Звезды4 марта 2021 10:00

«Как вспомню - мурашки по коже»: у Тео и Ольги Рыжиковой вышел новый клип, снятый в пустыне

Съемки проходили в Дубае, в жаркой пустыне, а за эффектными кадрами кроется много интересных историй
Клип на лирическую песню получился очень чувственным. Фото: личный архив

Клип на лирическую песню получился очень чувственным. Фото: личный архив

У Ольги Рыжиковой и Тео вышел новый клип - "Мурашки по коже". И сама песня, и видеоряд к ней, равнодушными не оставят (убедиться в этом можно вот здесь). Накануне премьеры «Комсомолка» встретилась с исполнителями. Оказалось, что история создания клипа – самый настоящий экшн.

ЛОКАЦИЮ ДЛЯ СЪЕМОК НАШЛИ В ИНСТАГРАМ

- Эту песню мы написали совместно: я - слова, Юра - музыку. Словом, наш проверенный семейный тандем. Песня, как нам кажется, получилась - встал вопрос о съемках клипа, - рассказывает Ольга Рыжикова. – Это был такой «мозговой штурм» - мы вдвоем накидывали идеи, думали о каких-то фонах, ракурсах, но все это оставалось проектом, хотя мы понимали - клипу быть. И вот в ноябре мы поехали в Дубай на Третий международный музыкальный фестиваль «PaRUS»: уже второй год подряд нас приглашают быть ведущими этого мероприятия, куда приезжают все топовые артисты российской сцены - от Земфиры, «Ленинграда» и Лободы, до Киркорова, Лепса и Агутина.

- Не помню кому из нас первому - наверное, одновременно двоим – пришла в голову мысль: Дубай - идеальное место для того, чтобы песня «Мурашки по коже» обрела еще и достойную видеоверсию, - подключается к нашей беседе супруг Ольги Тео. - Еще в Минске мы провели подготовительную работу, приехали в Дубай, отработали все мероприятия фестиваля, а после его окончания - задержались. Точно решили: съемкам клипа - быть. К этому времени мы собрали русскоязычную команду: оператор, его ассистент, гример, настало время определиться с локациями - конкретными местами съемок. И тут, конечно, Оля включила перфекционистку, - смеется певец.

Снимала клип интернациональная русскоязычная команда, а режиссером выступил сам Тео

- Да, это была целая история. Мы решили, что будем снимать в пустыне, но пустыня, как выяснилось, бывает разной: идеальную картинку, такую, чтобы на горизонте не было, скажем, кустов или еще какой-то растительности, отыскать очень трудно. Я листала Инстаграм и случайно увидела то, что надо: пустыня, насыщенный цвет песка, барханы - именно это мы и рисовали в своем воображении, такую локацию и искали, - говорит Ольга. – Самое интересное началось потом: фотографию эту разместил мужчина, который живет в Саудовской Аравии, я ему написала, поинтересовалась, где именно в Дубае он сделал этот кадр.

- Поинтересовалась – это мягко сказано, - добавляет Тео. – Все дни, на протяжении которых шел фестиваль, Оля регулярно писала этому господину в директ Инстаграма, но он никак не мог вспомнить конкретное место – тот снимок он сделал три года назад. Оля была настойчива, - смеется артист, - в конечном счете, автор снимка прислал нам координаты этого места.

"Верблюды никуда не торопились. Сначала это показалось даже забавным". Фото: личный архив

- Да, мы преодолели все трудности языкового барьера, вообще, это был первый случай, когда я первой знакомилась в социальных сетях. И не зря - место действительно впечатляющее. Началась работа: мы решили снимать в двух местах. Первая локация - на красивой идеальной трассе, планировали снимать в том числе и используя дрон: кадры с высоты обещали быть эффектными. Второе место та самая пустыня «из Инстаграм». Но тут выяснилось, что нужное нам место находится примерно в двух часах езды от Дубая, оно достаточно удалено от дорог, не говоря уже о туристических маршрутах. Все без исключения агентства, в которые мы обращались с просьбой доставить съемочную группу в необходимую точку, отказывали. В конечном счете, нам дали контакт одного человека, охарактеризовав его просто - «crazyman».

«КОГДА МЫ НА БЕШЕННОЙ СКОРОСТИ МЧАЛИСЬ ВДОЛЬ КРАЯ БАРХАНА, Я ДУМАЛА ТОЛЬКО ОБ ОДНОМ - ЗАЧЕМ МЫ ВСЕ ЭТО ЗАТЕЯЛИ?!»

- В общем, все срослось - съемочная группа готова, с локациями и транспортом - вопросы решили. Наступило утро съемочного дня, никто из участников съемок не опоздал. Я обрадовался: все идет по плану, выехали на первую точку - на трассу, - вспоминает Тео.

- Да, мы около часа искали такой ракурс на трассе, чтобы он был идеален со всех сторон, нашли, приготовились к съемкам: грим, свет, камеры. И вот тут появились они… На дороге, прямо на трассе, появились… верблюды. Много верблюдов, очень много, - смеется Оля. - Они шли пять минут, десять, это было необычно: мы сделали пару кадров на телефон вместе с этими кораблями пустыни. Как выяснилось, нам повезло - обошлись без травм, ведь дикие верблюды - животные опасные своей непредсказуемостью, они легко могут откусить человеку ухо. Время шло, а караван верблюдов - не заканчивался. Спустя час мы стали их просто разгонять: съемочный день в разгаре, темнеет к шести вечера, тратить впустую еще больше времени мы уже не могли.

- Да, после того, как верблюды закончились, мы оперативно сняли то, что хотели: стремительный черный Mustang мчится по пустынной дороге, по бокам идеально симметричная пустыня, наша картинка, которую мы придумали в своей голове, состоялась полностью. Не теряя времени, грузим всю аппаратуру и устремляемся во второй точку, в ту самую безупречную пустыню, - рассказывает Тео. – В назначенной точке на трассе нас встречает тот самый crazy man, мы пересаживаемся в его автомобиль – он укреплен специальными стальными рамами.

- Да, машина показалась надежной, - подхватывает Ольга, - но дальше crazyman подтвердил свое прозвище. Полностью подтвердил. Мы так и не поняли, то ли он хотел нас таким образом, скажем так, удивить, то ли это правила передвижения по сыпучим пескам. В общем, он - газ в пол, двигатель ревет, нас подбрасывает ежесекундно. Когда мы на бешенной скорости мчались вдоль края бархана, я думала только об одном - зачем мы все это затеяли?! У нас ребенок! Зачем мы это все организовали!? Нам полностью хватит видеоматериала, отснятого на трассе.

Съемочный процесс простым не был, но результат себя оправдал. Фото: личный клип

- Да, Оля все это выдержала стоически. Сейчас рассказываешь, кажется, что это даже немного смешно, но тогда было не до смеха. Когда мы остановились в нужном месте, я старался не думать об одном - о том, что такая же дорога нам предстоит и в обратную сторону. Начали снимать, и поняли, что пустыня - место непростое. Оля еще в Дубае спрашивала у членов съемочной группы, есть ли у них большой вентилятор - мы хотели снять эффектные кадры с летящим шлейфом Олиного черного платья. Оператор и его помощник с лукавой улыбкой сказали, что вентилятор нам не потребуется. Потом мы поняли, почему улыбка была лукавой: мощный ветер в пустыне - обычное дело, он не только создавал волны из ткани платья и играл с волосами. Кроме этого он приносил с собой огромное количество мелкого липкого песка.

- Да, - смеется Оля, - казалось, что за пять минут тебе в глаза прилетело несколько килограмм песка. Он был везде: волосы, одежда. Юра, который фактически выступил режиссером клипа, намучался еще больше: он постоянно бегал к мониторам, чтобы посмотреть только что отснятые кадры, вверх-вниз по этим барханам, три шага сделает - в обуви горячий песок. В общем, съемки в гриме на жаре и в песке я определенно буду помнить всегда.

Певица меняла эффектные платья. Фото: личный архи

«И ТУТ Я ПОНИМАЮ – МОЙ КОСЯК: В МАШИНЕ МАЛО ТОПЛИВА, НАМ ПРИДЕТСЯ НОЧЕВАТЬ В ПУСТЫНИ»

В итоге нужный видеоматериал был снят, обратная дорога с «crazyman» - водителем прошла не менее экстремально, но, говорят, артисты, они уже знали, что их ожидает - были подготовлены.

- Нас доставили к трассе, там, где стоял наш, взятый в аренду, черный Mustang. Съемочная группа погрузилась в свою машину, а мы с Олей сели в эту машину. И тут я понимаю – мой косяк: в машине мало топлива, до Дубая - а это примерно два часа езды - нам его не хватит совершенно точно. Да что там до Дубая, мы не доедем даже до ближайшей заправки, - говорит Тео, - я не ожидал, что Mustang настолько прожорливый и что бензин разошелся во время первой части съемок. Делать нечего: просим оператора и ассистента съездить на своей машине на заправку и в какой-то емкости привести бензин для нас. Те - хоть и без особого энтузиазма, но что делать - согласились.

- И вот они уехали, уже смеркается, телефон у Юры отключился - разряжен полностью, на моем – 10% зарядки, у нас на двоих осталась только маленькая бутылочка воды. В голове разные мысли: мы оператора не так хорошо знаем, а вдруг он не вернется к нам с бензином. Стараюсь эту мысль отогнать, а тут Юра спрашивает: «Как думаешь, здесь, в пустыне, много змей? А ящериц?», - говорит Ольга.

Тео говорит, что съемки были непростыми, но он бы их без сомнения повторил. Фото: личный архив.

- Ждали мы больше часа, уже стала экономить воду - вдруг нам тут предстоит ночевать. Но ребята из съемочной группы не подвели: когда я увидела свет фар их машины, то подумала, что такой радости не испытывала уже очень давно.

- Я все это время как мог, успокаивал, говорил: Оля, ну когда мы еще с тобой окажемся вдвоем в почти ночной пустыне? Машину мы заправили, доехали до заправки, там повторили процедуру. В Дубай мы вернулись спустя два часа. Я думал: примем душ, немного отдохнем и покатаемся по ночному городу на арендованной машине, окрыленные съемочным днем. Но не тут то было, когда мы пришли в номер, то из зеркала на нас смотрели два бардовых человека - солнце и ветер сделали свое дело, мы просто сгорели, - говорит Юра. – В общем, вместо зажигания огней ночного города, я сбегал в аптеку за средством от солнечных ожогов - было понятно, что без него не обойтись.

- Загар удался. Это была веселая история. Особенно смешной она кажется сейчас, а там иногда было совсем не до смеха. Но я бы повторила, - говорит Оля.

- И я бы повторил, - соглашается Тео, - с любимой женщиной в пустыне - как вспомню, так мурашки по коже.