Общество

Лукашенко о своем появлении с автоматом в руках: Я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь и я эту страну буду защищать»

Президент Беларуси два раза появлялся в бронежилете и с автоматом в руках
Григорий ГРИБОВ
В руках Лукашенко автомат Калашникова АКС-74У. Магазин с патронами президент пристегнул, как только вышел за забор Дворца Независимости. Фото: Telegram-канал "Пул Первого".

В руках Лукашенко автомат Калашникова АКС-74У. Магазин с патронами президент пристегнул, как только вышел за забор Дворца Независимости. Фото: Telegram-канал "Пул Первого".

23 августа появилось видео: Александр Лукашенко выходит из вертолета с калашом в руках и в бронежилете! Рядом его сын Николай - также в полной экипировке и с калашниковым в руках. Чуть позже появились кадры из самого вертолета. Оказалось, что перед посадкой Лукашенко по внутренней связи просит пилота пролететь через самый центр города, чтобы посмотреть на ситуацию с протестами с высоты. Напомним, тогда на улицы Минска вышло рекордное количество человек. По некоторым оценкам - больше 100 тысяч!

- Как крысы разбежались, - слышен голос президента.

После этого Александр Лукашенко в сопровождении охранников, вооруженных автоматическими винтовками, вышел за территорию Дворца Независимости и подошел к кордону силовиков. Протестующих тут уже не было.

- Вы красавцы! А с ними мы разберемся! - заявил президент.

9 сентября, отвечая на вопросы российских журналистов, Лукашенко объяснил, что он хотел этим показать:

- Дети президента в Ростове. Президент бежал, президент трус и так далее - была такая информация. Будь вы на моем месте, какие ваши действия? Я показал, что я на месте. И я не трус, и я не боюсь. Как разворачивались события? У меня здесь, во Дворце Независимости, ситуационный центр. Я вижу все, что делается в Минске, со всех камер. То, что видят те, кто, скажем так, управляет войсками в этот период. У нас их таких много центров - у силовиков прежде всего и у президента как у главнокомандующего. Главный центр здесь. Я все видел, что делается в Беларуси. И вы помните - они тогда впервые ринулись сюда, ко Дворцу Независимости. Ясно, что мы это вариант просчитывали, как следует Дворец Независимости был защищен. Но когда они двинулись сюда, рядом, в Дроздах, километра два буквально, через озеро, у меня вертолет в резиденции. Я думаю: я должен посмотреть, что там творится. Я сажусь в вертолет, но они же, сволочи, американцы, из космоса видят все. И они в свой центр под Варшавой сразу дали сигнал, что президентский вертолет поднялся. И вот как только президентский вертолет поднялся, они побежали, они начали расходиться. Ну я облетел, посмотрел, как там в городе, они по тротуарам идут, машут мне, женщины особенно. Я низко опустился на вертолете и смотрел, когда они уходить начали от Дворца Независимости. Но какая-то кучка боевиков осталась. Может быть, несколько разгорячившись, полностью все были вооружены, смена моя - там всего в моей смене было три человека. Служба безопасности, которая меня сопровождает везде - это три человека и старший охраны. И за мной увязалась антитеррористическая группа - тоже 3 - 4 человека. Ну и мой сын. И остальные, там где нужно, тоже были на бронетехнике и так далее. То есть я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь и я эту страну буду защищать, чего бы мне это не стоило. Хотя меня там за руки, за ноги, и вот пресс-секретарь бежала сзади и держали, чтобы я не выходил. Потому что, говорит - а вдруг снайпер, а вдруг что, и прочее. Я говорю - нет, я должен выйти, - разбежались, не разбежались, еще кто-то остался - и поблагодарить этих ребят. Это впервые было. Еще раз говорю - я был несколько разгорячившийся. Сейчас я уже более спокойно это воспринимаю, хотя не без того. Я поблагодарил ребят, которые стояли там в цепочке и достойно себя веди. Главное - я не трус и не боюсь, никуда бежать не собираюсь и дети мои тоже никуда не побегут.