2016-12-23T08:37:18+03:00
1

Таксист оставил замерзать пенсионера: Откуда столько жестокости в простых людях?

Гражданская оборонаГражданская оборона

Слушайте "Гражданскую оборону"

Гражданская оборона. Таксист оставил замерзать пенсионера: Откуда столько жестокости в простых людях?

00:00
00:00

Разбираем вопиющий случай с нашим гостем, социальным психологом, преподавателем МГУ Алексеем Валентиновичем Рощиным.

Ворсобин:

- Говорить о том, как наши граждане сражаются против государства, иногда бывает не очень актуально. Потому что сегодня созрела другая проблема. Иногда самое опасное существо бывает твой ближний, бывает, мы должны защищаться от самих себя, от таких же простых людей, которые нас окружают.

Откуда столько жестокости в простых людях? Я задался этим вопросом, когда читал ленту новостей за прошедшую неделю. И удивила меня череда историй, когда водители маршруток высаживали на мороз детей, стариков. Один из них насмерть замерз. Это история страшная в Петербурге.

Действительно ли мы жестокие? Может, это все лишь совпадения? Пока у меня ощущение, что что-то с нами случилось. Давайте послушаем хронологию событий. Всего несколько дней и случилось много всего.

Справка.

- Инцидент с первокурсником из Екатеринбурга, которого 15 декабря высадили из автобуса из-за нехватки денег на проезд, был далеко не первым за последний месяц. В том же городе в ноябре кондуктор выгнал на 30-градусный мороз девятилетнюю девочку, забывшую дома проездной. Ребенок прошел пешком несколько километров. 13 декабря подобный случай произошел в Новгородской области. Водитель высадил четвероклассника из автобуса, потому что у него не было сдачи с 50 рублей. Проводится доследственная проверка. 9 декабря водитель автобуса в Перми не остановился на нужной остановке по просьбе девятилетнего мальчика, а высадил ребенка на трассе рядом с лесом. Мужчину уже отстранили от работы, рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела. В ноябре новосибирского школьника дважды за день высаживали из автобуса из-за забытого проездного. Восьмиклассник был вынужден идти пешком в 28-градусный мороз. Следственный комитет проводит проверку.

К счастью, во всех этих случаях дети не пострадали, Но в 2012 году подобный инцидент закончился трагедией. Кондуктор высадил 29-летнего инвалида детства, который оказался в автобусе один из-за того, что его мама не успела зайти в салон из-за давки на остановке. Беспомощный инвалид провел на остановке 12 часов. И позднее скончался от обморожения в больнице. Дело возбудили в отношении полицейского Василия Долотина, который, по версии следствия, не сразу начал поиски молодого человека по заявлению матери. Его судили. Но суд полностью оправдал полицейского. Ни водитель, ни кондуктор так же никакой ответственности не понесли.

Ворсобин:

- Вспоминаю случай из своей жизни. У меня дочку увезли на маршрутке. Она пропустила свою станцию. Ей пришлось возвращаться ночью. Было темное время суток, зима. Через три-четыре километра, по глухим углам. К счастью, все благополучно закончилось. Но страху мы натерпелись. Я тогда еще удивился. Как можно высадить ребенка? Ладно, даже несмотря на незаконность, уголовный кодекс, тут светит, как минимум, статья за оставление в беспомощном состоянии. Как это с человеческой точки зрения можно себя оправдать?

Откуда жестокость в простых людях? Кондукторы, водители – это простые люди. Они зарабатывают не так много денег. Их не развратила Европа. Они не блаженствуют, не смотрят на нас всех свысока. Они просто такие, как и мы. Почему они так жестоки?

Кстати, в этой истории есть свой лучик надежды. Дело в том, что в Севастополе водитель из-за того, что ребенок проспал свою остановку, он изменил маршрут. Он специально довез его до дома и, слава богу, такие истории есть.

Я хотел услышать хоть одного водителя, который объяснил бы свою позицию. Нашим питерским журналистам удалось послушать водителя такси, который высадил старика на мороз. Он завез его не туда, куда нужно было. Заблудился водитель по навигатору. Старик замерз насмерть. И водитель объясняет это так:

- Боялся высаживать. Просто не видели, искали все, колесили. Потом он просто настоял, что я выйду, сам найду. Постоял еще, посмотрел, куда он пошел. Я голосовым поиском забил. И у меня этот адрес отобразился. Другой Заречной улицы он не показывает.

Я не обратил внимание, а кликнул в навигатор Заречная, а он привез меня в другое место.

- Указателей не было, получается, на дороге?

- Как-то и не смотрели. Темновато уже было.

- С вами не связывались диспетчеры с самого утра?

- Нет.

- Получается, это звено. Они звонили в диспетчерскую. И им не помогли с вами связаться.

- Да. Если бы дали номер, можно было бы начать какие-то поиски пораньше.

Ворсобин:

- Это был таксист, который высадил на мороз пенсионера. Ему 75 лет. И человек растерялся, заблудился в незнакомой местности. И умер от переохлаждения.

Мы поговорили с дочкой этого пенсионера.

- Конечно, я спустилась проводить. Я его посадила в машину. Но мне не могло в голову прийти, что я должна сфотографировать эту машину. Я папу сфотографировала. Где-то в сердце думаю, наверное, последняя фотка. Пап, сядь красиво, я тебя щелкну. В глазки ему посмотрела. Рак- дело серьезное. Скоро может, умрешь. Говорю, начнешь умирать, кричи Богородицу! Она добрая, поможет, душеньку твою унесет.

- Как вы связывались с такси?

- Позвонила. Сказала, папа сел в машину вашу. И не приехал. Можно меня с водителем связать? Этим занимается служба сервиса у них. Звоню. Мне сказали, что телефон водителя не дают. Спросила, можно ли как-то ему позвонить, высадил, не высадил. Что там случилось. Присылайте запрос по факсу. Какой факс? У меня папа пропал! Я сейчас в милицию буду звонить. Звоните. Только через милицию и бросают трубку.

- Я думаю, Следственный комитет разберется, кто у этой истории прав, а кто виноват. Но меня больше всего удивляет равнодушие. Таксопарку все равно, хотя родственники стучались, хотели узнать, где и что. И получается, что часто все равно очень многим.

У нас звонок от Александра.

- Здравствуйте! Я из города Волгограда. Да, у многих людей пропала гуманность. Я предполагаю, это вследствие перемен, люди стали злые. Раньше такого не было, чтобы кондуктор, увидев ребенка, высадил его.

Ворсобин:

- Совершенно с вами согласен.

Вот пишут слушатели. «Дочь неадекватна. У нее папа умер, а она шутит». Меня тоже это резануло, когда мы слушали запись.

У нас в студии гость. Алексей Валентинович Рощин, социальный психолог, преподаватель МГУ. Он попытается помочь нам разобраться в народной психологии, что с нами случилось.

Кондуктор высаживает ребенка на мороз, в ночь. Ведь не один он виноват в этой истории. Он высаживает на глазах других пассажиров, они спокойно смотрят, как покидает салон 9-летний подросток. И они должны разделять ответственность за то, что происходит.

Рощин:

- Это вопрос очень интересный и сложный. Его давно наши психологи анализируют. Я бы сказал, что это следствие крушения идеологического государства. В чем все дело? Откуда мы все родом? Понятно, так или иначе, из СССР. А СССР – это было государство достаточно своеобразное, построенное на идеологии. Сама большая властная настройка, она регулировала и контролировала не только действия граждан, но и их мысли. В том числе и их чувства. И это было не 10-20 лет, а на протяжении нескольких поколений. Это было вбито. И когда вдруг это государство непостижимым для многих образом вдруг рассеялось, как туман, то многие испытали внутренний шок от того, что исчез и этот контролер. Контролер для наших людей был зачастую не внутренним, а внешним. И его не стало. И после этого все эти постоянные жалобы, крики, всхлипы мы слышим. Не только в этой передаче, а везде, что народ стал не тот, люди не реагируют на чужую боль, раньше такого не было и так далее. Чаще всего это неявная тоска по тому, кто должен на это влиять. Когда это кончится? Это вопрос далеко не простой.

Ворсобин:

- Отсутствие внутреннего контролера. Но надо этот стержень как-то воспитывать. Я не ожидал, что это касается таких простых вещей, как оставление ребенка и старика в опасности. Неужели для этого нужен внутренний контролер?

У нас звонок от Сергея.

- Здравствуйте! Сергей из Владимира. Мне два момента непонятных. С таксистом. А откуда версия, что он именно высадил? Может, пассажир сам вышел не там, где надо. А таксист просто уехал. Я подрабатывал некоторое время таксистом. И просто пассажир просто приезжал не туда, он мне говорил, перепутал, поехали туда. Я его отвозил, человек расплачивался, и все было нормально. А таксист силой его выкинул из машины или что? Непонятно.

И непонятно это интервью дочери пенсионера. Ни один из операторов такси не будет посылать подальше клиента, даже если вещь потерялась, Сразу идет созвон с таксистом. Потому что все диспетчера находятся на прямой связи со всеми своими водителями. А тут человек целый потерялся! Они связались бы с этим водителем!

Ворсобин:

- Я вас понял. Мой опыт. Я пытался, когда у меня ребенок потерял телефон, один из вариантов, что он в такси оставил. Нет, не соединили. И многих не соединяют, кстати. Потому что те, кто на телефоне, это сторонняя организация. Таксисты им не принадлежат. Они посредники для связи с ними.

Рощин:

- Они даже в другом городе находятся.

Ворсобин:

- Они не заинтересованы ввязываться в эти истории. И очень трудно выбить из них что-нибудь потом, когда ты уже воспользовался такси.

Наши слушатели пишут: «Мне кажется, тут все ясно. Этот народ невежественный и невоспитанный. Маргиналы одни». Это, видимо, относится к контролерам, которые высаживают детей.

Давайте не будем замыкаться на истории в Питере. В Новгородской области высадили четырехклассника, в Перми, в Новосибирске. Это тенденция. Да, в Питере спорный вопрос. Может, старик сам заблудился. Но все-таки почему-то пассажиры на это смотрят спокойно. Меня даже не кондуктор интересует.

Рощин:

- Это проявляется далеко не только в плане высаживания. Вот позвонил наш слушатель. Это характерная деталь: два вида реакции господствующих. Себя отделить от происходящего. Это как люди смотрят, как несколько парней пристают к девушке, она кричит «помогите», а многие комментируют так: может, это у них игра? Или так принято.

И второе. Объяснение распространенное – обвинять жертву. Мы это очень любим. И часто даже общественная реакция направлена не на того, кто совершает преступление, а на того, кто страдает.

Ворсобин:

- Кто подставился. Кстати, половина тех, кто сейчас нам пишут, они, кстати, иллюстрируют вашу логику. Пишут, что старик виноват.

Рощин:

- И мальчик виноват. А что он не платит?

Ворсобин:

- Или как вариант: Водители замотанные диспетчерами, осатанели от этой жизни

Рощин:

- Тенденция – обвинять жертву, она у нас очень… А с теми же самыми изнасилованиями – это просто классика. А зачем юбку надела, зачем они ездят в мороз, сидели бы дома.

Ворсобин:

- Откуда ноги растут у этой психологии?

Рощин:

- От беспомощности. Причем, беспомощности выученной. Наши люди привыкли, что чем больше ты высовываешься, тем больше это тебе принесет неприятности. Если ты будешь где-то выступать не по делу, а не по делу – это все, что не относится к твоим прямым обязанностям, то это тебе лавров не принесет, а давление может быть самое разнообразное. И неожиданное.

Люди у нас приучены к тому, что окружающая среда враждебна. И чтобы в ней нормально существовать, нужно сливаться с местностью. У нас у всех прекрасные навыки маскировки, вести себя так, что мы здесь, а нас нет. Многие даже в транспорте не просто закутаны, а еще у них наушники, смотрят вверх и всячески показывают, что мы вообще не здесь. Когда человек надевает наушники, он подает сигнал: меня здесь нет.

Ворсобин:

- Владимир, слушаем вас.

- На мой взгляд, это от бездуховности. Это глубокое поражение началось с революции, когда убили царя. И разрешили аборты. Любить – это жалеть. Надо возвращаться к богу, к вере.

Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: наушники для музыки.

Рощин:

- Для музыки.

Ворсобин:

- Слушатель пишет: «Заступился как-то за женщину. После этого сама же мне в лицо когтями вцепилась с криками «ты моего Коленьку избил». Теперь триста раз подумаю. Но мимо нуждающегося ребенка не пройду». «Безучастными остаются те, кто ничего не сможет сказать и изменить. У многих просто случается ступор». Интересное сообщение: «Да не кондуктора с водителем надо винить. Транспорт идет по маршруту. У него путевой лист. Куда он будет сворачивать? Должна быть служба помощи, газелька. Кондуктор бы вызвал ее и все».

Другая история. Солнечная и позитивная. В Севастополе водитель из-за ребенка изменил маршрут. Нарушил все возможные инструкции, а не стал ждать газельку, сделал все по-человечески. И мы поговорили с этим водителем:

- По-другому никак не должно происходить. Он маленький мальчик. Если бы был позврослей, дорогу бы нашел. А так, нет. Он расплакался. Подошел ко мне, плачет. Говорит, остановку проехал, «Парк Победы» ему надо. Мальчик со мной остался, Тимоша. И я повез его до «Парка Победы». Посмотрел, что его встретили и я со спокойной душой поехал на конечную.

Ворсобин:

- Это был Асан Саметдинов, водитель маршрутки в Севастополе, который показал пример обратный.

Алексей Валетинтинович, вы говорите, что люди сами себя оправдывают. Таких, как Асан Саметдинов становится со временем больше?

Рощин:

- Если сравнить, что мы ждем сейчас и лучшие примеры советского времени, в них есть разница. Мы пока что ушли от советского «мы», но не пришли к такому современному «я». Асан – пример человека с «я». Он же ни на кого не сваливает свое решение. Он говорит, да, я решил, я считаю, что ребенку надо помочь, принял решение нарушить инструкции. Берет на себя ответственность и вину за это дело перед своим работодателем. Но делает так, как лично он считает правильным. Если мы вспомним советские фильмы, примеры, там было то же самое, но от имени коллектива. Мы, советские люди, давайте все объединимся. Поможем, у нас такие правила. Это то, что я говорил про идеологическое государство. Сейчас этого нет. С другой стороны, решаться и брать на себя ответственность, сказать, не высаживай ребенка, мне это не нравится, я считаю это неправильным.

Ворсобин:

- Думаю, государство столетиями занималось такой селекцией, когда человек, который может встать и сказать, что ему это не нравится, я делаю так, как считаю нужным, таких выщелкивали старательно. К сожалению, нам приходится наверстывать упущенное.

Наши слушатели пишут: «У нас никто не видел, как обычно, замерзающего человека на улице. Хочу поблагодарить человека, который 16 лет назад обратил на моего отца внимание и вызвал скорую. Отец лежал зимой на земле, упав, сломал шейку бедра и не мог встать. И сам теперь я неравнодушен к людям, которые без помощи лежат на улице. И неважно, пьян или ему плохо». «Ох, от таких историй аж на сердце радость! Жаль, что они единичны». Надеюсь, что добро ходит по нашей земле. Просто тихо и спокойно, не занимаясь пиаром.

Лариса, здравствуйте!

- Здравствуйте! Дело не в том, что вместо коллективного не выросло личное. Дело в том, что СМИ постоянно нас учат дурному. Людей очень легко убедить в плохом. Надо реклама внушает: бери от жизни все. А это не значит «давай». Бери – э то себе греби. И масса всего другого. И то, что ведущие разговаривают грубыми словами по радио, это крайне скверно. У вас есть один такой человек. Ему не понравилось, как оппонент разговаривает, он не то, что закричал, он нагрубил страшно! Он не дал человеку высказаться.

Он защищает советскую власть. А при советское власти такого до радио на пушечный выстрел бы не допустили.

Ворсобин:

- Спасибо.

Рощин:

- Все время наши люди, это особенность постсоветского менталитета, стараются на что-то внешнее переложить ответственность. За нами плохо смотрят, нас плохо учат, СМИ подают пример. Человек постоянно хочет уйти от личной ответственности.

Ворсобин:

- Наш слушатель пишет. «Это цепная реакция. Как относится к нам власть, так и мы начинаем относиться друг к другу». Я немного солидарен с этим.

У нас звонок от Александра.

- Здравствуйте! Непонятна логика этого кондуктора, который высадил ребенка. Он же видит, что маленький ребенок. И эти деньги, которые он не заплатил, это же не идут ему в карман. Можно же закрыть в глаза смело. Помню, я еще при СССР жил, мы, когда ездили в троллейбусами такими шкетами, на нас всегда закрывали глаза. И ни слова, ни полслова не говорили.

Если у меня есть возможность, я всегда помогу человеку. Хотя бывают негативные случаи. Вот так тоже парень хватал девушку в грубой форме. Я заступился, немного к нему приложился. Вызвали полицию, мне пришлось долго и нудно доказывать, что я не верблюд, не напал на них, а защищал девушку.

Ворсобин:

- А за добро надо страдать? Или добро должно быть без усилий и риска?

- Наверное, за добро надо страдать, потому что оно так.

Рощин:

- Это очень русская идея. Достоевского. Жизнь – есть страдание. С другой стороны, в ней есть и ловушка. Сразу человека мы обламываем: если ты хочешь быть приличным человеком, то приготовься, что все у тебя будет плохо. Это одна из форм самозащиты. Почему я всего этого не делаю? Потому что добро – это страдание.

Делать добро приятно. Это повышает самооценку. Но для этого нужен навык, этому надо начинать учить со школы.

Ворсобин:

- У нас звонок от Владимира.

- Добрый вечер! Липецк. Спасибо за поднятую тему. Я вчера звонил по этой теме на «Военное ревю» Баранцу, потому что у нас в Липецке такой же случай произошел. Честно, возмутило до невозможности. И у меня вопросы не к водителю и кондуктору. К окружающим. Там сидели отцы, деды, матери. Почему никто не заступился? Если у тебя нет сил в морду дать водителю, заплати 2-15 рубле и скажи, пусть едет ребенок, не трогай.

Маленький примерчик из советский жизни. Я в солдатской форме еду в городе Мичуринске. Я не знал, но кто-то говорил, что с солдат денег не берут в то время. У меня деньги были. Сказали, что с солдат вроде не берут… Кондуктор подходит ко мне и говорит, платите. Вроде с солдат не берут деньги. И, представляете, весь автобус на дыбы встал! Этого кондуктора чуть не выбросили.

Ворсобин:

- Хорошая мысль… Может, надо этому учить? Коль у нас народ ребенок, может, надо обучать этому в школе?

Рощин:

- Надо поощрять детскую инициативу, нестандартные поступки, позволять вести себя так, как дети хотят, не под одну гребенку. И поступков хороших будет больше.

Ворсобин:

- Может, нас слышат педагоги. И предмет «Хороший человек», он должен быть.

И на этом мы прощаемся с вами.

Подпишитесь на новости:
1
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ