Общество18 июля 2021 1:00

«Когда построили метро, за часть сада дали деньги, подарили туалет, а с участка у меня - лучший вид на город»: посмотрели, как живет частный сектор в самом центре Минска

Люди здесь выращивают огурцы на грядках, в садах зреют яблоки и черешня, а через дорогу Музыкальный театр, Немига - в трех остановках
Частные дома притаились на горочке - напротив Музыкального театра

Частные дома притаились на горочке - напротив Музыкального театра

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Почти центр Минска: до вокзала - одна остановка, до метро Грушевка – четыре, Романовская Слобода и Немига - в двух-трех. А до недавно построенной станции «Площадь Францишка Богушевича» - метров сто максимум. В общем, не локация - а мечта многих. И здесь живут люди, и не просто живут, а в частных домах - с огородами, яблоневыми садами и плодоносящими вишнями и черешнями.

Поднялся по лестнице, и ты - в атмосферном месте

Поднялся по лестнице, и ты - в атмосферном месте

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Речь идет о Северном переулке (см. СПРАВКА "КП"), который находится прямо напротив Музыкального театра - ровно , через площадь с активным круговым движением. Чтобы попасть в это удивительное во всех смыслах место нужно просто выйти из метро и подняться по свежеотстроенной лестнице.

Постройки разного уровня ухоженности, но коттеджей здесь нет

Постройки разного уровня ухоженности, но коттеджей здесь нет

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Поднимаешься и оказываешься в какой-то неожиданной тишине - снизу снуют и шумят машины, мчатся троллейбусы-автобусы, а ты вдруг оказываешься в центре деревенской жизни. По обе стороны дороги - частные дома, деревянные, в массе своей одноэтажные. Домов, правда, немного. Где-то подает голос петух, слышны гудки поездов. Сельская романтика. Дома здесь разной степени ухоженности, но о добротных коттеджах речь не идет в принципе - типичные одноэтажные избушки, некоторые из которых уже покосились и дают сильный крен в одну из сторон.

В воздухе витает легкий аромат яблок и еще чего-то, неуловимого

В воздухе витает легкий аромат яблок и еще чего-то, неуловимого

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

У каждого дома, как и положено, - двор, огороженный забором. В воздухе пахнет чем-то неуловимо родным: яблоками, дорожной пылью. Среди прочих жилых построек выделяется первый - если подняться по лестнице - дом: аккуратный забор, окна оформлены деревянными ажурными резными наличниками. Под ними - клумба с буйством зелени и цветов.

Дом историей, которому больще века

Дом историей, которому больще века

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Калитка на удивление не заперта – возможно, хозяева дома. На свой страх и риск вхожу во двор - настоящий деревенский, не самый ухоженный: пару грядок, какие-то поленья, прямо на дорожке, ведущей ко входу, стоят штук семь-восемь наполненных водой пятилитровых бутылок. Оказалось, что входов в дом оказалось как минимум два. Стучу в первую дверь, однако вышедшая оттуда женщина средних лет рассказать о том, как живется в «деревне в центре Минска» наотрез отказывается.

Воду носят бутылками

Воду носят бутылками

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Вы лучше постучите в соседнюю дверь, там может быть вам что-то и расскажут.

Сказано - сделано.

Как утверждает Георгий, дом псстроен в 1911 году

Как утверждает Георгий, дом псстроен в 1911 году

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

На стук выходит седовласый мужчина с голым торсом, в шортах и кепке.

- Да что вам рассказать, живем тут и живем, - неохотно отвечает он на мой, быть может не самый тактичный интерес. – Люди, как люди.

Георгию - семьдесят пять, хотя выглядит он, объективно, гораздо моложе.

- У меня редкое отчество. Моего отца звали Савватий, так что я - Георгий Савватьевич. Что вам рассказать? В этом доме я живу уже около четверти века - почти двадцать пять лет. Живу не один. Точнее, один, но рядом - сами видели еще один вход.

- Как оказались здесь? Такое место, атмосферное...

- Дом достался мне от родной тети - маминой сестры. Сам я родился в Гродно, там вырос, работал. Дом этот 1911 года, его строила моя бабушка. Сколько себя помню, когда приезжал сюда погостить, всегда на стене висели два портрета - самой бабушки и еще одной женщины.

Урожай спеет и обещает быть достойным

Урожай спеет и обещает быть достойным

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

По семейной легенде это была, как ее называли, «генеральша».

- Вероятно, какая-то помещица, не знаю. Но по той же самой легенде именно она помогла бабушке со строительством дома, говорили, что помогла лесом - дала круглую древесину. Видите, дому больше сотни лет, но еще держится, древесина крепкая - царя помнит, войну выстояла, советскую власть пережила.

Колонка - через дорогу

Колонка - через дорогу

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Вообще, этот дом для меня - счастье. Детское счастье. Дело в том, что с родителями и старшим братом мы жили в Гродно очень и очень небогато. Почти бедно. Плюс характер у моего отца был жесткий, властный. С ним особо не поспорить было, да и мама, как мне кажется, больше любила моего брата. Я как бы был всегда вторым номером. А когда я сюда приезжал, к бабушке, к тете - здесь меня окружали таким теплом, любовью, заботой, что словами не сказать. Такие воспоминания. Я даже сейчас закрываю глаза и могу перенестись в то время - счастье, что и говорить.

- А какой была усадьба здесь во времена в вашего детства?

- Дом, сад. Все просто. Сейчас сада уже нет, осталось только пару деревьев во дворе. Вот эту черешню сажал я, - Георгий показывает на немолодое и с виду не очень здоровое дерево. - Когда я сюда перебрался из Гродно, то за садом пытался ухаживать. А несколько лет назад, когда строили метро, территорию сада просто «срезали» экскаваторами. Сейчас двор - пару метров и сразу забор, за ним - обрыв. А раньше обрыва этого не было, был сад, деревья, яблони, я, бывало, спал там летними ночами в гамаке.

На грядках - огурчики

На грядках - огурчики

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Вообще, все, увы, разрушено и разрушается. Тетя моя погибла в пожаре - этот дом горел. Но не сгорел полностью. А тети не стало. Получил наследство, переехал сюда, работал в школе номер 60, здесь недалеко - на улице Либкнехта.

Внизу бушует движение транспорта

Внизу бушует движение транспорта

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А какие удобства есть в доме? Все-таки центр города?

- Удобства? Колонка на улице, у соседнего дома. Видели? - Георгий показывает за забор, где действительно виднеется окрашенная в голубой цвет колонка. – Это собственно, все удобства, - смеется мужчина. - Каждому, кто здесь, на этой улице живет, дали рычаг - приходишь с ним, вставляешь, нажимаешь - вот и вода льется. Так что постороннему будет тяжело воды из колонки добыть - стационарного рычага, как было раньше, уже нет. В доме - печка. Это все. Долгие годы не разрешали в дом ни воду провести, ни канализацию. Ничего нельзя было облагородить. А теперь я бы этим, может, и занялся, но сил уже нет. Самое замечательное место во дворе - это, извините, туалет, - Георгий указывает на очевидно самую новую постройку на его территории: крепко сбитый домик с новой крышей.

Туалет Георгию подарили метростроевцы

Туалет Георгию подарили метростроевцы

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Туалет – это подарок, только дарственной таблички нет, - иронизирует он на мой недоуменный взгляд. - Метростроевцы подарили. Когда забрали территорию сада, то забрали и туалет - он находился на краю участка. Ну, должны же были возместить – построили этот туалет. Вид из него такой, что закачаешься - самый красивый вид, считаю - площадь, театр. Еще метростроевцы построили забор, даже покрасили его.

На чердаке строится комната для кошек

На чердаке строится комната для кошек

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А за сам сад деньгами возместили?

- Вообще, когда строили эту станцию метро, я, кстати, считаю, что она здесь совершенно без надобности, то многие дома соседские снесли, людям дали квартиры. А на нашем доме снос остановился. А за сад - да, дали денег, много, я в жизни столько в руках не держал.

Здесь раньше был сад, который относился к усадьбе тети Георгия. При строительстве метро его не стало

Здесь раньше был сад, который относился к усадьбе тети Георгия. При строительстве метро его не стало

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- А если бы вам предложили: дом – под снос, вам и всем, кто здесь живет и имеет на это право - по квартире. Согласились бы?

- Не знаю, если бы и согласился, то только из-за того, что живу с чужими людьми под одной крышей. Но уже, думаю, буду доживать здесь. Но я не одинокий, не подумайте, есть сын. Правда, живет он под Минском.

Вид действительно хорош

Вид действительно хорош

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Ну а я живу в комнате - 9 квадратных метров. Тесновато, поэтому в дом пригласить не могу. Вообще комнат в доме целых шесть. Еще у меня есть кошки любимые. Их четыре - те, которые постоянные, которые круглый год живут со мной. Еще шесть - пришлые. Мне вообще котят подкидывают, ну а я… Я не могу отказать им, все-таки божье создание - беру, выхаживаю, кормлю. Сейчас вот затеял - на чердаке строю им комнату, потолок там низкий, но котам будет в самый раз, - указывает наверх Георгий, провожая нас с фотографом к калитке.

"Соседние дома снесли, а на нашем доме снос остановился"

"Соседние дома снесли, а на нашем доме снос остановился"

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Извините, во дворе у нас не очень убрано. Но как есть. Зато уже огурцы пошли, грунтовые, прямо с грядки. Хотите, угощу? А вообще, хоть это и центр Минска, хоть и вокзал - рукой подать… Но это и не город, и не деревня. Духа настоящего, того самого, что был в моем детстве, здесь уже не осталось. Много соседских домов уже нет. Людей нет. Но жизнь - продолжается. Бывает утром выйду в двор, подойду к забору - машины мчатся, люди бегут. Жизнь бежит, ну а я - смотрю за всем этим, у меня же самый лучший вид из туалета открывается, я же говорил.

В доме есть печь, дрова жилец регулярно покупает

В доме есть печь, дрова жилец регулярно покупает

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

СПРАВКА "КП"

История Северного переулка связана с важным для Минска событием - строительством Либаво-Роменской железной дороги. Вдоль нее в городе один за другим шли окраины железнодорожников: Нижняя и Верхняя Ляховка, Чистки, Добрые мысли, Грушевка, а затем появился и Северный переулок. В начале ХХ столетия он был сформирован как часть пригорода под названием Плещанка.

Переулок состоял поначалу из двух кварталов, где было около 40 усадеб. Сохранившиеся дома построили в период с 1904 по 1940 год. Район переулка был частично перестроен в 1960-1970-е годы - тогда расширяли улицу Клары Цеткин и проспект Дзержинского. Второй этап перестройки - строительство третьей линии метро, четыре станции которой открылись осенью 2020 года.

В 2016 году был представлен новый градостроительный проект. Его границы - улицы Московская, Цеткин, Кальварийская и участок железной дороги. Были разговоры о том, что деревянные постройки Северного поселка передадут инвесторам – под объекты общественного питания. Тогда одни жители Северного переулка были готовы получить комфортабельные квартиры вместо своих деревянных домов, другие же были категорически против таких перспектив.

- Мне, как историку, не дает покоя судьба Северного переулка, - говорил тогда в интервью «Комсомолке» историк и искусствовед Сергей Харевский. - Это ценнейшая историческая постройка XIX века. Этот культурный комплекс построили одновременно с Брест-Литовским вокзалом, он выполнен по единому проекту. Теперь его планируют реконструировать и отдать под кафе и общепит. Речь идет лишь о сохранении фундамента, а не целого здания! То есть получим вторую Зыбицкую. Реконструировать дома нужно с сохранением целостности комплекса. Так, как в европейских столицах.

С тех пор многое изменилось, третья ветка метро уже давно работает. Снесли несколько домов, ну а большинство усадеб - как и участок с домом, где живет Георгий – сохранились на своем месте.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дмитрий Губерниев, Анита Цой, Лариса Долина, Стас Пьеха: кто приехал на «Славянский базар» на поезде и как их встретили на вокзале (тут - подробности)

Интересное