Минск

Воду можно пить из-под крана, а в колодце она бывает лучше артезианской: узнали, почему в Беларуси не самая вкусная вода и как убрать налет в чайнике

«Комсомолка» узнала, откуда пойдет вода в Московский и Фрунзенский районы Минска, где к 2025-му обещают артезианскую воду и какая по качеству лучше - из бутылей, колонок, родников или крана
Вилейское водохранилище снабжает водой треть Минска.

Вилейское водохранилище снабжает водой треть Минска.

Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

Недавно мэр Минска Владимир Кухарев назвал очередной срок перевода всей столицы на подземное водоснабжение - 2025 год. До этого, начиная с 2009 года, на разных уровнях не меньше десяти раз звучали заверения, что Московский, Фрунзенский и частично Октябрьский районы столицы, которые до сих пор пьют воду из водохранилища, в скором времени получат артезианскую воду. И поскольку предыдущие обещания не были выполнены, возникает закономерный вопрос - насколько реален срок 2025 год? И в чем основная проблема, если с запасами артезианской воды у Беларуси проблем нет?

- Вопрос перевода всего Минска на подземные источники только в деньгах, потому что техническая сторона вопроса проработана достаточно хорошо, - пояснил «Комсомолке» Вячеслав Юрченко, главный инженер компании «ГеоКартСервис», которая занимается проектно- изыскательскими и строительно-монтажными работами по устройству водозаборных скважин. - Перспективный водозабор «Вязынка», который должен был обеспечить артезианской водой Фрунзенский, Московский и частично Октябрьский районы столицы, был разведан еще к 1991 году. А изыскательские работы начинали выполняться еще при Союзе в конце 1980-х. Но Союз развалился, построить не успели. Потом несколько раз пытались его достроить, но не хватало финансирования.

По словам специалиста, Минск остался единственным городом страны, который 30% воды потребляет из поверхностного источника.

- Все 118 районных городов и областные центры переведены на подземное водоснабжение. В этом плане у нас страна преуспела. Первая программа «Чистая вода» была принята в 1999 году, и сейчас подошел к концу четвертый этап ее реализации. Если 15 лет назад у нас поверхностными водотоками питались частично Полоцк, Гомель, Гродно, Речица, то сейчас остался только Минск.

В июне 2020 года у жителей Московского, Фрунзенского и частично Октябрьского районов Минска, которые получают воду из водохранилища, из-за жары из кранов три дня текла вонючая вода, и люди выстаивали очередь к цистернам.

В июне 2020 года у жителей Московского, Фрунзенского и частично Октябрьского районов Минска, которые получают воду из водохранилища, из-за жары из кранов три дня текла вонючая вода, и люди выстаивали очередь к цистернам.

Фото: Дмитрий ЛАСЬКО

- Почему смогли обеспечить артезианской водой Гомель и Гродно, но не смогли Минск?

- Это самая дорогостоящая программа, новый водозабор оценивается в сумму примерно 400 млн евро. Бурение скважины - 15-20% от сметы. Самое дорогое - проложить сети, построить станции водоподготовки, в которых происходит процесс механической очистки от примесей, станции обеззараживания, обезжелезивания, станции второго подъема, то есть выстроить всю инфраструктуру. Вода из скважины в том виде, как ее добывают, в водопровод не идет. В ней, как правило, присутствует повышенное содержание химических элементов, в первую очередь - железа и марганца, у нас оно практически везде превышено. А еще надо построить не только сети водоснабжения, но и сети водоотведения.

Поэтому специалисты все просчитали и имеют два плана реализации проекта. Первый - строительство нового водозабора «Вязынка». Второй - расширение существующих водозаборов «Фелицианово» и «Вицковщина», в них планируется пробурить около 40 новых артезианских скважин. Второй вариант более предпочтителен. Сети водопровода сведут в районе Щомыслицы, там поставят современную станцию водоочистки и повысительную станцию. Выйдет дешевле, поскольку там сети проложены, сборные водоводы есть.

- И на какой срок это может растянуться? 2025 год реален?

- Да, реален.

- Минск и Минский район обеспечивают водой 17 водозаборов. Какой из них самый старый?

- Самый старый - в Новинках, он был построен в 1932 году и до сих пор эксплуатируется. В то время ставили толстостенные стальные трубы, скважинные фильтра из нержавеющей проволоки, на них не экономили, материал был добротный. И они служат до сих пор. Я сталкивался со скважинами 1940-1950-х, и они в хорошем состоянии.

Качество зависит не от глубины источника

- Запасы артезианской воды у нас большие?

- Беларусь занимает 34 место в мире среди всех стран по доступности населению подземных водных ресурсов, и это хорошее место.

- А по качеству ресурсов?

- Вода в Беларуси не самая вкусная, потому что у нас было много геологических факторов, когда она находилась в закисном состоянии, не промывалась. Вкусная вода в горных и пустынных зонах. К примеру, в Афганистане. Там колодцы – по метров 70, но вода голубая, вкусная, потому что нет и не было болот, мощных покровных оледенений. Как образовались пустыни и горы, так больше ничего и не происходило. А у нас же была активная геологическая деятельность, ледниковые воды стекали и застаивались в замкнутых водоемах, плюс шло активное перемещение и накопление продуктов распада ледникового материала, богатого железом и марганцем.

- Качество воды зависит от глубины, на которой она залегает? Какой источник у нас самый глубокий?

- Качество зависит не от глубины источника, а от геологических факторов, где он формировался. Один из самых глубоких - Минский глубоководный артезианский источник, открытый в ходе поисковых работ по водоснабжению Минска под руководством академика Богомолова еще до войны, в 1938-1939 годах. Пресная вода залегает на глубине 280-290 метров, глубже идет минеральная вода. Это стратегически важный водоносный комплекс. (пресная питьевая вода Минская).

Главная проблема нашей воды - повышенное содержание железа. Только в рамках программы «Чистая вода» было построено порядка 1,5 тысячи станций обезжелезивания. В Березе, Заславле, в пригородах Могилева до введения этих станций превышение по железу было в 20 - 30 раз, не выдерживали ни стиральные, ни посудомоечные машины. Планируется поставить еще около 500-600 станций обезжелезивания, и проблема с железом в воде в Беларуси будет полностью решена. В этом году самая масштабная работа - реконструкция водозабора «Песковатик» в Витебске, на нее выделяет транш Международный банк реконструкции и развития. В рамках реконструкции планируется пробурить около 20 новых артскважин, построить новые сети. В общем, Витебску повезло, что он попал в эту программу.

- Насколько велика разница в качестве воды из подземного источника и поверхностного?

- Подземным источникам может быть несколько сотен миллионов лет, они более водообильные и защищенные в плане микробиологического и химического загрязнения. Вот и вся разница. Открытый водоток, как та же Вилейско-Минская водная система, по своим природным качествам в своем естественном состоянии может полностью удовлетворять требованиям СанПиН по содержанию и железа, и марганца, и гидрокарбонатов, то есть солей жесткости. Другой вопрос - бактерии и нитраты, у нас же страна сельскохозяйственная, в поля вносятся нитраты в качестве удобрений, и это бич. А так, если сравнить артезианскую воду и воду в водохранилище, то еще не факт, что артезианская будет лучше. Потому что там может быть подток химических элементов из минеральных горизонтов, может быть превышение по брому, йоду, фтору, не говоря уже про железо.

- Станции обезжелезивания убирают железо, а соли жесткости, судя по налету в чайнике, все же остаются?

- Да, эту проблему решает только обратный осмос, это очень дорогостоящая система. Ее можно поставить и в квартире, но надо иметь ввиду, что вода после нее получается практически дистиллированной. Кстати, по поводу гидрокарбонатов, или солей жесткости – они есть везде, в любой воде.

В колодцах вода вкусная, но может быть подвергнута нитратному загрязнению

- Есть смыл покупать бутилированную воду или можно спокойно пить из-под крана?

- Воду можно спокойно пить из-под крана, но по органолептическим свойствам бутилированная поприятнее. Если бы она продавалась в стекле, а не в пластике, то было бы вообще замечательно. Она хороша тем, что не отдает запахом хлорки. Если налить воду из крана, то ей надо дать час-полтора отстояться, чтобы ушел этот запах. В бутылках она обеззараживается, например, ультрафиолетом, это более качественный метод. Плюс она не проходит длинный путь по трубам.

Так выглядит станция обезжелезивания воды. Фото: bkp.by

Так выглядит станция обезжелезивания воды. Фото: bkp.by

- Вода из скважин, которые люди бурят на дачах и в загородных домах, - это артезианская вода? Не имеет значения глубина скважины?

- Артезианская вода может быть и на глубине 20 метров, а может быть и на уровне 300 метров. Это по определению подземная вода, которая залегает между двумя водоупорными слоями. Сверху глина, снизу глина, между ними песок – водосодержащая толща. Артезианской называется вода, которая под своим давлением поднимается и дает напор. Допустим, вы ее вскрыли на глубине 20 метров, а она под своим давлением поднялась до 10 метров. Не насос ее качает, а она сама. Но, скорее всего, она будет содержать железо, марганец и еще кучу элементов таблицы Менделеева, так что все равно должна пройти через систему очистки.

- А вода в колодцах?

- Это грунтовая вода, не артезианская. Колодец не дает напора. Человек закопал 10 колец, встретил воду, она поднялась на какое-то расстояние и застыла. Ее уровень поднимается только в период паводка и половодий, падает в межень. Грунтовые воды, кстати, по своему качеству в плане железа и марганца могут быть лучше артезианских, но там другая беда - нитраты и все остальное, что смывается с полей. Раньше говорили: «Какая же вкусная вода из колодца, не то, что из крана или колонки». Так оно на самом деле и есть, она вкусная, но, к сожалению, может быть подвергнута сильному нитратному загрязнению. Нитраты не влияют на вкус, вообще никак не ощущаются, в отличие от железа.

- Кстати, о колонках. В частном секторе Минска он еще остались, правда, чаще всего сломанные, но люди все равно ухитряются набирать там воду. Что за вода в них?

- Если колонка стоит в районе, который обеспечивается артезианской водой, то вода в колонке тоже артезианская. Более того - уже очищенная и пригодная для питья. Что такое колонка? У нас зачастую неправильное представление. Нам кажется, что это небольшая мелкотрубчатая скважина, которая уходит на какую-то глубину и оттуда выкачивает воду. А колонка - это водоразборное сооружение, которое ставится на магистральный напорный водопровод, по которому течет очищенная вода. Раньше это делалось для экономии - чтобы не вести трубопроводы к каждому дому в сельской местности и частном секторе в городе. К тому же при СССР было «бери - не хочу», никто особо не считал. Сейчас большое количество колонок демонтированы. Водоканалам экономически нецелесообразно их содержать в большом количестве, это не контролируемый отбор воды из магистральных сетей.

- Откуда лучше набрать воды, если есть выбор - колонка, колодец или родник?

- Из родника вода может быть какой угодно, это же незащищенный источник. Кто-то справил нужду в источник или прошел дождь и с полей слились удобрения, которые пошли в том числе и в родник. С колодцем та же история - в грунтовые воды сливаются все химикаты с полей. Надежнее всего колонка, это артезианская очищенная вода.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Комсомольская правда» в Беларуси продолжает уникальный проект по проверке качества воды в природных источниках страны (читать далее)