Общество10 апреля 2021 0:01

«А кому воно трэба? Вжэ з моды выйшло»: молодая горожанка переехала в деревню и учится у 89-летней ткачихи делать уникальные узоры

Пожилая женщина не очень-то верит, что ручное ткачество имеет ценность в современном мире, но все же делится опытом с приставучей соседкой
Инна Хомич переехала в деревню в Каменецком районе и учится ткать на кроснах прабабушки.

Инна Хомич переехала в деревню в Каменецком районе и учится ткать на кроснах прабабушки.

Фото: Оксана БРОВАЧ

– Баба Гандзя – гэта такі талент! Калі на яе посцілкі паглядзець – гэта шэдэўры! Дыванкі таксама. Нават не бачна, што яны тканыя, бо падобныя на завадскія, – хвалит пожилую соседку Инна Хомич.

Сэлфи с бабой Гандзей! Фото: Инна Хомич

Сэлфи с бабой Гандзей! Фото: Инна Хомич

Год назад Инна вместе с супругом Олегом переехала из Бреста в свою родную деревню Зеньки в Каменецком районе. Здесь она родилась, отсюда ее корни. После войны в Зеньках жило около 100 человек, а теперь не наберется и 20. Но умирающей и бесперспективной деревня уже не считается: супруги хвалятся, что тут живет шестеро несовершеннолетних детей! Пятеро у многодетной семьи Орловых и еще один – младенец Ярослав, который родился в начале года у Инны и Олега. Соседка баба Гандзя называет его своим внуком.

Благодаря Инне, Олегу и маленькому Ярославу в коляске деревня Зеньки уже не считается бесперспективной и умирающей.

Благодаря Инне, Олегу и маленькому Ярославу в коляске деревня Зеньки уже не считается бесперспективной и умирающей.

Фото: Оксана БРОВАЧ

С бабой Гандзей – по-русски ее имя звучит как Анна Зенчук, но так ее в деревне никто не называет – Инна знакома давно. Как журналистка, редактор и филолог она записывает за бабой Гандзей ее истории из жизни и диалектные слова. Тут, в Каменецком районе, говорят по-своему.

Например, слово «это» по-зеньковски будет «сито», а «когда-то» – «кулэсь». Баба Гандзя учит понаехавших из города справляться с деревенским бытом и рассадой, но больше всего Инну Хомич интересует ткачество. Ведь соседка осталась единственной мастерицей, которая может научить ткать, как это делали в Зеньках сто лет назад.

«В Зеньках ткали все»

– У нашай вёсцы тут усе ткалі. Ткала мая прапрабаба, а яшчэ бабіна цётка была зянькоўскай ткачыхай, яе тут усе ведалі. Спачатку ў бабы ставілі кросны – ткалі бабе дыванкі ці посцілкі. Пасля да бабінай сяброўкі пераходзілі, там таксама ставілі кросны і там ужо ткалі. Ва ўсіх дамах нашай радні ад бабы Ганны былі посцілкі. І мне таксама стала цікава навучыцца, – рассказывает Инна.

Этим кроснам в районе 100 лет – их только зачистили, чтобы посвежее выглядели.

Этим кроснам в районе 100 лет – их только зачистили, чтобы посвежее выглядели.

Фото: Оксана БРОВАЧ

На веранде ее дома стоит столетний ткацкий станок прапрабабушки – он занимает чуть ли не половину помещения. На нем Инна уже сделала на нем партию половиков с уникальным зеньковским узором.

– Я іх так выцыганьвала! Яны стаялі проста ў хляве, але я бабе паабяцала, што за гэта пастаўлю помнік прапрабабе і прапрадзеду, якім належалі гэтыя кросны. Калі мы іх перавозілі, нават запісвалі відэа, як іх збіраць. А калі ў нас у хаце здарыўся пажар, яны цудам засталіся цэлыя. Яны многа для мяне значаць, – делится молодая жительнице Зеньков.

Этим кроснам почти сто лет. Фото: Инна Хомич

Этим кроснам почти сто лет. Фото: Инна Хомич

Чтобы научиться ткать, Инна регулярно ходила на уроки к бабе Гандзе. Выспрашивала все в мельчайших подробностях: как навивать основу, какие нитки использовать, откуда берутся узоры. Передача векового опыта не всегда происходила гладко.

Научиться ткать не так-то и просто. Фото: Инна Хомич

Научиться ткать не так-то и просто. Фото: Инна Хомич

– Мы з бабай Гандзяй часам так сварыліся! Я прыходзіла і казала мужу: больш нічога ў яе не спытаю! Таму што пачынаецца: «Нащо воно тоби трэба». Спачатку, пакуль гэта быццам дзеля забавы я штосьці пытала – то яна расказвала. А калі зразумела, што я збіраюся гэтым сур’ёзна займацца, у яе такое непрыняцце было... Яна лічыць, што гэта занятак не для аднаго чалавека – і так яно ёсць, бо каб заправіць кросны, трэба тры чалавекі. Ці то яна думала, што я на яе моцна разлічваю, а яна ўжо стары чалавек, ці то лічыла, што для мяне гэта забаўка, я толькі ёй дурыць галаву прыйшла.... Але яна часам казала: «Шчэ тэбэ мне не хватало!» Быў у нас такі цяжкі перыяд, – вспоминает Инна Хомич.

Баба Гандзя еще и рушники вышивает. Фото: Инна Хомич

Баба Гандзя еще и рушники вышивает. Фото: Инна Хомич

Кросны – на дрова, покрывала – в шкаф

Хатка бабы Гандзи больше похожа на музей. Низенькая, маленькая. На кровати – тканое покрывало и пирамида из подушек, в углу иконы с вышитыми рушниками, на полу – тканые дорожки. Пожилая ткачиха уже плохо слышит, с ней надо разговаривать громко и на ее языке, но это не затрудняет общение – баба Гандзя та еще юмористка!

– А вот так живу. Мну лыжко, бо роботы ужо нема. Тыко так стараюсь, коб шо-нибудь зйисты посмачний – и в лыжко, – поднимается с кровати женщина и смеется.

Подушки пирамидой, постилка на кровати, постилка на стене – в доме бабы Гандзи все как бы по деревенскому по канону.

Подушки пирамидой, постилка на кровати, постилка на стене – в доме бабы Гандзи все как бы по деревенскому по канону.

Фото: Оксана БРОВАЧ

– Баба Гандзя, а витэ можэтэ показаты ваши постилки? – просим ее (говорим, конечно на местном диалекте).

– А кому воны потрибны? – сразу отмахивается баба Гандзя, а потом хитро улыбается. – Хочете подывытысь, якая я справна? То идитэ сюда, покажу я вам.

Все свое богатство баба Гандзя хранит не в сундуке, как в старину, а в шкафу. Она разворачивает одно за одным тканые покрывала – и захватывает дух от восторга, какие они все цветастые, приятные наощупь.

Баба Гандзя любит порой похвастаться, какая она «справна», но продавать свои постилки не готова.

Баба Гандзя любит порой похвастаться, какая она «справна», но продавать свои постилки не готова.

Фото: Оксана БРОВАЧ

– Таки хороши! – делаем комплимент мастерице.

– Я хороша, и вунэ хороши! – шутит в ответ баба Гандзя и смеется.

Это цветастое покрывало баба Гандзя хранит в шкафу, потому что «кому воно трэба».

Это цветастое покрывало баба Гандзя хранит в шкафу, потому что «кому воно трэба».

Фото: Оксана БРОВАЧ

На тканном в ручную полотне вышиты цветы.

На тканном в ручную полотне вышиты цветы.

Фото: Оксана БРОВАЧ

На вопрос, когда она последний раз ткала, старушка отвечает односложно: «Давно». А почему сейчас этим не занимается – потому что «вжэ своё одробэла».

Научилась ткать, говорит, она еще в детстве. Просто наблюдала за тем, как это делают старшие. Примерно так это сейчас делает Инна.

– Вона справно робыть чи не? – просим мастерицу дать оценку молодой ткачихе.

– Справно! Бо завзента (упрямая – Ред.) вэльмэ, – иронизирует баба Гандзя. – Хай робыть. Хоче – я покажу, шо знаю. Алэ зарэ в голови нэ тое, вжэ старэи мозги так нэ работають, дитэно.

Чтобы соткать такое покрывало, говорит баба Гандзя, нужно меньше месяца.

Чтобы соткать такое покрывало, говорит баба Гандзя, нужно меньше месяца.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Показать свой ткацкий станок, который когда-то делал еще ее дед, баба Гандзя не хочет – говорит, стоит в сарае, и вообще, на дрова его давно пора отдать.

– Закинула вжэ. Скажу Улеговы (Олегу, супругу Инны – Ред.), коб поризав на дровы.

– Не-е, я так заберу! – отговаривает Олег.

– А шо, ты будеш ткаты? Як подгодуетэ Ярослава, будэтэ трох ткаты!

– Я тут все сэло заставлю кроснами! – отшучивается сосед.

Этот рушник вышивала баба Гандзя, кружево тоже делала сама.

Этот рушник вышивала баба Гандзя, кружево тоже делала сама.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Описание процесса ткачества на словах от бабы Гандзи звучит примерно так: надо дощечкой переложить эту нитку сюда, эту нитку туда, потом ткать, потом затянуть шнурок, дощечку вытянуть, перебрать и все по новой. Ничего не понятно, но баба Гандзя не видит в этом ничего сверхсложного.

Главное, взять хорошие нитки. Ее покрывала – из самодельной овечьей пряжи или «з кужэлю» – изо льна.

Половики в доме бабы Гандзи.

Половики в доме бабы Гандзи.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Эти дорожки она выкинула на улицу проветриться.

Эти дорожки она выкинула на улицу проветриться.

Фото: Оксана БРОВАЧ

«Нащо воно тоби трэба?»

После короткой презентации гостям баба Гандзя снова прячет свои покрывала в шкаф. На вопрос, почему бы их не продавать, ткачиха только машет рукой и смеется:

– Хе-хе. Кому воно трэба? Тэпэр е хорошого всёго без этого! Вжэ воно з моды выйшло!

Баба Гандзя свои тканые покрывала бережет, но не до конца верит, что они кому-то кроме нее нужны.

Баба Гандзя свои тканые покрывала бережет, но не до конца верит, что они кому-то кроме нее нужны.

Фото: Оксана БРОВАЧ

Баба Гандзя так часто говорит, «кому воно трэба», что даже не понятно – то ли кокетничает, то ли в действительности в это верит. Но похоже, что своими постилками и половиками она все же дорожит. Инна старается убедить бабу Гандзю в том, что ее изделия имеют ценность. Пока безуспешно.

Свои постилки баба Гандзя бережет – периодически вывешивает проветрить. Фото: Инна Хомич

Свои постилки баба Гандзя бережет – периодически вывешивает проветрить. Фото: Инна Хомич

– У яе на ўсё такі каментар. Кажу: «Пакажыце, як шкарпэткі вязаць». – «Нащо воно тоби трэба, зарэ стылько всёго продаецця!». Зрабілі мы хлеб самі, а яна: «Нащо робыты, колы можно купыты», – вздыхает Инна. – Старыя людзі не разумеюць, што гэта штучны тавар і ён мае свой кошт. Што гэта не толькі нейкі сентымент, што тут можа быць і прагматычны момант. Я расказваю бабе Гандзе, што яна можа прадаваць свае палавікі, але яна прапускае гэта міма вушэй. Яна не бачыла, каб такое прадавалася. Раней ніхто ў яе такое не купляў, у яе няма такога досведа.

Такие половики получаются у Инны – с традиционным зеньковским узором. Фото: Инна Хомич

Такие половики получаются у Инны – с традиционным зеньковским узором. Фото: Инна Хомич

Теперь, пока в доме есть младенец, занятия ткачеством поставлены на паузу. Но на днях Баба Гандзя заходила к своей ученице проведать названного внука и пообещала, что поможет заправить станок – чтобы Инна летом могла ткать.

Одному заправить станок невозможно – нужна посторонняя помощь. Баба Гандзя согласилась помочь Инне.

Одному заправить станок невозможно – нужна посторонняя помощь. Баба Гандзя согласилась помочь Инне.

Фото: Оксана БРОВАЧ

– Зараз я пакуль што зусім не магу гэтым займацца - малое дзіця. На будучыню я збіраюся гэта развіваць, мне гэта падабаецца, - обещает молодая жительница Зеньков. – Спадзяюся, баба Гандзя мяне яшчэ чамусьці навучыць. Яна, канешне, перад гэтым павымаўляе мне! Але гэта ўсё па-суседску, па-добраму. Мы з ёй вельмі сябруем.