Общество26 февраля 2021 11:17

«Когда говорил, что переехал из Минска, всегда слышал: «Действуй, у тебя все получится!»: телеведущий Дмитрий Кохно рассказал о жизни в Москве

Расспросили уехавшего из Беларуси шоумена и телеведущего Дмитрия Кохно о жизни и работе в России, не сложившейся работе в шоу "Холостяк", семье, помощи Вселенной и главных уроках
Шоумен уже несколько месяцев живет в Москве, куда перевез жену и двоих детей. Фото: личный архив

Шоумен уже несколько месяцев живет в Москве, куда перевез жену и двоих детей. Фото: личный архив

В Москву Дмитрий Кохно уехал, кроме прочего, согласившись на предложение о работе - его пригласили стать ведущим нового сезона шоу «Холостяк», которое выходит на ТНТ. Однако не сложилось – у Дмитрия неожиданно диагностировали коронавирус, как выяснилось впоследствии, тест был ложноположительным. Но было поздно - ведущим шоу стал другой человек. Однако Дмитрий в Минск так и не вернулся - напротив, перевез в столицу России жену и двоих детей.

«Комсомолка» поговорила с популярным телеведущим о перенесенном COVID-19, разнице между Минском и Москвой, ближайших планах и о том, вернется ли он в Беларусь.

«ВПЕРВЫЕ ЖИВЕМ В БОЛЬШОМ БЕЛОМ ДОМЕ»

- Что вы почувствовали тогда: оставили в Беларуси все, уехали, но работы в амбициозном проекте не случилось...

- О, это очень интересно. Я скажу, что мои близкие и знакомые испытали тогда более сильные эмоции, нежели я. Видимо, за последние полгода я так привык к серьезным перипетиям судьбы, что у меня выработался какой-то такой эффект спокойного принятия резкого поворота. Когда мне за день до вылета (съемки «Холостяка», главным героем которого стал Тимати, проходили в ДубаеАвт.) приходит положительный тест, я не испытал какого-то ступора. Просто подумал: «Окей, идем дальше. Значит, будет проект еще круче». Если честно, подобные слова я услышал и от продюсеров не только «Холостяка». Они очень расстроились: моя кандидатура, мой профессионализм, насколько мне известно, были им действительно нужны. Но при этом и они сказали: значит, будет что-то большее, лучшее. И мы остались с ними в очень хороших отношениях. Я решил, что раз совершил такое серьезное движение – переехал из Минска в Москву для карьеры, работы и проекта в том числе, то я не остановлюсь. Потому что я - упрямый. И остался в Москве.

- В Минске вы арендовали жилье, когда поехали в Москву, продюсеры «Холостяка» поселили вас в шикарную гостиницу. А сейчас как с жильем?

- Мы арендуем дом. Большой красивый белый дом. Решили с женой: раз уж не смогли потратить деньги на отдых в этом году, а тот «санаторий», в котором я был в сентябре, отдыхом назвать сложно (в сентябре 2020-го суд Первомайского района Минска постановил отправить Дмитрия Кохно в изолятор на 10 суток за участие в несанкционированном мероприятии - Авт), то мы заслужили сейчас немного большего комфорта. И вот впервые за нашу совместную жизнь с Надюшей - а мы всегда снимали квартиры - решили попробовать жить в доме. Уже без малого три месяца пытаемся понять, что нам больше подходит - дом или квартира. Пока притираемся.

Дмитрий и Надежда всегда арендовали квартиры, сейчас у них новый опыт - семья снимает просторный светлый дом. Фото: личный архив

«КОГДА В МИНСКЕ ПРИХОДИШЬ И ЯРКО О СЕБЕ ЗАЯВЛЯЕШЬ, ТО НАЧИНАЮТ ШИПЕТЬ»

- Живете сегодня в Подмосковье?

- Да, как оказалось, москвичи живут именно в Подмосковье.

- Разница между Минском и Москвой очевидна даже в размерах. А как сравните темп скорость жизни?

- С точки зрения моей энергии и взаимодействия с людьми у меня мало что поменялось - я в подобном темпе жил в Минске. Единственное, что столица Беларуси не живет в таком темпе - чуть медленнее. И это нормально: города разных размеров живут с разной скоростью. Но когда я взаимодействовал в Минске с людьми, то благодаря определенным, назовем это так, техникам обаяния и подталкивания, заставлял людей и мир вокруг меня жить примерно с той скоростью, в которой мне комфортно. В Москве мне не приходиться делать это усилие: город спешит, он амбициозный, любит победителей и не любит лузеров.

Наверное, одно из самых приятных моих впечатлений о Москве такое. Когда я приехал и заявил индустрии развлечений и шоу-бизнеса: «Привет, я переехал из Минска, я постараюсь и очень хочу многого здесь добиться», то получил от десяти человек из десяти ответ: «Вперед, действуй, пусть у тебя все получится». Это очень вдохновляет. Потому что, когда ты не только в Минске (но и в Минске в том числе) приходишь и ярко о себе заявляешь, то в этот момент, я прошу прощение за сравнение, в болоте начинают шипеть. Я задумался, почему так происходит. Видимо, в таком мегаполисе, как Москва, у каждого есть своя история приезда, каждый проходил этот путь и видя тебя в начале этого пути, люди переживают похожие эмоции, вспоминают себя в те моменты, когда они начинали чего-то добиваться. Каждый знает – это очень непросто, как бы не выглядело со стороны.

"Мой главный медиаплан: не бросая телевидения сделать продукт, который был бы смотрибелен в ютуб". Фото: личный архив

- Знаю, что коронавирусом вы переболели, тяжело?

- Да, первого января у меня пропал нюх. Тридцать первого декабря я чувствовал аромат мандарина, а первого числа - совсем нет. Пропал вкус всех продуктов, исключая авокадо. Видимо его вкус не меняется в зависимости от того, есть у тебя обоняние или нет (смеется). Коронавирусом я переболел в легкой форме, температура выше 36,8 у меня даже не поднималась. Но в тот день я пролежал с такой температурой, страдая, жена хохотала: «Ну, вы, мужики, вообще уже расклеились»

- А у нее был COVID-19?

- Да, она заболела через три дня после меня. Проболели где-то около 10 дней. Удобно, когда арендуешь дом - мы просто закрылись и провели весь период на самоизоляции. Анализы пришли в норму, а потом, спустя примерно 10 дней, после того, как анализ показал, что коронавирус организм победил, случился цитокиновый шторм. Это иммунный ответ организма вирусу, который уже побежден. Все вроде бы нормально, но в одно прекрасное утро ты просыпаешься с температурой, которая растет. Подобная ситуация была с одним из моих друзей.

У меня пропал аппетит - вообще впервые в жизни, до этого, чем и как бы я ни болел, такого не случалось. До этого случая, я даже немного был рад каким- то болезням: можно лежать, смотреть сериалы и есть. Но тут со мной что-то совсем не то: если Кохно не хочет есть, надо к врачам. Когда обратился, меня положили в бокс инфекционной больницы, четыре дня лечили. Ситуация сейчас, в принципе, нормализовалась, но объективно говоря, не целиком. Продолжаю страдать от какого-то нервного расстройства, были панические атаки. Я пошел к неврологу, тот осмотрел меня, сказал, что я абсолютно здоров, а расшатанная нервная система - у большого количества людей, которые переболели коронавирусом. В общем, сейчас я не на пике своей формы, но восстанавливаюсь.

«ИЗ БЕЛАРУСИ МЫ УЕХАЛИ НЕ НАСОВСЕМ»

- Чем сейчас занимаетесь в Москве? Может быть, появились какие-то яркие перспективные знакомства?

- Я не останавливался все это время. Их каких-то медийных событий, к примеру, провел празднование дня рождения Виктории Бони, был рад познакомиться с большим количеством людей, которые там присутствовали. Вел другие мероприятия. На одном из них, к слову, познакомился с хоккеистом Александром Овечкиным.

!Москва-это «город для денег» и мне сильно не хватает того большого количества свободы, хобби и увлечений, которыми я располагал в Минске". Фото: личный архив

- Что с телевидением?

- До начала съемок следующего сезона телепрограмм, а случится это весной, ближе к лету, а в эфир выйдет осенью, переговоров об участии в проектах у меня пока не ведется. Пока ничего определенного сказать не могу, но я, скорее всего, не расстанусь с телевидением, хотя ютуб, конечно манит. Скажу честно: гораздо увереннее себя чувствуешь, когда производишь свой контент и свой продукт. Для меня это, возможно, будет интересно в перспективе по той причине, что ты никогда не зависишь ни от чьего согласования, никто не будет решать - пойдешь ты сегодня в эфир или нет. Поэтому, наверное, мой главный медиаплан: не бросая телевидения сделать продукт, который был бы смотрибелен в ютуб. Такой формат мне нравится, потому что в телевидение я по-прежнему влюблен.

Мой главный вывод: когда ты действительно создаешь что-то новое, то оно само находит себе дорогу. Когда ты устроился и в чужом созданном механизме просто работаешь, то ты можешь получить только зарплату, а когда творишь и создаешь - получаешь намного большее, причем часто из неожиданных источников. Человек, который что-то создает, получает от Вселенной больше - вот в этом направлении я буду очень активно работать. На текущий момент рассматриваю по работе проект о мужском стиле, вполне возможно скоро запущу его, расскажу, как правильно одевать мужчин, возможно даже выпущу специальные боксы с базовой коллекцией вещей.

- Чего или кого больше всего не хватает в Москве? Возможность вернуться в Беларусь вообще рассматривается?

- Москва, в первую очередь, это «город для денег», и мне сильно не хватает того большого количества свободы, хобби и увлечений, которыми располагал в Минске. Здесь из-за большого города и больших расстояний ты не можешь за один день успеть сделать большого количества вещей. Ты не можешь, как в Беларуси, с утра съездить в Раубичи покататься на лыжах, вернуться, сделать работу, после обеда сходить на пение, а потом опять поработать и пойти домой. Мне очень не хватает возможности успевать очень много для себя, потому что возможностей для работы здесь - хоть отбавляй, а вот для жизни - надо поискать. Это первое. А что касается Беларуси и белорусов, то я мосты не сжигал, буду приезжать и возвращаться. Я очень сильно скучаю по многим, по близких, с которыми давно не виделся лично. Их не хватает, и я жду того момента, когда границы откроют так, чтобы можно было спокойно ездить и летать. Я считаю, что если ты переехал и планируешь в жизни что-то менять, то жить на два города - это плохо, надо целиком и полностью присутствовать. Нет, из Беларуси мы уехали не насовсем, не навсегда. Беларусь - всегда с нами, еще обязательно встретимся.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

55-летний водитель минского троллейбуса Игорь Ляхнович мог бы украшать обложки модных журналов и давать советы по стилю: «Только штанов у меня - 40 пар»: «Комсомолка» пообщалась с Игорем и посмотрела гардероб модного водителя минского троллейбуса, где одежды на 10 тысяч евро (это очень интересно, вот тут продолжение)