - В феврале 2020 года мы с Мартой были в Милане. После окончания Молодежной оперной программы Большого театра России, где вместе учились три года (там же познакомились и после поженились), меня на год пригласили в Италию - в академию театра «Ла Скала». Я даже успел дебютировать на этой легендарной сцене. Помню, шел на дневной спектакль 23 февраля, в центре Милана - особенно многолюдно: в городе был большой показ мод. Ничего не предвещало беды. А за полчаса до начала спектакля в гримерку пришел сотрудник администрации театра и сказал: спектакль отменяется, театр, как и все вокруг в Милане, закрывается на неделю из-за эпидемии.

Оперные певцы Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк вместе и на сцене, и на репетициях, и дома.

Оперные певцы Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк вместе и на сцене, и на репетициях, и дома.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

24 февраля с маленькой сумкой (я же предполагал вернуться через неделю!) отправился на минский рейс. Ситуация в городе поменялась буквально за день. Я ехал в метро, и люди смотрели друг на друга подозрительно - кто прикрывался шарфом, кто был в маске, кто просто отворачивался. В аэропорту абсолютно пусто, такого я не видел никогда. Была какая-то пауза перед паникой.

- А как же Марта?

Т.: - Марта улетела в Минск неделей раньше, потому что должна была приступить к репетициям в спектакле «Виллисы. Фатум» Пуччини, режиссерском дебюте известной оперной певицы Оксаны Волковой. Еще когда были в Москве, Оксана предлагала нам приехать в Минск и исполнить заглавные роли. Тогда вынуждены были отказать из-за других планов, но, как говорится, если что-то должно тебя настигнуть, так и случится.

- Попыток вернуться в Милан не делали?

Т.: - Сначала мы еще держали связь с Миланом. Потом поняли, что назад дороги нет, как минимум в этом сезоне, а то и в следующем. Я в Минске сначала просто ходил в театр на репетиции, смотрел, как работают солисты. Потом Оксана Волкова предложила мне включиться в постановочный процесс. Так и закрепился здесь в качестве солиста, чему очень рад.

Марта Данусевич исполняет роль Мими в опере «Богема», ближайший спектакль – 5 марта. Фото: bolshoibelarus.by

Марта Данусевич исполняет роль Мими в опере «Богема», ближайший спектакль – 5 марта. Фото: bolshoibelarus.by

Ситуация в оперном мире такова, что театры закрыты, все контракты на ближайший сезон отменены. А в Минске есть прекрасная возможность нам с Мартой быть вместе, нарабатывать репертуар, выходить на сцену, пробовать что-то новое. Конечно, если бы Марта была не из Беларуси, вряд ли я приехал бы в Минск. Но в сентябре впервые спел «Богему», параллельно участвуя в работе над постановкой премьеры - «Фауст».

Марта: - А я родилась в Минске, и наш театр для меня всегда был родным. Всегда понимала: какими бы привлекательными не казались другие сцены, каждому певцу нужно иметь дом, где ты выходишь на сцену, работаешь над собой, над новым репертуаром. Даже во время стажировки в Москве меня периодически приглашали участвовать в премьерах и текущих спектаклях нашего Большого.

В гримерке артисты не только к выступлениям готовятся, но и интервью дают.

В гримерке артисты не только к выступлениям готовятся, но и интервью дают.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

«Теноров в театрах любят больше, чем сопрано»

- А расскажите про свой минский быт. Где живете?

М.: - Я минчанка, девушка с приданым, так что мужу моему в этом плане повезло (улыбается).

Т.: - Пользуясь случаем хочу поблагодарить семью Марты, которая приняла меня как родного. Нам очень повезло и в Москве: все три года стажировки в Большом театре его руководство предоставляло жилье, выплачивало ежемесячную стипендию - это было большим подспорьем, ведь московские цены не сопоставимы с минскими.

Партия Татьяны из «Евгения Онегина» особенно любима Мартой Данусевич. Услышать и увидеть молодую оперную певицу на сцене белорусского Большого можно будет в этой опере 7 апреля. Фото: bolshoibelarus.by

Партия Татьяны из «Евгения Онегина» особенно любима Мартой Данусевич. Услышать и увидеть молодую оперную певицу на сцене белорусского Большого можно будет в этой опере 7 апреля. Фото: bolshoibelarus.by

- Не сложно вам - в театре вместе, дома вместе?

Т.: - Сложно. Но если этот этап нашей жизни мы пройдем без потерь, то нам вообще с Мартой ничего не будет страшно (улыбается). Мы все время вместе: просыпаемся, завтракаем, едем в театр, репетируем, обедаем, участвуем в спектаклях, после работы возвращаемся домой. А еще бесконечные разговоры, обсуждения, которые крутятся возле одной и той же темы, - пения. Стараемся в последнее время разбавлять ее спортом и другими увлечениями.

- Как вас приняли в Минске? Как конкурентов?

Т.: - Марта тут своя, это я человек новый и приняли меня очень хорошо. Те коллеги, с которыми я общаюсь, и молодые и маститые певцы, - потрясающие люди и большие профессионалы. Ко мне подходят и говорят: «Обрати внимание на такие-то моменты, но вообще ты в правильном направлении идешь». Значит, ты интересен, в тебя верят, и это очень важно для молодого певца.

В Минске я чувствую себя прекрасно, хотя очень люблю родной Донецк, всегда с большой радостью возвращаюсь домой. За последние шесть лет я пожил и поработал во многих городах и странах - Киев, Санкт-Петербург, Москва, Милан, Минск. Порой задумываюсь: что же будет дальше? (Улыбается.)

М.: - Тенор (а Тарас - тенор) - штучный товар, в театрах их любят намного больше, чем сопрано (это голос Марты. - Ред.).

Т.: - Хочу сказать, что то доверие, что дано мне со стороны руководства театра - его нужно оправдывать. В моем случае все только начинается и предстоит масса работы.

Такие вот обаятельные восходящие звезды мировой оперной сцены - Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк. Фото: личный архив

Такие вот обаятельные восходящие звезды мировой оперной сцены - Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк. Фото: личный архив

- Тяжело ли в наше время пробиться молодому даровитому оперному певцу?

М.: - Чтобы стать популярным в наше время, много и не надо - Tik Tok, Instagram, Facebook, попса. Но счастье не в известности, а в том, чтобы имя твое вспоминалось в связке с характеристиками «хороший голос», «запоминающаяся внешность», «яркий артист».

Узнаваемый и высококлассный певец - такое сочетание встречается нечасто. В мире таких не больше десяти - россияне Анна Нетребко, Вероника Джиоева и Ильдар Абдразаков, американка Джойс Дидонато, болгарка Соня Йончева… Мне посчастливилось в 2018-м выступать на одной сцене с Анной Нетребко и Пласидо Доминго на гала-концерте в Большом театре России к окончанию чемпионата мира по футболу. Я была приятно удивлена их искренностью, незвездностью, простотой в общении с коллегами.

Есть много певцов с изумительными голосами, но они не хотят делать из себя медийных персон и сосредоточены исключительно на творчестве. Например, есть певица-американка, не спрашивайте у меня ее имя, которая поет лучше Рене Флеминг. Но, при всей моей любви к Флеминг, она известна, а та, другая, нет. Однако наше время - время медийности…

«Сейчас в Европе сопрано - девушка 24 лет, а не артисты формата Кабалье»

- Оперные партии, как правило, исполняются на языке оригинала - в первую очередь на итальянском. Как запоминаете столько текста?

Т.: - Мне самому это удивительно. Вот сейчас попросите любого певца даже не всю оперную партию, а только одну арию прочесть наизусть как стихотворение. Уверен, редко кто сможет. А вот пропеть - да. Тут включается музыкальная память.

28 февраля в опере «Фауст» Марта Данусевич исполнит роль Маргариты, а Тарас Присяжнюк - молодого Фауста. Фото: bolshoibelarus.by

28 февраля в опере «Фауст» Марта Данусевич исполнит роль Маргариты, а Тарас Присяжнюк - молодого Фауста. Фото: bolshoibelarus.by

- Бытует мнение, что оперная певица должна быть в теле: мол, голос должен на чем-то держаться…

М.: - Время крупных оперных звезд, таких как Монсеррат Кабалье, Лучано Паваротти, ушло. В последние годы в мире режиссерский театр превалирует над оперным. Это значит, на сцене главное - действо, шоу в хорошем смысле этого слова. Сейчас в Европе поющее сопрано - это девушка 22 - 24 лет. Наслышана, что даже кастинги на оперные партии проводят, больше обращая внимания на эстетические данные певицы, чем на ее голос.

Наша профессия сейчас такова, что голосом ты обязан владеть априори. Но мне надо показать режиссеру, как я чувствую музыку и образ, как умею перевоплощаться, насколько я подвижна и гибка. Часто у режиссера свое видение героини. Например, Тоска у него худющая девушка-наркоманка, и он подбирает максимально похожую на этот образ певицу.

Вдобавок сейчас все чаще хотят снимать оперные постановки как фильмы и транслировать их по всему миру. И для этого ищут оперных певцов, которые умеют работать на крупный план камеры, выкладываться, петь и - «держать лицо».

Марта Данусевич исполняет партию Анны в опере «Виллисы. Фатум», премьера которой состоялась на сцене Большого театра Беларуси в сентябре минувшего года. Фото: bolshoibelarus.by

Марта Данусевич исполняет партию Анны в опере «Виллисы. Фатум», премьера которой состоялась на сцене Большого театра Беларуси в сентябре минувшего года. Фото: bolshoibelarus.by

- Знаю, что вы оба успели переболеть коронавирусом. Как все было?

М.: - Заболели мы опять-таки вместе в начале ноября 2020-го за четыре недели до премьеры «Фауста», где вместе с Тарасом должны были петь. Слава Богу, болели нетяжело, только что обоняние пропало напрочь. Серьезных последствий не было, но первые две недели болезни мы молчали как рыбы, боялись за голос. Вышли с больничного - и сразу за репетиции, а через 10 дней пели в премьерном спектакле.

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

Марта Данусевич и Тарас Присяжнюк участвуют в следующих ближайших оперных постановках Большого: 28 февраля в «Фаусте» (Марта исполнит роль Маргариты, а Тарас - молодого Фауста), 6 марта в «Богеме» Марта исполнит партию Мими, а Тарас 25 марта в «Виллиссы. Фатум» - роль Роберто. 7 апреля роль Татьяны в «Евгении Онегине» - за Мартой.

А КАК У НИХ?

Билет в «Ла Скала» может стоить и 20, и 300 евро

В белорусский Большой на оперные спектакли приходят в основном люди старшего возраста. Как, кстати, и в миланском «Ла Скала». А вот в Англии, Германии, Франции в оперном театре много молодежи. Не зря западные режиссеры ищут, чем наполнить оперу, чтобы она была интересна молодому слушателю.

В Большой театр Беларуси билет на оперный спектакль в среднем стоит от 6 до 40 рублей (это примерно от 2 до 13 евро). Цена партера в «Ла Скала» - 200 - 300 евро и выше. Но там, как и в каждом западном театре, есть свои хитрости. Так, за несколько часов до начала спектакля обычно выстраивается очередь за стоячими местами, теми, где ограничен обзор сцены, местами на балконах. Такие билеты стоят в пределах 20 евро.

Но высокая цена билета объясняется стоимостью самого спектакля.

- Я слышала, что один из самых дорогих спектаклей в мире - это был «Князь Игорь» Дмитрия Чернякова в «Метрополитен-опера», - рассказывает Марта. - Там одно маковое поле стоило около $50 тыс., потому что цветы были сделаны вручную. Но, несмотря на дорогие билеты, на Западе театр поддерживают крупные компании и меценаты.