Общество26 марта 2021 19:02

Пишут статьи, учат новые языки, работают юристами: чем занимаются белорусские адвокаты, которых лишили лицензий

За последние полгода были прекращены действия больше 10 лицензий белорусских адвокатов, еще четверых признали "недостаточно квалифицированными" – их тоже могут лишить разрешений на работу
Как только человека лишают лицензии или отчисляют из коллегии – работать адвокатом он уже не имеет права

Как только человека лишают лицензии или отчисляют из коллегии – работать адвокатом он уже не имеет права

Фото: Виктор ГИЛИЦКИЙ

24 марта в Министерстве юстиции прошла внеочередная аттестация адвокатов. Квалификационная комиссия приняла решение, что адвокаты Сергей Зикрацкий, Ольга Баранчик, Борис Лесковский и Владислав Филипович больше не могут выполнять свои обязанности из-за недостаточной квалификации.

Сергей Зикрацкий в своем аккаунте в Facebook писал, что поводом для вызова его на внеочередную аттестацию стали его комментарии в СМИ. По словам адвоката, Минюст посчитал их «недостаточно квалифицированными». Пока лицензию у адвоката не забрали, какое-то время он еще может продолжать работать. Чем он забудет заниматься после лишения лицензии, адвокат пока не решил.

Сергей Зикрацкий был защитником на многих громких процессах

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Напомним, Сергей Зикрацкий в последние месяцы защищал многих белорусских журналистов: был адвокатом журналистки «Белсат» Катерины Андреевой (Бахваловой), представлял интересы портала Tut.by, когда его лишали статуса СМИ, сейчас Зикрацкий защищает сотрудников «Пресс-клуба», которые находятся в СИЗО.

В этот же день комиссия рассмотрела материалы в отношении адвоката Сергея Пичухи. Поводом стало административное правонарушение, в котором адвоката признали виновным. Комиссия пришла к выводу, что эти действия адвоката дискредитируют звание адвоката и адвокатуры. Действие лицензии Сергея Пичухи прекратили.

Такое же решение было принято и в отношении Владимира Созончука, известного в том числе тем, что он защищал политика Николая Статкевича, блогера Дмитрия Козлова («Серый кот»), журналистку телеканала «Белсат» Катерину Андрееву. Взыскание адвокат получил за то, что отказался давать подписку о неразглашении данных предварительного следствия по делу Статкевича и Козлова. Лицензии он лишен «в связи с применением к нему дисциплинарного взыскания в виде исключения из Минской городской коллегии адвокатов за совершение проступка, несовместимого со званием адвоката», сказано на сайте Минюста.

Решение Минюста можно оспорить в суде

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Два адвоката, которых вызвали 24 марта на внеочередную аттестацию, прошли ее: это Вадим Коробко и Сергей Новиков. Не полностью соответствуют требованиям законодательства адвокаты Андрей Белохвост, Александр Емельяненко, Андрей Титов.

Зачем адвокату лицензия и что такое внеочередная аттестация?

Чтобы стать адвокатом в Беларуси, юрист с высшим образованием должен пройти стажировку, сдать квалификационный экзамен в Министерстве юстиции и получить лицензию – по сути, официальное разрешение на работу.

Все адвокаты состоят в определенной территориальной коллегии, даже если у них свое адвокатское бюро. Как только человека лишают лицензии или отчисляют из коллегии – работать адвокатом он уже не имеет права.

Лицензии лишают не навсегда: по истечении срока, который может быть разным в зависимости от причины прекращения лицензии, адвокат имеет право обратиться в министерство за выдачей новой лицензии, но должен заново пройти всю процедуру, сдать квалификационный экзамен.

Очередную аттестацию все адвокаты проходят раз в пять лет. На внеочередную адвоката могут вызвать в любой момент, если появились факты, которые говорят о недостаточной квалификации специалиста, ненадлежащего выполнения им своих обязанностей, двух и более жалоб в течение года. Перед проведением аттестации на каждого адвоката составляют характеристику, куда включают в том числе информацию о том, нарушал ли он закон, получал ли взыскания.

Внеочередная аттестация похожа на собеседование или устный экзамен: комиссия может задавать адвокату вопросы из любой нормы права. В состав квалификационной комиссии входят 16 человек: председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов, по одному представителю от территориальных коллегий адвокатов, по одному представителю от Верховного суда, Генпрокуратуры, других госорганов, пять представителей от Министерства юстиции и два - от научных организаций. Комиссия принимает решение: о соответствии адвокатов требований закона, о неполном соответствии или о невозможности выполнения им своих обязанностей из-за недостаточной квалификации.

По окончанию процесса в суде крикнул «позор» и «фарс»

Лицензии из-за «недостаточной квалификации» 24 марта лишили адвокатов Андрея Барташевича, Николая Ётку и Елену Шинкаревич.

- 25 сентября 2020 года я защищал человека, который хотел посмотреть инаугурацию, - говорит адвокат Андрей Барташевич. - Он живет не в Минске, случайно был здесь по работе. Шел один по улице Орловская вслед за группой людей, которые, судя по дресс-коду, были участниками процедуры инаугурации. Непосредственно перед задержанием мой клиент снял и их, и себя на видео. Тем не менее милиция в рапорте указала, что он участвовал в несанкционированном массовом мероприятии в виде шествия.

Мужчину признали виновным и назначили арест на 13 суток.

- Согласно административному законодательству, у суда не было ни одного допустимого доказательства. Мне удалось соблюсти профессиональную этику в ходе процесса, но по его окончании вырвался крик души. В коридоре я громко крикнул «позор», «фарс», «не простим не забудем». И я действительно не забыл обжаловать это судебное постановление 3 раза, в том числе в прокуратуру.

В декабре адвоката вызвали на дисциплинарную комиссию и вынесли взыскание в виде замечания.

- Потом по инициативе Министерства юстиции была проведена проверка Вилейской юридической консультации, у всех адвокатов выявили мелкие нарушения в оформлении отчетности. 3 марта меня и коллегу, которая также активно защищала протестующих, вызвали на внеочередную аттестацию и попросили объяснить, почему я позволил себе выразить своё отношение к суду 25 сентября. С того дня я больше не оказывал юридическую помощь в качестве адвоката, решение о прекращении моей лицензии было принято Минюстом 24 марта 2021 года. У меня диплом Академии управления при президенте с отличием, 25 лет юридического стажа, я являюсь членом «Белорусского республиканского союза юристов», в 2002-2017 годах меня трижды избирали в руководящий орган этой организации, сейчас я являюсь действующим депутатом Вилейского районного совета депутатов 28 созыва.

У адвоката Андрей Барташевича забрали лицензию на адвокатскую деятельность, он не сможет больше защищать людей в судах, но продолжит оказывать юридическую помощь.

«Могу работать юристом на предприятии, юрисконсультом, надеюсь, что могу получить лицензию на оказание юридических услуг»

«Вследствие недостаточной квалификации», которую подтвердила комиссия на аттестации, лишили лицензии адвоката Елену Шинкаревич.

- Внеплановая переаттестация была назначена по результатам проверки Минской областной коллегии адвокатов. У ряда адвокатов обнаружили достаточно мелкие нарушения: где-то подписи нет, где-то дата не нанесена. Неофициальной причиной, я думаю, стало достаточно однозначное заявление моей позиции в том числе руководству Белорусской республиканской коллегии адвокатов. Возможно, повлияли посты в Facebook, какие-то комментарии в СМИ. Меня лишили лицензии и права заниматься адвокатской деятельностью, но не лишили юридического диплома, то есть я могу работать юристом на предприятии, юрисконсультом, надеюсь, что могу получить лицензию на оказание юридических услуг. Это значит, что я смогу оказывать юруслуги субъектам хозяйствования, юридическим лицам. Теоретически я могу пойти следователем, прокурором, судьей работать.

На внеплановой переаттестации, вспоминает Елена, большинство вопросов ей задавали по уголовному процессу и уголовному праву.

- Хотя я вообще не занимаюсь уголовными делами, что видно из моей статистики: там было указано, что за 8 лет у меня было одно уголовное дело, где я только написала надзорную жалобу.

По словам Елены Шинкаревич, на внеплановые переаттестации адвокатов вызывают нечасто.

- Как правило, такая волна всегда поднималась на каких-то этапах выборных кампаний, громких политических дел. В остальном это единичные случаи. Такой беспрецедентной волны, как это есть сейчас, не было никогда.

«Осваиваю новые компетенции, изучаю языки»

В феврале 2021 года были прекращены действия лицензий еще четырех адвокатов. Константин Михель и Максим Конон, как объясняли в Минюсте, приняли участие в несанкционированных массовых мероприятиях, что несовместимо со званием адвоката.

Поводом для прекращения лицензии адвоката Людмилы Казак, которая защищала Марию Колесникову, тоже стало административное правонарушение. Адвокат рассказывала о том, как ее задерживали: днём 24 сентября она встретилась с коллегой, собиралась ехать в суд на процесс. На улице Коммунистической ее окликнули по имени, а дальше к ней подбежали три человека в масках, усадили в автомобиль – ночь Людмила Казак провела на Окрестина, на следующий день суд признал ее виновной в неповиновении требованиям сотрудников милиции при задержании и назначил 25 базовых величин, или 675 рублей штрафа.

Людмилу Казак лишили лицензии в феврале

- Пока я отдыхаю. Юристом не работаю, осваиваю новые компетенции, языки изучаю, - рассказывает Людмила Казак. - Так что пока немного в другое окунулась. Ну и в понедельник, 22 марта я подала жалобу в суд Московского района на решение Министерства юстиции. В течении месяца жалобу должны хотя бы начать рассматривать.

Адвокат Михаил Кирилюк, член Координационного совета оппозиции, по мнению Минюста, «допустил в глобальной компьютерной сети Интернет публичные заявления, содержащие грубые, бестактные выражения в отношении представителей государственных органов» - речь идет о его постах в Facebook.

Комиссия решила, что действия Михеля, Конона, Казак и Кирилюка дискредитируют звание адвоката и адвокатуру, «что относится к проступку, несовместимому со званием адвоката, и влечет прекращение действия лицензии».

Осенью 2020 года без адвокатской лицензии осталась Юлия Леванчук, которая защищала в том числе владельца цветочного магазина Максима Хорошина. Журналистам Юлия рассказывала, что причиной рассмотрения вопроса о прекращении лицензии стала ее переписка с подругой. В Министерстве юстиции же заявили, что Леванчук «явилась инициатором переписки со следователем, в которой допустила угрозы в его адрес и в адрес членов его семьи».

«Профессиональной деятельностью заниматься я не имею права, поэтому пишу колонки и статьи»

Александр Пыльченко был адвокатом Виктора Бабарико с момента его ареста, защитником Марии Колесниковой. Претензии к нему появились после того, как адвокат дал комментарий порталу Tut.by, в котором он в том числе объяснил, какими полномочиями обладает генпрокурор и что он может предпринять в связи с опубликованными в СМИ видео и заявлениями людей об избиениях 9-12 августа.

Александр Пыльченко до прекращения действия лицензии защищал Виктора Бабарико. Фото: belta.by

В заявлении Минюста сказано, что Пыльченко «допустил в СМИ некомпетентные комментарии и фактически призывал к противоправным действиям, в том числе к блокированию и разоружению воинских подразделений. Заявления Пыльченко вводят общественность в заблуждение относительно полномочий государственных органов и не согласуются с процессуальными нормами».

Причиной прекращения лицензии в случае Леванчук и Пыльченко стало нарушение ими профессиональной этики и дискредитация звания адвоката.

- Профессиональной деятельностью заниматься я не имею права, поэтому сейчас пишу колонки и статьи, освещаю, какие предлагают изменения в законы, в том числе и об адвокатуре, - рассказал нам Александр Пыльченко. – Да, я лишился профессии. Если бы это произошло в какое-то обычное время – понятно. Но мои проблемы – это мелочь по сравнению с тем, что происходит с людьми, что происходит в стране. Так что лишение работы – это мелкие вопросы. Более того, если исходить из того, какие изменения предлагаются в закон об адвокатуре (имеется ввиду появившийся в интернете возможный проект закона – Ред.), думаю, что многие просто не захотят работать несмотря на то, что это единственное, что они умеют.