Общество21 июля 2021 11:52

«Мне говорили, что она никогда не проснется»: в 18 лет минчанка Юлия Янкевич попала под трамвай и через пять месяцев чудом вышла из комы

Сейчас ей 21, и ее мама верит в то, что дочь встанет на ноги и станет независимой
Юля до аварии и после. Она полна позитива и надежд на выздоровление. Фото: личный архив

Юля до аварии и после. Она полна позитива и надежд на выздоровление. Фото: личный архив

Никогда не сдавайся. Мы слышим это в любой ситуации, которая вышла из-под контроля. Начинаем подбадривать, призывая из памяти подходящие пословицы и поговорки, заряженные на оптимизм. «Под лежачий камень вода не течет», «На Бога надейся, а сам не плошай», «Капля камень точит»… Так вот, история Элеоноры и ее дочки Юлии - воплощение всех этих народных мудростей, заряженных на оптимизм. Хотя сама ситуация, в которой они оказались, совсем не располагает к последнему.

«Был момент, когда сказали: пригласите священника»

Дружелюбная, успешная, активная и целеустремленная Юля Янкевич, мамина гордость и надежда, представляла свое будущее в самых ярких красках. Она собиралась стать дизайнером интерьеров, после школы поступила в Варшавскую академию.

- Она только начала обучение, - рассказывает Элеонора. - 19 сентября 2018 года - этот день я не забуду никогда. Мне позвонили и сказали, что Юлю сбил трамвай. Всю дорогу в Варшаву я думала: как она могла его не увидеть? Оказывается, там был нерегулируемый пешеходный переход и столб, который закрывал обзор. Врач по телефону успокоил меня, сказал, что они проведут несколько операций и через несколько месяцев Юля поправится.

Элеонора приехала в Варшаву в 2 часа ночи. Операция была назначена на 8 утра. Но Юля ее не дождалась - из-за жировой эмболии у нее остановилось сердце. Врачи смогли запустить его через пять с лишним минут.

- А я, стоя у дверей реанимации, беспрерывно молилась: «Господи Всемогущий! Спаси и сохрани! Не забирай ее! Пусть она живет, ведь она у меня одна!»

Три года назад Юля и ее мама строили большие планы на будущее. Фото: личный архив

Три года назад Юля и ее мама строили большие планы на будущее. Фото: личный архив

В то утро Юля выжила.

- Но медики не давали ей ни единого шанса и считали безнадежной. Она впала в кому, и мне говорили, что она никогда не проснется. Температура держалась 40 - 41 градус. Ее лихорадило. Был момент, когда мне сказали, что Юляша не выдержит и дня, что пришла пора проститься с ней и пригласить священника.

Элеоноре нелегко даются эти воспоминания, сдержать слезы не получается.

- Мама, не плачь, - просит Юля.

Она говорит с трудом, разобрать слова с первого раза не всегда можно, но эта просьба звучит так четко, что понимаешь: эти слова Юля произносит далеко не в первый раз. Мама не хочет расстраивать дочку - делает пару глубоких вдохов и вытирает слезы.

- В это время проездом в Варшаве оказался епископ Витебский. Ему рассказали про Юлю, он сразу приехал в клинику и долго молился, стоя над Юлиной кроватью. И через пару часов температура стала спадать! В жизни всегда есть место чуду, и оно случается, когда ты веруешь в него, - улыбается Элеонора.

Потом были почти три месяца реанимации и борьбы за жизнь...

Юля хорошо училась в школе и поступила в вуз на специальность, о которой мечтала с детства. Фото: личный архив

Юля хорошо училась в школе и поступила в вуз на специальность, о которой мечтала с детства. Фото: личный архив

«Я все время думала, как ее разбудить»

Элеонора не согласилась с вердиктом врачей и стала искать возможные варианты. Благодаря помощи польской диаспоры и МИДу Польши Юля получила направление на реабилитацию в специализированный польский центр VOTUM для пациентов, которые находятся в коме.

- По этой программе в центре можно находиться в течение года. Если за это время пациент не выходит из комы, его выписывают, по сути, в никуда. Есть много случаев, когда люди не выходят из комы. Тот же Шумахер и дочь Кончаловского. Я все время думала: как можно разбудить Юляшу, привести ее в сознание? Это же мозг, кто знает, на что он среагирует?

Элеонора сняла жилье неподалеку от реабилитационного центра и познакомилась с родственниками других пациентов.

- Мы жили большой дружной коммуной. Анджей ухаживал за своей супругой, Агнешка - за своим мужем, и четвертой была Леокадия, заботившаяся о своей дочери, у которой было двое маленьких детей. Вечерами мы собирались на кухне и подбадривали друг друга. Агнешка все время говорила мне: «Как разбудить спящую красавицу? Это может сделать только принц». И посоветовала съездить к местному экстрасенсу Яну. Он сказал, что Юля ждет своего друга из начальной школы. Я поняла, о ком идет речь. Связалась с этим одноклассником, готова была оплатить его приезд в Польшу. Попросила поговорить с Юлей, но, увидев ее по скайпу, он испугался. Тогда я стала искать другого принца. Открыла Юлин компьютер, нашла фотографию еще одного друга и подумала, что этот мальчик может выступить в роли принца. Он и его родители поддержали мою идею попробовать разбудить Юлю и приехали. Это было, как в сказке, в канун Рождества - в ожидании чуда… Самое удивительное: когда я готовила Юлю к их приезду, рассказывала ей об этом, она прямо во сне вытягивалась, расправляла плечи, на ее щеках выступал румянец.

Юля - жизнерадостная девушка с огромным сердцем, и сейчас ей нужна помощь. Фото: личный архив

Юля - жизнерадостная девушка с огромным сердцем, и сейчас ей нужна помощь. Фото: личный архив

О том, как они готовились к встрече с принцем, Элеонора вспоминает со смехом и гордостью за дочку.

- Она была такая молодец! Даже не пискнула, когда я выщипывала ей брови, красила ресницы. Терпела, когда ее наряжала. У нее стояли три трубки - трахеостома, гастростома и цистостома. Чтобы скрыть трахеостому, я повязала красивый платок. А вот надеть джинсы на памперс было очень тяжело, но я сделала это, - смеется Элеонора.

И этот день настал. Принц приехал накануне Рождества. Он рассказывал спящей красавице Юле смешные истории из детства - как его конь укусил, как он чуть квартиру не сжег.

- И я увидела, что Юля улыбается, реагирует на эти истории, - рассказывает Элеонора. - На следующий день с ней стало происходить что-то непонятное: страшно гримасничала, сжимала кулаки и сильно выгибалась. Я не могла понять, что случилось. А на третий день после Рождества прихожу в центр, а ко мне навстречу бежит медсестра: «Пани, пани, Юлька заговорила!» Медсестры всегда, когда заходят в палату, здороваются, несмотря на то, что пациенты в коме. Она зашла и сказала: «Юлька, чэсць!» И Юля в ответ вдруг: «Чэсць!»

Врачи не давали Юле шансов на то, что она выйдет из комы, а девушка смогла не просто проснуться, но и упорно идет к своей цели - встать на ноги. Фото: личный архив

Врачи не давали Юле шансов на то, что она выйдет из комы, а девушка смогла не просто проснуться, но и упорно идет к своей цели - встать на ноги. Фото: личный архив

«Главное, что у нее за время комы не пострадал интеллект»

Спустя две недели Юля начала приходить в себя и реагировать на окружающих. И постепенно пришла в сознание.

- Моя первая реакция - шок! Она не может НИЧЕГО - ни говорить, ни есть, ни двигаться! Я плакала и злилась. Никогда не думала, что человек может переживать одновременно все эти эмоции… Как с маленьким ребенком, мы стали всему учиться заново. Зрение потихоньку восстановилось, вслед за ней - речь, пусть и невнятная, но все же. Юля верит, что обязательно выздоровеет. Она очень позитивная, все время улыбается. Она просто рада тому, что осталась жить! И самое главное - у нее за время комы не пострадал интеллект, - замечает Элеонора. - Это редкость. Нас было 20 человек в центре. Из комы вышли 7 человек, но с сохраненным интеллектом только двое.

Два года назад Юля с мамой вернулись в родной Минск. Мама вернулась к работе - на реабилитацию дочки постоянно нужны деньги. Благо работа не требует присутствия в офисе - Элеонора дизайнер, занимается домашним текстилем.

- В Беларуси есть фонды, которые помогают больным детям, но если ребенку уже 18, то они не помогают. Есть еще «Имена», туда я тоже звонила, но там сказали, что если бы мы были малообеспеченной семьей, то тогда бы помогли, а у нас вроде как не малообеспеченная семья. По медицинским показаниям Юле показана реабилитация на дому. Поликлиника делает все, что может, но этого недостаточно. Я поняла, что нужно взять все в свои руки. Наняла инструктора, он приходит 7 раз в неделю, массажиста на 4 раза в неделю, логопеда на 3 раза в неделю, потому что, если упустить время, организм не восстановится. Плюс правильное питание, богатое белками и витаминами - строительными материалами для мышц. Много работаю, чтобы нас обеспечить. Я одна растила дочь и всегда могла рассчитывать только на себя. Реабилитация и медикаменты стоят дорого, к сожалению, я не могу столько заработать. Мои родители-пенсионеры каждый месяц одну пенсию, которая побольше, отдают нам с Юлей. Попав в такую ситуацию, я узнала многих людей как с хорошей, так и с плохой стороны. Искренне признательна всем тем, кто помогает нам через благотворительные счета. Главное - стучаться во все двери!

Юля учится удерживать спину в вертикальном положении и самостоятельно стоять. Фото: личный архив

Юля учится удерживать спину в вертикальном положении и самостоятельно стоять. Фото: личный архив

В том, что достучаться можно в любую дверь, Элеонора уже убеждалась не раз.

- В 2018 году из-за сильной спастики у Юли произошел вывих тазобедренного сустава. Ортопеды сказали, что сделают операцию после того, как неврологи расслабят мышцы, а неврологи не могли этого сделать, потому что были проблемы с суставом. И вот этот пинг-понг длился три месяца… В итоге я в слезах пошла на прием к Дмитрию Пиневичу, он тогда был замминистра здравоохранения. Объяснила ситуацию, попросила о помощи. И он помог. Юле провели операции вначале в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, а затем в РНПЦ ортопедии. Мы с Юлей очень благодарны и признательны главе Минздрава Дмитрию Леонидовичу Пиневичу и профессору Олегу Анатольевичу Соколовскому за их человечность и профессионализм. Благодарны всем медикам за внимательное, доброе отношение в исключительно сложной для нас ситуации.

Когда-нибудь Юля встанет с этого кресла, она верит в это. Фото: Александр БОЙКО

Когда-нибудь Юля встанет с этого кресла, она верит в это. Фото: Александр БОЙКО

«Это сложный путь, и он еще не пройден»

Прикованная к постели Юля не сдается. Через боль и слезы каждый день разрабатывает мышцы рук и ног. Научилась держать голову, учится удерживать спину в вертикальном положении и самостоятельно стоять. Гостиная в их квартире похожа на реабилитационный центр.

- Вот это MOTOmed, тренажер для тренировки конечностей, Юля на нем минимум по два часа в день педали крутит, - рассказывает мама. - Это тренер хода, это вертикализатор. Все это оборудование я привезла из Польши. В машине стоит еще электрокресло на пассажирском месте, оно само выдвигается наружу и опускается на уровень инвалидной коляски, чтобы можно было легко пересадить в него человека. Я сделала все, что могла, но, к сожалению, это не насморк или обычная простуда, которую можно вылечить, выпив таблетку. Это сложный путь, и он еще не пройден. В августе планируем провести курс ботулинотерапии для расслабления мышц верхней части тела. Это платная процедура, стоит 1,5 тысячи белорусских рублей. В комплексе с баклофеновой помпой, которую Юле поставили для расслабления нижней части тела, эффекта хватает на 2 - 4 месяца. Сейчас просто невозможно остановиться и опустить руки. Совсем маленькими шагами, шаг за шагом, мы движемся вперед.

Гостиная в доме у Элеоноры с Юлей похожа на палату в реабилитационном центре. Но благодаря ежедневным занятиям на тренажерах, у Юли есть прогресс. Фото: Александр БОЙКО

Гостиная в доме у Элеоноры с Юлей похожа на палату в реабилитационном центре. Но благодаря ежедневным занятиям на тренажерах, у Юли есть прогресс. Фото: Александр БОЙКО

Ускориться на этом пути могло бы помочь лечение в специализированном реабилитационном центре в институте Guttman в Испании, но это дорого - курс стоит 22 500 евро в месяц, а Юле необходимо 5 - 6 месяцев лечения, это 135 тысяч евро. Часть денег мама с дочкой собрали, но надо еще больше 94 тысяч евро. Для маленькой семьи из Беларуси сумма неподъемная. Впрочем, Элеонора не отчаивается и надеется, что люди откликнутся на ее мольбу о помощи.

«Можно жаловаться на судьбу, разрушенные планы и рухнувшие надежды, но это не наш путь», - говорят мама и дочка. Фото: Александр БОЙКО

«Можно жаловаться на судьбу, разрушенные планы и рухнувшие надежды, но это не наш путь», - говорят мама и дочка. Фото: Александр БОЙКО

Как у нее на все это хватает сил? Она не знает. Каждый вечер умирает от усталости, а по утрам возрождается, как птица феникс, потому что надо продолжить путь дальше.

- Пока есть надежда - надо бороться! За то, чтобы Юля смогла встать и обнять меня и всех тех, кто верил, ждал и помогал. Я мама, мой долг - помочь дочке выздороветь.

- Под лежачий камень вода не течет, - соглашается с мамой Юля, и мы договариваемся, что когда придем к ней в гости в следующий раз, то она сама откроет нам дверь.

Возможно, оптимизм заразен, но я почему-то верю, что так и будет.

НУЖНА ПОМОЩЬ

Если у вас есть возможность помочь Юле, то это можно сделать несколькими способами.

Счет в рублях: BY42 AKBB 3134 0000 0006 8007 0000.

Счет в евро: BY02 AKBB 3134 2000 0003 7007 0000

Счет в долларах: BY30 AKBB 3134 1000 0004 5007 0000

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Нам говорили, что с таким диагнозом выживает 1%, и наша дочь попала в него»: читатели «Комсомолки» рассказывают реальные истории и благодарят врачей (читать тут)

Интересное