Общество23 марта 2021 13:04

«Мяне абразілі яго пытанні, не змагла стрымацца»: переводчице Ольге Калацкой грозит до 6 лет за пощечину Григорию Азаренку. Он пришел в суд

Потерпевший 25-летний ведущий СТВ просил прекратить уголовное преследование Калацкой и в суде сказал, что никаких претензий к Ольге не имеет
Ольга свою вину признала частично.

Ольга свою вину признала частично.

Во вторник, 23 марта в суде Фрунзенского района начался суд по делу переводчицы Ольги Калацкой. Ее обвиняют в злостном хулиганстве – во время одной из акций протеста она дважды ударила по лицу корреспондента телеканала СТВ Григория Азаренка. За это ей может грозить от ареста до лишения свободы на срок до шести лет.

Первым в зал суда пропустили потерпевшего Григория Азаренка.

Григорий Азаренок заявил в суде, что не собирался оскорблять никого из собравшихся на акции протеста

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Поддержать Ольгу пришли ее родные, друзья. До того, как в зал входит судья, близкие пытаются встретиться с Ольгой взглядом, машут ей рукой – Ольга улыбается и машет в ответ.

Ольга Калацкая находится под стражей с 15 января 2021. На вопросы суда она отвечает по-белорусски: Ольге 49 лет, у нее высшее образование, работает переводчицей в частном предприятии. До задержания Ольга ухаживала за своей 90-летней мамой, которая сама не может выйти из квартиры, принимать лекарства. Ольга перевела на белорусский язык десятки художественных книг, фильмов и сериалов.

Во время следствия переводчица признала, что дала пощечину Азаренку, но не видела в своем поступке состава преступления

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Гособвинитель зачитала обвинение: там сказано, что 15 ноября на улице Притыцкого в Минске Ольга умышленно ударила рукой по лицу Азаренку. В тот же день уже на проспекте Пушкина, «грубо нарушая общественный порядок и из хулиганских побуждений повторно умышленно нанесла не менее одного удара в область лица Азаренку, причинив физическую боль и побои».

«Асабістая непрыязнасць узнікла ў той момант, калі я пачула ягонае рытарычнае пытанне»

Свою вину Ольга признала в полном объеме. Переводчица рассказала свою версию событий того дня.

- 12 лістапада памёр збіты Раман Бандарэнка. Мастак, якому быў 31 год. Я вельмі смуткавала з прычыны смерці маладога чалавека, глыбока спачувала гору маці. 15 лістапада вырашыла паехаць на Заходнія могілкі, дзе пахаваны мой бацька. Калі я апынулася на прыпынку, пабачыла, што грамадскі транспарт не ходзіць. Я чакала недзе паўгадзіны. Села ў маршрутку, вырашыла сысці на "Пушкінкскай", а адтуль даехаць да могілак.

На Пушкинской Ольга увидела группу людей, с которыми разговаривал Григорий Азаренок. Он спрашивал, почему они там собрались, что знают о Романе Бондаренко, как его отчество. Ольга вспоминает, что, не получив ответ, Григорий спросил: «Как вы можете горевать по нему, если вы не знаете его отчество?».

- Гэта мяне глыбока абразіла і абурыла. Я не змагла стрымацца, падышла і дала яму поўху – по-русски это пощечина. Гэта быў чыста сімвалічны жэст. Асабістая непрыязнасць узнікла ў той момант, калі я пачула ягонае рытарычнае пытанне: як жа вы можаце выказваць жалобу, калі не ведаеце дэталяў біяграфіі чалавека.

Если вина Ольги в суде будет доказана, ей грозит до 6 лет лишения свободы

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Второй эпизод Ольга не помнит, но узнала себя по одежде на видео. Во время следствия переводчица признала, что дала пощечину Азаренку, но не видела в своем поступке состава преступления. После она частично признала свою вину.

- Я шкадую, што так атрымалася.

Извинений Азаренку Ольга не приносила.

- Хотите ли вы принести извинения в открытом судебном заседании? – спрашивает гособвинитель.

- Калі спадар Азаронак прызнае, што людзі шчыра выказвалі свой смутак, калі ен спачувае гору маці Рамана Бандарэнкі, то так. Я хачу ведаць яго пазіцыю.

«Написал ходатайство о прекращении уголовного преследования, говорил, что претензий к этому человеку не имею»

Григорию Азаренку 25 лет, он работает специальным корреспондентом телеканала СТВ.

- Я отправился по редакционному заданию на освещение несанкционированного массового мероприятия в районе станции метро "Пушкинская". Там собирались люди, чтобы провести, по-моему, 10-е на тот момент несанкционированное массовое мероприятие. До того, как я начал задавать вопросы, группа людей обступила меня, начали кричать, в том числе нецензурно – все есть на видео. Первое, что мне сказали – что я нацистская сволочь, которая убила Рому.

Григорий Азаренок поддерживает ходатайство о прекращении уголовного преследования.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Григорий Азаренок подтвердил, что сомневался в искренности собравшихся людей: по его мнению, люди собрались именно в том месте, которое было ранее опубликовано в «зарубежном телеграм-канале», значит, такое решение они приняли не самостоятельно.

Григорий рассказывает, какие вопросы задавал собравшимся: почему они пришли именно туда, с какой целью, что им известно о Романе Бондаренко.

- Просто задавал вопросы как корреспондент. Я не пытался кого-то оскорбить. В определенный момент они начали хватать меня за куртку, туда-сюда швырять. В этот момент подошла обвиняемая и дала мне пощечину.

Григорий спрашивал у Ольги, за что она это сделала, другая женщина ответила за нее: «Заработал».

- Я заявлений не писал, об этом эпизоде забыл в тот же вечер. Но в зарубежных телеграм-каналах выложили это видео, решили посмаковать этот эпизод. Правоохранительные органы решили заняться этим. Я написал ходатайство о прекращении уголовного преследования, говорил, что никаких претензий к этому человеку не имею. Я не считаю, что она меня как-то оскорбила, поэтому прощать мне нечего.

Сейчас Григорий поддерживает ходатайство о прекращении уголовного преследования.

Сюжет о тех событиях на телевидении не вышел «из-за редакционной политики», но, по словам Григория Азаренка, был опубликован в телеграм-канале «Желтые сливы».

- В одном из интервью вы сказали, что подарите книгу тому человеку, который лучше всех вас оскорбит. Я вас правильно понял? – вопрос потерпевшему задает адвокат Ольги Калацкой.

- Да.

- Вам что, нравится, что вас обвиняют?

- В одном из телеграм-каналов меня уже пять раз назвали нацистской мразью.

Зал отреагировал смехом, мужчину, который прокомментировал слова Азаренка фразой «таки да», удалили из зала.

«Григорий Азаренок никогда при мне никого не оскорблял»

Андрей Иваненко, телеоператор СТВ, выступает в суде свидетелем. 15 ноября он работал на акции вместе с Григорием Азаренком. По словам свидетеля, ни один человек на вопросы съемочной группы не отвечал.

- Они делали то, что делают почти все время, когда мы находимся на съемках на таких мероприятиях. Оскорбляют лично, это можно назвать безумием. Людей, которые там находятся, адекватными назвать сложными. Я просто вспомнил то состояние, в котором нам приходится работать на таких мероприятиях… До сих пор не могу понять, как человек может назвать другого фашистом и пожелать смерти. У них желание не просто оскорбить, но ударить, толкнуть. Да, были люди, которые подходили, пытались поговорить – но это единицы. Григорий Азаренок никогда при мне никого не оскорблял. Общение на каких-то повышенных тонах – да, но оскорблений никогда не было. При этом никто не относился к Азаренку как к корреспонденту, а как к человеку, который приехал кого-то унизить и оскорбить.

Гособвинитель попросила назначить Калацкой два года «домашней химии», потерпевший и обвиняемая выступали за прекращение уголовного преследования

Судья попросила стороны высказать свое мнение о том, как они относятся к возможности примирения в суде и прекращении производства по делу.

- Я, напэўна, сапраўды парушыла ягоныя фізічныя межы і гатовая за гэта панесці адказнасць, - отметила обвиняемая Ольга Калацкая, отвечая на вопрос своего защитника.

- То, что Калацкая признала себя виновной, можете вы рассматривать как заглаживание вреда? – уточнил адвокат у потерпевшего.

- Да, принимаю, - ответил Григорий Азаренок.

Потерпевший, обвиняемая и ее защитник высказались за прекращение производства по делу. Против выступила гособвинитель.

- Находясь в толпе агрессивно настроенных людей, не совершая никаких противоправных действий, потерпевший опрашивал граждан. Действия Калацкой грубо нарушили общественный порядок. Она выразила демонстративное пренебрежение общепринятой культуре поведения. В судебном заседании установлено, что обвиняемая и потерпевший ранее знакомы не были, конфликтов между ними не было. Я не считаю, что принесенные обвиняемой извинения являются искренними.

Говоря о ходатайстве Григория Азаренка, гособвинитель отметила, что примирения сторон недостаточно для прекращения уголовного преследования.

- Сторона обвинения считает, что Калацкой нужно назначить наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 2 года.

В прениях выступил и потерпевший Григорий Азаренок.

- Виноватым в этой ситуации считаю зарубежные телеграм-каналы, журналистов так называемых независимых СМИ, которые нагнетали истерию и позвали туда людей. Считаю, что суровое наказание будет истолковано эти независимыми СМИ и зарубежными телеграм-каналами неверно и станет поводом для политических провокаций.

Адвокат не видит препятствий для прекращения уголовного преследования и удовлетворения ходатайства Григория Азаренка.

«Я не ўмею прасіць, але ў вас таксама есць бацькі і калісьці яны будуць старымі і бездапаможнымі»

В последнем слове Ольга Калацкая еще раз рассказала о том, что очень переживала после смерти Романа Бондаренко.

- 15 лістапада па дарозе на могілкі я выпадкова апынулася на прыпынку грамадскага транспарту і заўважыла вядомую медыяперсону – Рыгора Азаронка. Ён тры разы спытаў, ці ведаюць людзі імя па бацьку Рамана Бандарэнкі.

Ольга считает, что вопрос был риторическим: не получив ответа, корреспондент усомнился в том, что люди могут искренне переживать и сочувствовать родным погибшего.

- Так, я дала аплявуху. Я лічу сябе спакойным вытрыманым чалавекам, але я была настолькі абурана, што не змагла стрымлівацца. Ці шкадую я? Шкадую, бо я, адзіная дачка, не магу знаходзіцца побач са сваёй маці, якой споўнілася 90 гадоў, якая не можа самайстойна выйсці з кватэры. Я не ўмею прасіць, але ў вас таксама ёсць бацькі, і калісьці яны будуць старымі і бездапаможнымі. Я вельмі ўдзячная ўсім, хто мяне падтрымлівае. Найперш – мой вялікі дзякуй славутай канадскай пісьменніцы Маргарэт Этвуд (писательница выступила в защиту Калацкой, которая перевела ее книгу "Пенелапіяда". – Ред.).

В конце своей речи Ольга прочла стихотворение Маргарет Этвуд, зал зааплодировал.

Приговор Ольге Калацкой огласят 24 марта.