Общество5 мая 2021 12:02

10 главных родительских ошибок: почему нельзя жить ради ребенка и играть с ним в демократию

Семейный психолог Екатерина Мурашова - об основных заблуждениях, связанных с воспитанием ребенка
Родители во всем стараются поддержать своего ребенка, но иногда это ошибка.

Родители во всем стараются поддержать своего ребенка, но иногда это ошибка.

Фото: Алексей ФОКИН

Год назад в моей личной библиотеке появилась книга «С любовью о детях и психологии», на обложке которой стоит две фамилии. Собственно, автор у книги один - известный детский и семейный психолог Екатерина Мурашова, которая работает в обычной районной поликлинике в Санкт-Петербурге и выступает с публичными лекциями в разных странах. А я, журналист белорусской «Комсомолки» Наталия Кривец, просто помогла этим лекциям стать книгой. Она выдержала уже несколько переизданий и пользуется завидным спросом. Несколько отрывков из книги с разрешения издательства «Дискурс» мы решили представить в рамках нашего «Психологического практикума». Сегодня первый выпуск. Это хорошие подсказки для тех, кто хочет грамотно выстроить взаимоотношения со своим ребенком и кому не все равно, каким он вырастет.

Автор книги Екатерина Мурашова - известный семейный психолог.

Автор книги Екатерина Мурашова - известный семейный психолог.

Когда ребенок приходит в этот мир, мы хотим, чтобы он был счастлив и вырос хорошим человеком. Но в какой-то момент начинают происходить сбои, ведущие к противоположному эффекту. Что делает хорошая, но тревожная мама? Она анализирует ситуацию, пытается найти свою ошибку, чтобы исправить ее, и чаще всего делает один из таких выводов: «Я с ним слишком строга», «Я с ним слишком лояльна», «Я ему слишком много позволяю», «Я ему слишком мало позволяю».

Все это не ошибки, а варианты. Ребенок, приходя в жизнь, готов приспособиться практически ко всему - к умной или глупой, мягкой или строгой матери, к авторитарному или «пластилиновому» отцу. И ничего из этого не является ошибкой. А что является?

1. Я буду жить для своего ребенка, его воспитание - моя основная задача

Это самая злокачественная и безнравственная ошибка по отношению к тому, кого назначают смыслом. Никто не может быть целью ни для кого - это слишком большая ответственность. Если я живу для тебя, ты должен мне чем-то ответить, соответствовать моим ожиданиям. Наступает момент, когда ребенок этого сделать не может, из-за чего начинает испытывать чувство вины. Он понимает, на какие жертвы пошли ради него родители.

В межполовых отношениях тоже не редкость, когда женщина говорит мужчине: «Я буду жить ради тебя, дорогой, я так тебя люблю», а мужчина женщине: «Ты моя звезда, ты мой смысл жизни». Но если в межполовых отношениях всегда можно уйти от партнера, то в детско-родительском союзе ребенку бежать некуда.

Еще двести лет назад женщина имела пятерых-шестерых детей, небольшое кладбище умерших младенцев и жила для того, чтобы поставить на ноги выживших. Дети вполне спокойно это воспринимали, потому что ее самопожертвование делилось на всех. Сейчас зачастую на одного ребенка сваливается не только мать, живущая ради него, а еще бабушки и дедушки с двух сторон, которые долго-долго его ждали. Для ребенка это тяжело психологически, в связи с этим могут возникнуть проблемы. Всего одной ошибки, связанной с установкой «мне есть для чего жить», хватит, чтобы обеспечить невротическое развитие у ребенка.

Как исправить эту ошибку? Не назначайте ребенка смыслом своей жизни. Это непосильно для него и безнравственно по отношению к нему.

Как-то ко мне пришла женщина, которой я дала этот совет. И услышала в ответ: «Я чувствую, что вы правы, и даже жалею, что пришла. Я 29 лет жила, не понимая, что я вообще тут делаю, и вот родила и поняла, что я же Мать! А вы у меня отнимаете этот смысл жизни. Опять надо что-то искать». Искать надо, но исходя не из соображений самореализации, а исключительно из интересов ребенка.

2. Игра в демократию

«Ребенок - равная мне личность, и я должна в нем это уважать. А поскольку он маленький и возможностей у него гораздо меньше, то я должна прислушиваться к его просьбам. Скажем, я пришла с работы, дико устала и хочу полежать хотя бы полчаса на диване, а ребенок по мне соскучился и хочет со мной играть. А он же личность. Значит, я должна наступить на горло собственной песне и пойти с ним играть, потому что он этого хочет, в этой игре его самореализация. Или, например, ребенок говорит: «Я не хочу рис, свари мне гречневую кашу». Он же сам не может сварить себе гречневую кашу, но он же равная мне личность, поэтому я пойду и сварю ему гречневую кашу».

Зачастую игра в демократию уходит с корнями в детство родителей. У большинства из них были сложные отношения в семье, поэтому теперь они хотят стать друзьями для своих детей. Как правило, это прихиппованная мать-одиночка с сыном, который согласен на все, лишь бы она его не трогала, а она пытается быть хорошей матерью и другом.

Нет никакого равенства и быть не может: вы и ваш ребенок не равны. Личность в нем проявляется постепенно, не сразу. И этой личности поначалу надо знать, где стоят границы. Он должен знать, что вы поиграете с ним, но не прямо сейчас, а когда отдохнете, потому что устали на работе. И что на ужин будет рис, а не гречневая каша, потому что вы так решили. Это то, что удобно вам, а не ему. И это единственный вариант демократического воспитания. Ребенок пришел в мир под ваше крыло, и пока он сам не готов быть взрослой уткой, вы должны забыть об игре в демократию.

Екатерина Мурашова - семейный психолог и писатель. Фото: личный архив

Екатерина Мурашова - семейный психолог и писатель. Фото: личный архив

3. Существует правильная модель воспитания

У многих родителей есть иллюзия, что существует единственно верная модель воспитания, надо лишь найти ее (у психолога, в интернете, на лекциях, в книгах), использовать, и усилия окупятся сторицей. Это достаточно зловредный миф, и понятно, откуда он в наш информационный век берется.

Вот ребенка принесли из роддома, и его надо куда-то положить. Судорожно набирается в интернете: «Где ребенку спать удобней?» Мама открывает первую из миллиона ссылок, и там написано, что ребенок должен спать с мамой, потому что он еще недавно был ее частью, биение ее сердца его успокаивает, он не вырастет неврастеником, мать в любую секунду может его покормить. Звучит логично.

Но мама начинает читать дальше, и под третьей ссылкой написано, что ребенок должен спать отдельно: это позволяет ему сформировать режим, понять, что в мире есть какие-то границы. Это тоже звучит логично.

На самом деле единственный критерий, на который стоит опираться в любой непонятной ситуации при воспитании ребенка, - это вы сами. Считаете, что правильно будет брать малыша на ночь в свою кровать и кормить по требованию - берите и кормите. Уверены, что ему лучше спать в своей кроватке, - пусть спит там. Делайте то, что вам удобно, поскольку, ребенок готов приспособиться ко всему спектру человеческого существования. Задача взрослого - установить границы для ребенка и сформировать свою модель воспитания.

«Я-то делаю все правильно, - говорит мама, - но как быть, когда в процесс воспитания вмешиваются бабушки и дедушки? Я не разрешаю дочке играть со своей косметикой, но, когда дочка приходит к бабушке, та ей все разрешает».

Тут надо понимать, что ребенку нужно всего лишь знать, в какую семью он попал в данный момент. Он все равно будет знать границы: бабушкину косметику брать можно, мамину - нельзя, с мамой можно есть мороженое на улице, с бабушкой - нельзя. Никакого разрыва шаблона в его голове не произойдет. Границы, по которым ребенок живет дома или вне дома, включатся по щелчку.

Когда ребенок начинает не дотягивать до определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, мама впадает в депрессию, ведь она уже все распланировала.

Когда ребенок начинает не дотягивать до определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, мама впадает в депрессию, ведь она уже все распланировала.

Фото: Евгения ГУСЕВА

4. Ребенок сам справится с учебой

«Со мной уроки не делали, но я же выучился, вырос нормальным человеком. Значит, есть какая-то гарантия, что и мой ребенок сам сможет справиться».

В традиционном обществе, где жизнь внучки не отличалась от жизни ее бабушки, где одно и то же свадебное платье передавалось из поколения в поколение, это действительно работало. Но сегодня это не работает. Более того, мир, в котором вы воспитываете своего ребенка, - не тот, в котором воспитывали вас. И вы - это не ваши родители, а ваш ребенок - не вы, он может отличаться от вас по темпераменту, силе нервной системы и другим параметрам.

Допустим, вы пробуете ходить с детьми в походы, потому что ваш папа всегда так делал. Какое-то время вы это делаете, а потом… Я помню, как моя двенадцатилетняя дочь сказала мне: «В этой палатке с дымом и комарами сами сидите». А сын так и продолжал ходить с нами, ему нравилось. Среда обычно дает яркую понятную обратную связь. Но применять чужие модели, а тем более пускать все на самотек - не лучший вариант решения проблемы. Есть шанс, что ребенок со всем справится сам и сможет многого достичь, но, чтобы увеличить этот шанс, помогите своему ребенку.

5. Воспитывать надо кнутом и пряником

Подход весьма распространенный. Чем он чреват?

Все родители хотят, чтобы их дети не воровали. Есть два типа людей, которые не воруют. Одни боятся попасть в тюрьму. Они проходят через так называемое оглобельное воспитание, то есть воспитание с помощью оглобли. Украл - получи за это. Другие не воруют, потому что чувствуют, что запачкаются в этом: брать чужое нельзя. Для них это внутренний нравственный закон, заложенный с детства значимым взрослым. Вам остается для себя решить одну вещь: вы хотите, чтобы ваши дети не воровали по первому или по второму типу?

Много лет назад, когда я только начинала работать, ко мне пришла молодая пара: «Нашей дочке полтора года, она не говорит еще. Мы живем в одной квартире с бабушкой, которая пережила блокаду. Когда дочка крошит хлеб, бабушке становится плохо, она хватается за сердце и пьет валидол. Дочка уловила эту закономерность. Как бабушку увидит, так начинает хлеб крошить. Что нам делать?» Я предложила попробовать сыграть на эмоциях. Они согласились. Поговорили с бабушкой. И когда ребенок радостно, глядя на бабушку, принялся крошить хлеб, их оставили в кухне вдвоем. А бабушка начала вспоминать войну и рассказывать про хлебные крошки в блокаду. Малышка, конечно же, ничего не понимала, но, когда бабушка начала плакать от воспоминаний, малышка тоже заплакала. Прибежали родители, уложили бабушку на диван, дали валидол. Неделю после этого девочка убирала руку за спину, когда ей протягивали хлеб. Потом снова начала его есть, но уже не крошила.

Спустя несколько лет ко мне подошла женщина и сказала: «Мы вас недавно вспоминали». И напомнила мне ту историю с хлебными крошками. Бабушка у них умерла, дочке недавно исполнилось шесть лет. Воспитательница в детском саду как-то сказала родителям: «У вашей девочки есть одна особенность: она очень трепетно относится к хлебу и, если за другим столом кто-то роняет хлеб, она вскакивает, поднимает его и говорит: “Нельзя”».

Вывод из этой истории простой: внутренний нравственный закон нельзя сформировать при помощи кнута и пряника. Если наказать ребенка за то, что он крошит хлеб, можно лишь прекратить нежелательное поведение. А если рассказать ребенку историю про бабушку-блокадницу, в нем можно воспитать привычку не бросать хлеб на пол.

6. Дети не зверушки

Вы уверены в этом? Когда дети рождаются, они на 80 % маленькие зверушки. И вещи, которые применимы к воспитанию котят, щенят и других животных, к нему тоже применимы, и в первую очередь в плане определения границ.

Вы говорите своему полуторагодовалому сыну: «Не ходи, Петя, в лужу». Петя, глядя вам в глаза, разумеется, идет в лужу. Его интерес - не сама лужа, а ваша реакция. Что это, по-вашему? Это ровно та же исследовательская биологическая программа, которая работает у всех детенышей высших млекопитающих. Официальный вопрос этой программы «что будет?», неофициальный - «как далеко я могу зайти?» Ответы должны быть такими же, как при дрессировке животных. Никакие причинно-следственные связи здесь вообще не нужны, а граница должна быть четко обозначена.

Где должна стоять граница? Да где угодно! Скажем, ребенок не хочет ни с кем в песочнице делиться своим самосвалом. Вы ему говорите: «Зайчик, мне нравится, когда делятся игрушками. Но, с другой стороны, если ты сам еще не наигрался с этим самосвалом, может, мы не будем брать его в песочницу, может, ты с ним дома поиграешь? Если ты хочешь его брать с собой, ты должен знать, что на него будут претендовать. Я считаю, что ты имеешь право не давать, но драки разбирать не буду. Если ты готов сам отстаивать свою игрушку, то бери». Он берет игрушку, ее хотят отобрать, ребенок дерется, игрушку в пылу борьбы ломают. Вы говорите: «Все так, как я и думала, но я считаю, что ты по-прежнему можешь отстаивать свою игрушку». Ребенок услышал ваш намек и дал самосвал другому мальчику. Вот в этом месте вы должны взять ответственность на себя и сказать: «Малыш, я знала, что тебе самосвалом тяжело делиться, но ты поделился, и мне это приятно». Положительное подкрепление - это важно. Когда ваш ребенок совершает что-то хорошее - в особенности, если раньше в подобной ситуации он поступал наоборот, - говорите ему о том, как это хорошо. Ребенок хочет быть хорошим и, подмечая моменты, за которые его хвалят, будет пытаться повторить их.

Разумеется, вы можете установить другую границу и запретить ребенку давать свои игрушки другим детям - это ваше право. Если вы считаете, что ребенка нельзя ни в чем ограничивать, вы тоже имеете право. Никто вам не диктует, где ставить границу. Но то, что вы ребенку запретите, должно быть запрещено без объяснения причин. Это биологическая программа, она не нуждается в причинах - она нуждается в исполнении.

То, что вы ребенку запретите, должно быть запрещено без объяснения причин. Это биологическая программа, она не нуждается в причинах - она нуждается в исполнении.

То, что вы ребенку запретите, должно быть запрещено без объяснения причин. Это биологическая программа, она не нуждается в причинах - она нуждается в исполнении.

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

7. С ребенком всегда можно договориться

Договориться можно, но не всегда. Как часто можно услышать от мамы: «Я прямо не знаю, что делать. Мы с ребенком договорились, что он будет только два часа в день играть с планшетом. Но нет, он его из рук не выпускает».

Сегодня лучшие умы человечества направлены на гаджеты. Каждый день они работают над тем, чтобы гаджеты становились все лучше и совершеннее и чтобы ваш ребенок прилип к телефону, компьютеру или планшету и не мог от него отклеиться. Надо понимать расстановку сил.

Но это не значит, что с ребенком не надо договариваться. Иногда можно. Однако надо понимать, что когда вы договариваетесь с маленьким ребенком, то вы пытаетесь договориться со структурой, существенно отличающейся от вас в интеллектуальном, психофизиологическом и морально-этическом плане. Иногда нужно сказать, что будет так, как вы решили, потому что вы старше и опытнее. Не стоит объяснять, как работает электрический ток, потому что ребенка это не волнует, он просто хочет засунуть пальцы в розетку. Начинать договариваться надо тогда, когда у ребенка сформируются представления о причинно-следственной связи и он начнет задавать вопрос «почему», на который вы обязаны будете ответить. Такое созревание обычно происходит после трех лет.

8. То, что правильно для меня, правильно и для ребенка

Нет. Но вы знаете почему? Потому что вы с ребенком разные люди, вы находитесь на разных жизненных этапах. Ошибочно полагать, что если учительница в школе говорит, что ваш ребенок умненький и ему просто нужно немного больше стараться, или вы приводите ему примеры других детей, которые взялись за ум, то рано или поздно ребенок поймет, что нужно взяться за учебу. То, что для вас очевидно и правильно, для него не очевидно и неправильно. Вменяемый отец и вменяемая мать понимают, что некоторые вещи в ребенка запихать нельзя. Но попробовать можно.

9. Я взрослее и умнее ребенка и лучше знаю, что ему нужно

Логически это непротиворечиво, у ребенка действительно гораздо меньше информации, сил, способностей формировать причинно-следственные связи. Но он - не вы. И то, что нужно вам, ребенку может совсем не пригодиться, потому что он другой, у него могут быть совершенно другие потребности. Можно пробовать рассказать ему о своих взглядах, но при этом показывать, что это ваше мнение: «мне кажется», «я так думаю». Не говорите, что всем очевидно, что высшее образование нужно. Это очевидно всем, кроме тех, кто и без него нашел свое место в жизни и счастлив. Когда вы говорите ребенку: «Учи английский, он тебе пригодится, без английского сейчас нельзя», подразумевается, что вы не просто знаете, как все будет в будущем. Вы еще знаете, как туда впишется или не впишется ваш ребенок. Будьте честны сами с собой. Спросите себя и дайте себе ответ: вы действительно знаете, как будет выглядеть будущее вашего ребенка, что ему надо будет?

Двести лет назад очень серьезным проектом для обычной крестьянской семьи было научить ребенка читать. Если в крестьянской семье кто-то мог читать Библию, это было круто. По методике, которая тогда применялась, чтению обучались четыре ребенка из десяти, шесть оказывались необучаемы. Когда методика поменялась, оказалось, что практически все могут научиться читать.

Зато двести лет назад никаких сил не нужно было, чтобы научить ребенка эмпатии, умению прочитывать чувства других людей и изменять свое поведение под происходящее. Ребенок рождался и жил в огромной крестьянской семье, и основное, что он делал, — наблюдал, сколько выпил отец, в каком настроении мать, можно лишний пирожок попросить или лучше сглотнуть слюну и промолчать. Ребенок постоянно находился в сканировании эмоционального состояния его социума. Семья нисколько не вкладывалась в то, чтобы обучать ребенка эмоциональному интеллекту.

А сейчас? Меня часто спрашивают, как обучить этому ребенка - считывать, анализировать чужие чувства, свои чувства и изменять свое поведение в соответствии со считанным. Но таких кружков нет.

К чему я веду? А к тому: не готовы ли вы рассмотреть гипотезу, что через двадцать лет, когда синдром Аспергера и аутизм распространятся еще больше, будут ценится эмпаты? И на вершине социальной пирамиды окажутся они, а не те, кого обучают английскому языку.

Вещи, которые применимы к воспитанию котят, щенят и других животных, к ребенку тоже применимы, и в первую очередь в плане определения границ, считает Екатерина Мурашова.

Вещи, которые применимы к воспитанию котят, щенят и других животных, к ребенку тоже применимы, и в первую очередь в плане определения границ, считает Екатерина Мурашова.

Фото: Светлана Макеева

10. Ребенок решит мои проблемы

Эту ошибку делает тот, кто считает: «Теперь, когда у меня есть ребенок, я больше никогда не буду одинока/одинок». Или: «Сейчас я обучу его всему, чему считаю нужным, и у меня всегда будет человек, который меня понимает». Или: «Мы не смогли реализоваться, потому что были тяжелые времена, а вот наши дети станут богатыми и знаменитыми, мы все сделаем для этого».

Когда родители не смогли реализовать какие-то собственные потребности и теперь проецируют их на ребенка, они забывают о том, за всем этим есть живой человек, со своим мировосприятием и интересами. И когда он начинает не дотягивать до определенного уровня или отказывается делать то, что ему не нравится, мама впадает в депрессию, ведь она уже все распланировала.

Не надо взгромождать на ребенка чужие ожидания. Он пришел в этот мир не для того, чтобы вы решали свои проблемы. Он пришел как новая сущность, и решать должен он, а не вы. Мир через вас создает что-то новое, и это настоящее чудо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Английский, пед, мед, логопед за 5 долларов в час? Даже не отзываюсь»: узнали цены на услуги нянь в Беларуси, требования и страхи родителей (подробнее тут)

«Ежика, собачку и смарт-часы!»: психолог объясняет, как выкрутиться, если желания детей не совпадают с возможностями Деда Мороза (читать)